Новости раздела

«Если студенты начинают шуметь на занятиях, показываю им желтые карточки… До красных еще не доходило»

Валерий Поканинов о преподавании футбола в Поволжской академии физкультуры и спорта и судействе в лихие 90-е

«Если студенты начинают шуметь на занятиях, показываю им желтые карточки… До красных еще не доходило»

Главной музыкой для Валерия Поканинова всю жизнь был звон футбольных мячей. Уроженец маленькой калмыцкой деревни «доигрался» до приглашения на сборы «Уралана» и должности спортивного директора футбольной школы «Лада». Он окончил Краснодарский институт физкультуры, судил во втором дивизионе в «лихие 90-е», занимался наукой в знаменитом Университете имени Лесгафта. В условиях строжайшей самоизоляции корреспондент «Реального времени» встретился с нашим героем в стенах Поволжской государственной академии физкультуры и спорта, где кандидат педагогических наук, доцент Поканинов возглавляет кафедру теории и методики футбола и хоккея.

«Ильзат Ахметов и Эльмир Набиуллин обучение завершили, в магистратуру поступил защитник Олег Железнов из «Барса»

— Валерий Борисович, год назад вы дали интервью одному казанскому изданию и рассказали о первом годе работы новой кафедры. Прошел еще год. Можно сказать, что выделение кафедры футбола и хоккея из подразделения, которое объединяло игровые виды спорта в целом, себя оправдало?

— Кафедра была образована 1 сентября 2018-го, то есть нам нет еще и двух лет. Создание более специализированных кафедр — правильное решение руководства академии. На кафедре игровых видов спорта было четыре специализации (еще баскетбол и волейбол, — прим. ред.), а это очень много. Как вам известно, в нашей стране футбол и хоккей всегда шли «рука об руку».

— Еще Вячеслав Иванович Колосков возглавлял управление футбола и хоккея, даже еженедельник популярный был «Футбол-Хоккей»…

— Совершенно верно, это традиция. И в рамках более специализированной кафедры мы получили возможность более целенаправленно работать со студентами — а в группах футболистов и хоккеистов их количество более 250 человек. Соответственно, было предпринято кадровое укрепление. Главная наша надежда — свои выпускники, и мы, к примеру, пригласили летом на должность главного тренера и преподавателя окончившего магистратуру Сергея Лукина. Он воспитанник лениногорского хоккея, кандидат в мастера спорта, чемпион Республики Беларусь. Сергей с энтузиазмом взялся за дело, ему доверили возглавить команду академии, участвующую в СХЛ, и в минувшем сезоне он как тренер показал хороший результат — ребята вышли в плей-офф, неплохо выступили на представительном международном турнире в Барнауле, в частности, обыграли сильных американцев. Еще одному выпускнику нашей магистратуры — Денису Ахметжанову мы поручили направление «мини-футбол», он планирует и дальше заниматься наукой.

— С нашими ведущими клубами у кафедры отношения продолжают развиваться?

— Да, договорные отношения с «Рубином», Академией хоккея «Ак Барс» имени Ю.И. Моисеева. Лучших студентов мы отправляем туда на практику, и к ним там присматриваются. Прецеденты уже есть — в системе «Ак Барса» тренером в «Динамо» работает наш магистрант этого года выпуска Аристарх Волков, выпускники нашей академии Ислам Заппаров и Марат Набиуллин взяты методистами в Академию «Ак Барса», приложили руку к написанию методических разработок, которые нам Академия хоккея и передала.

Есть договорные отношения с «Рубином», Академией хоккея «Ак Барс» имени Ю.И. Моисеева. Лучших студентов мы отправляем туда на практику, и к ним там присматриваются

— Кто из известных спортсменов сейчас учится у вас на направлении спортивной тренировки в избранном виде спорта в группах футбола и хоккея?

— Ильзат Ахметов и Эльмир Набиуллин обучение завершили, в магистратуру поступил защитник Олег Железнов из «Барса», учится на втором курсе чемпион Универсиады по хоккею с мячом Влад Веселов, серебряные призеры последнего МЧМ хоккеисты «Ак Барса» Амир Мифтахов и Данил Журавлев, Артемий Князев, играющий в Канаде в системе «Сан-Хосе Шаркс». Всего у нас учатся порядка 35 студентов — профессиональных хоккеистов. Они играют в системе «Ак Барса» — в КХЛ, ВХЛ, МХЛ, и в других клубах — в «Ижстали», в «Нефтехимике» наш магистрант Тимур Хафизов.

Есть и профессиональные футболисты — игроки молодежной сборной Агапов и Микушин, еще один «рубиновец» Никита Макаров, Вильдан Ермилов из молодежки «Тамбова». Есть ребята, играющие в первом-втором дивизионах, а это уже уровень. Перед сезоном 2019/20 тринадцать наших студентов подписали профессиональные контракты — например, Адиль Мухаметзянов с «Текстильщиком» из ФНЛ.

«Спортсменам вообще не свойственны ограничения на активность»

— Как проходит дистанционное обучение в нынешних условиях? У меня-то теория — историческая дисциплина, а у вас больше практики.

— Да, с практической частью сложнее. Спортсменам вообще не свойственны ограничения на активность, тем более карантины, они привыкли почти все время двигаться. Приходится быть в постоянном контакте в рамках дистанционного обучения, даем задания, они присылают нам выполненное. Используем Moodle и Zoom, и они продолжают заниматься как спортсмены высокой квалификации. Задания даем в основном теоретического плана, но расписываем и практические занятия.

— А как обстоит дело с научно-методическим направлением?

— В 2018-м мы провели научно-практическую конференцию международного уровня — меня как раз только избрали заведующим. Сейчас провели ежегодную научную конференцию нашей академии, традиционный День науки. А говоря о наших связях с «Рубином», вспомним вузовскую конференцию прошлого года, когда выступал и испанский тренер «Рубина» по физподготовке, и участвовал тогдашний руководитель молодежного направления Иван Данильянц.

У нас главная задача какая? Подготовка кадров. Поэтому и произошло выделение кафедры. В России 14 спортивных вузов, а таких кафедр всего несколько. Специализированных кафедр футбола только три — в РГУФКе, в университете им. Лесгафта и в Волгоградском инфизкульте. В Малаховке, Смоленске, Челябинске, Омске и у нас есть кафедры футбола и хоккея, в Краснодаре — футбола и регби.

Спортсменам вообще не свойственны ограничения на активность, тем более карантины, они привыкли почти все время двигаться...

«Будущие тренеры должны получать базовое образование и разбираться в новейших технологиях»

— Буквально перед изоляцией вы посетили какое-то интересное мероприятие в РФС. Расскажете?

— Нас собрали спортивный директор РФС, генеральный директор Академии тренерского мастерства Андрей Лексаков и технический директор союза Андрей Власов. Это была конференция «Учить учителей», на которую были приглашены все руководители центров по подготовке тренерских кадров со всей России. Таких центров девять, меня пригласили от академии с перспективой того, что и мы такой центр на нашей базе откроем. Разговор шел о подготовке и переподготовке кадров. В вузах в бакалавриате дается базовое образование, далее ступени магистратуры и аспирантуры. А те, кто хочет повышать свое тренерское мастерство, проходят лицензирование по программе УЕФА. Они получают категории С, В, В-юношескую, А, PRO.

Но до этой специализации, уверен, будущий тренер должен получить в вузе базовое образование, запастись основами знаний — анатомо-физиологическими, биохимическими аспектами, теоретическими основами спорта. А уже потом, когда он попадает в соответствующую среду, например в спортивную школу, он должен заниматься самообразованием. Методика обучения, в том числе футбольной науке, не стоит на месте. Каким был футбол 20, 10 лет назад и сейчас — разница налицо. Та же интенсивность игры все время повышается. Так что, пользуясь случаем, хочу пригласить к нам в академию абитуриентов и, конечно же, тех, кто будет учиться в группах футбола и хоккея и специализироваться по нашей кафедре.

— Вам для преподавания хватает теоретической, методической литературы? Вспоминаю, что в том же еженедельнике «Футбол-Хоккей» едва ли не половину каждого номера составляли статьи по теории, тактике, диспуты специалистов, тренеров, врачей.

— Сейчас все это исчезло. В спортивных изданиях, периодике нет никаких теоретико-методических разработок. Выходит журнал «Теория и практика физической культуры и спорта», но он носит общий характер. Так что вся надежда на разрабатываемые самими вузами, центрами подготовки тренерских кадров методички, издание материалов конференций, в том числе и тех, которые проводятся под эгидой Российского футбольного союза. Об этом много говорят (и многое делают в этом направлении) Андрей Лексаков и его департамент. Так, сейчас РФС создал целых три методики для подготовки тренеров, работающих с детьми и юношами.

Андрея Владимировича всегда интересно слушать. Я 11 февраля был приглашен на конференцию по футбольным аналитике и селекции. Кстати, в таком формате она проводилась впервые. Там было порядка 150 участников — агенты, селекционеры, аналитики, и мы там говорили с Лексаковым, в том числе о том, как его служба организовывала научно-методическое обеспечение футбольной сборной.

Конечно, молодые специалисты тренерского дела должны получать не только базовое образование, но и узнавать и разбираться в новейших технологиях. И это тоже стало одной из главных причин создания нашей кафедры. Буквально в марте при участии кафедры академия выиграла конкурс на повышение квалификации 250 специалистов в области футбола в Приволжском федеральном округе и хоккея в таких регионах, как Татарстан, Башкирия, Ульяновская область, и в Южном федеральном округе. Обучение будет проводиться в Сочи.

Уверен, будущий тренер должен получить в вузе базовое образование, запастись основами знаний — анатомо-физиологическими, биохимическими аспектами, теоретическими основами спорта. А уже потом, когда он попадает в соответствующую среду, например в спортивную школу, он должен заниматься самообразованием

«У одного нашего преподавателя начинал играть Евгений Хачериди, другой — чемпион мира среди ветеранов»

— Расскажите о вашем преподавательском потенциале.

— Под моим руководством 11 человек. Четверо — кандидаты наук. Есть те, кто поиграл в командах мастеров. Наиль Садыков был капитаном «Рубина». Дмитрий Денисенко «засветился» в «КАМАЗе» и работал тренером в системе челнинского клуба, тренировал юношей «КАМАЗа». За дубль «КАМАЗа» играл Рафаэль Фаттахов, потом стал неплохим судьей, защитил диссертацию, Рафаэль Ильясов, судья ФИФА, судил чемпионат мира 2010 года в ЮАР. Это футбол.

Что касается хоккея, то Шамиль Еникеев — человек с большим опытом, известнейший специалист. Вячеслав Андреев — кандидат в мастера спорта, поиграл в командах мастеров, чемпион мира среди ветеранов. С этого учебного года взяли в штат Дмитрия Воронина, он входил в тренерский штаб молодежной сборной Украины по флорболу, у него, кстати, в Мелитополе студентом начинал известный защитник киевского «Динамо» и сборной Украины Евгений Хачериди. О молодых наших кадрах я уже говорил.

Так что специалисты у нас достойные, с богатой практикой, большим теоретическим багажом. А руководство академии ставит перед кафедрой не только задачу подготовки высококвалифицированных специалистов, но и чтобы мы и те, кого мы готовим, сами активно участвовали в аттестации и проверке квалификации тренеров, работающих в футболе и хоккее не только республики, но и России. В этом плане кафедра должна быть центром притяжения. У нас хорошие рабочие отношения с федерациями футбола и хоккея РТ, наши специалисты постоянно включаются в состав комиссий по аттестации детских и юношеских муниципальных хоккейных тренеров. В августе прошлого года на базе ПГАФКСиТ прошла очередная аттестация республиканских хоккейных тренеров, которую ФХРТ проводит совместно с академией имени Моисеева и нашей академией спорта. И в этом году это мероприятие планируется, собственно, оно уже стало традиционным.

Никаких проблем у нас никогда не было и с «Рубином». Курбан Бердыев, когда возглавлял команду, нередко был гостем академии, с Данильянцем мы тесно сотрудничали, надеюсь, что и при новых людях в клубе эти взаимовыгодные отношения сохранятся.

Руководство академии ставит перед кафедрой не только задачу подготовки высококвалифицированных специалистов, но и чтобы мы и те, кого мы готовим, сами активно участвовали в аттестации и проверке квалификации тренеров, работающих в футболе и хоккее не только республики, но и России

«Чемпионат Белоруссии напоминает советское прошлое»

— Хачериди недавно заключил контракт с минским «Динамо» и начал играть в единственном не остановленном в Европе белорусском чемпионате. Вы его смотрите?

— Регулярно. А что, хороший чемпионат! Какой яркий матч был между «Слуцком» и «Белшиной», в котором «Слуцк» вел 2:0, соперник сравнял, но хозяева все же вырвали победу. Какое чудо в кубковом матче едва не сотворил «Шахтер», за один тайм наколотив чемпиону из Бреста четыре мяча!

Я буквально на днях связывался с известным белорусским агентом, возглавлявшим национальную сборную U-21 и клуб «Энергетик-БГУ», Владимиром Косоковским, и мы пришли к выводу, что белорусский чемпионат — самое то для молодых ребят, отличная стартовая площадка в большой футбол. Почему? Он, во-первых, бойцовский, далее — быстрый. Игра очень жесткая, свободного пространства там не дают, по статистике фолов можно убедиться в том, насколько он контактный. Никто не хочет уступать, интрига закручена, команда из низов спокойно может обыграть фаворита — да вы все видите сами, если следите. Я и не только в этом году оказался в курсе того, как обстоит с футболом в сопредельном государстве, у меня немало коллег, хороших знакомых из этой страны. Тот же известный в прошлом футболист Сергей Герасимец, который возглавлял «Анжи-Юниор» из Зеленодольска — клуб, который был создан не без моего участия.

— Интересно, что в чемпионате Белоруссии нет системы VAR, но вот 7 туров прошло — и никаких скандалов, связанных с судейством. Меня, например, как противника этой системы, такая ситуация убеждает в моей правоте. А вы как считаете?

— Да, были эпизоды — Хачериди спровоцировали на удаление, повлекшее пятиматчевую дисквалификацию, да Сергей Гуренко после одного матча был недоволен судьей, но его уже с должности наставника минского «Динамо» сняли, Кучука вместо него назначили. А так, да, нет лишних остановок, затягивающихся пауз.

А вообще, мне этот турнир напоминает чемпионат из советского прошлого — с этим баяном, антуражем, маленькими стадиончиками, окруженными домами и сквериками. Хотя есть и вполне современные арены, и поля приличные. Своя аура. Народа, правда, маловато, но это ясно почему.

Я считаю, что студенческий спорт, и, в частности, футбол должен быть подпоркой профессионального футбола в первую очередь во втором и третьем дивизионах

«Студенческий спорт должен быть подпоркой профессионального»

— От футбола белорусского перейдем к более насущным для нас делам. Не опасаетесь, что «Рубин» может опуститься в ФНЛ?

— Здесь от прогноза воздержусь. Кстати, по имеющейся информации, сезон в ФНЛ и первенстве ПФЛ может быть официально завершен досрочно. Меня это интересует еще и по той причине, что в третьем дивизионе играет мой сын Антон.

— За «Ладу-Тольятти»?

— Нет, в Тольятти Антон играл в прошлом году. Сейчас в зоне Запад он защищает цвета старейшего клуба России «Знамя Труда» из Орехово-Зуево. Он, кстати, является магистрантом первого курса нашей Поволжской академии.

— Как ситуация на родине российского футбола?

— Нормально там все. В этом сезоне клуб отпраздновал 110-летие, было большое чествование. В феврале-марте команда провела два сбора — в Кисловодске и Абрау-Дюрсо. Но стартануть не успели — пандемия. Антон со сборов прилетел в конце марта, когда уже началась самоизоляция.

А вообще, я считаю, что студенческий спорт и, в частности, футбол должен быть подпоркой профессионального футбола в первую очередь во втором и третьем дивизионах. Попал сын и в список игроков, которыми интересуется клуб ФНЛ «Енисей». Но сейчас ситуация непонятная, пока футбол на паузе.

«Когда мне было 25 лет, тренер «Уралана» сказал: «Ты достиг потолка, иди учись»

— От теории переходим к практике, от науки о футболе к футболу как игре. Валерий Борисович, известно, что вы были судьей. А игроцкая история у вас есть?

— Есть. Школы футбольной у меня не было. Я родился и вырос в Калмыкии. В деревне было сто домов, совхоз. Занимался многими видами спорта. Так получилось, что поступать поехал в Краснодар, в институт физкультуры, на отделение футбола. Но тогда, в 1980-м, «Кубань» вышла в Высшую лигу, и мне сказали, что шансов нет — поступят все дублеры. На все 10 мест, что давали. Мне предложили перейти на другое отделение. Это даже было и хорошо — я продолжал заниматься футболом, но учился с легкоатлетами. Сдавал нормативы. Прилично бегал — стометровку за 11,2—11,3 секунды, это второй разряд. Выступал на первенстве коллективов физкультуры Краснодарского края и на первенстве краевой столицы, в футбол играл за институт. Потом была армия, попал в учебную часть, но там была спортрота, и я играл на первенство Сибирского военного округа. Вернулся в Калмыкию, работал в вузе и выступал на первенстве коллективов физкультуры республики.

— Чего достигли?

— В 1993 году стал чемпионом республики. Так что уровень у меня был любительским. Но еще раньше, в советские времена, уровень чемпионата Калмыкии был высоким. Однажды я даже попал на сборы «Уралана». Когда команду принял Игорь Зазроев — сын знаменитого футболиста Андрея Зазроева.

— А как вас разглядел Зазроев-младший?

— Проявил себя в товарищеской игре за домостроительный комбинат Элисты. Это было в 1988-м. И месяц был с командой на сборах. Но тогда мне пришел вызов в аспирантуру, и Игорь Андреевич мне сказал: «В 25 лет ты достиг потолка, иди лучше учись». И я поступил в аспирантуру тогда института, а сейчас Национального госуниверситета физкультуры, спорта и здоровья имени П.Ф. Лесгафта. А окончив ее, увлекся судейством.

До должности заведующего кафедрой я прошел в футболе все ступени. Ни одну не перепрыгнул — игрок, судья, инспектор, методист, администратор, преподаватель

«350 километров из Элисты в Махачкалу ехали через блокпосты 14 часов»

— Во сколько лет вы надели судейскую форму?

— Поздновато. В 31 год, в 1994-м. Дорос до уровня второго дивизиона — Первой российской лиги

— Это же были веселые 90-е…

— Да, самый «расцвет», с 94-го по 98-й. Мы часто ездили бригадой из Калмыкии в Дагестан — в Махачкалу, начинал судить я в Дербенте. Объехал весь Северный Кавказ — Вторая, Первая лиги.

— Вам же доводилось обслуживать горячее махачкалинское дерби…

— Да, «Динамо» — «Анжи» на стадионе «Динамо». Было горячо — удалил футболиста, когда услышал в свой адрес: «Нехороший человек». Он спросил: «За что?» Я ответил: «Одного нехорошего человека на поле достаточно». Было действительно горячо, но игру из-под контроля удалось не выпустить. Это было во Второй лиге, а позднее я приезжал в Махачкалу в 98-м, когда «Анжи» уже поднялся в Первую лигу, помогал Баскакову. Хороший, кстати, стадион. Он удобно расположен, в центре города, и постоянно заполнялся.

— Но «Динамо» тогда уже не стало?

— Да. Александр Маркаров суетился, но ему удалось сохранить только динамовскую школу, и школа эта у него была одной из лучших на Северном Кавказе. Великий был футболист… Тогда же, в 1998-м, переехал в Тольятти, нас с супругой (она тоже после аспирантуры Лесгафта) пригласили работать в вуз. Я параллельно с основной преподавательской работой продолжил судить и впервые столкнулся с поволжским футболом. Так что наездился я по всяким городам и весям, в разные ситуации попадал, есть что вспомнить.

— Например?

— Тяжелые были времена, драматичные. Я уже вашим коллегам рассказывал и про Бормана, и как в Урени прямо на стадионе медведи жили. Мы, когда на том же махачкалинском дерби работали, всегда были в боевой готовности. Когда выходили из гостиницы, чтобы отправиться на игру, забирали с собой все вещи и были готовы к внештатным, назовем их так, ситуациям. Поездов в большинстве своем в эти места не было, добирались до городов в основном автобусом, ночами. Как-то на игру «Анжи» с «Ладой» в Первой лиге я, тогда еще проживая в Калмыкии, ехал 14 или 15 часов.

— А расстояние?

— Между Элистой и Махачкалой по степям всего 350 километров. Но это 1998-й, постоянно посты… Бабаюрт, Хасавюрт… останавливали везде! А когда приехали, нас поселили в санатории ФСБ на берегу Каспийского моря. А так, больших эксцессов не было.

Главная наша надежда — свои выпускники

«Нет системного подхода к футболу в регионах — вот и продолжается развал клубов»

— Но известно же, что в шальные 90-е, особенно в низших лигах, «работа с судьями» была отдельным видом деятельности. Едва ли не специальные люди в структуре клуба ее вели.

— Глупо это отрицать. Да, судей «встречали», «провожали», «сопровождали»… Но я попал в ту эпоху, особенно после кризиса 98-го, когда у клубов и денег-то не было на эту «статью расходов». Да даже раньше, когда после 1996-го столько клубов развалилось… И сейчас клубы разваливаются — Армавир с первенства снимается, в огромной зоне Восток во втором дивизионе осталось всего шесть команд. «Луч-Энергия» снимется, «Мордовия», а ведь два последних клуба в нашем элитном дивизионе успели поиграть.

— Это у нас какой-то постоянный процесс — сокращение «территории футбола».

— Но в те времена и клубов в России было гораздо больше, существовала же, помимо Высшей лиги (предшественницы РФПЛ и РПЛ), Первая, Вторая и даже Третья (!) профессиональная лиги, буферная зона. В Краснодарском крае фактически была своя зона, в таких городках, как Славянск-на-Кубани, было по две команды, сейчас ни одной не осталось. То же и в Ставрополье, в Ростовской области — команды в Шахтах, Волгодонске… Ничего сейчас нет — ни Гулькевичей, ни Шахт, ни таганрогского «Торпедо». Да и в других регионах. Сейчас и не верится, что в маленьком волжском Камышине — арбузной столице с двумя предприятиями на весь город, существовало две профессиональные команды — «Авангард» и «Текстильщик», и одна из них играла в еврокубках. «Авангард» выступал в Первой лиге, его финансировал крановый завод, «Текстильщик» — в Высшей, это ткацкая фабрика. А мой любимый «Уралан», моя боль — где он?

— Причины развала в 90-е и сейчас одни и те же?

— А потому что нет системного подхода к развитию футбола в регионах. Я уже говорил о Славянске-на-Кубани, маленьком ухоженном городке с идеальными природными условиями. Там было две команды — «Нива», из которой вышли братья Миранчуки (я знаком с их первым тренером), и «Кубань». И чемпионат Краснодарского края за счет таких вот городков был очень сильным. А сейчас даже краевой флагман — клуб «Кубань» — в год своего, вдумайтесь, 90-летия, был расформирован! Что уж там говорить о каком-то Славянске с населением меньше 70 тыс. жителей…


«Чтобы не расставаться с другом, Романцев попросил вписать главного тренера «Крыльев» Тарханова в заявку «Спартака»

— До скольких лет вы занимались судейством?

— До 40. У меня, кстати, под «занавес» футбольной карьеры пришелся, можно сказать, пик — я был резервным судьей в Тольятти на полуфинале Кубка России между «Ладой» и «Спартаком». Игра была абсолютно огненная. Уже на второй минуте Робсон голкиперу хозяев белорусу Сулиме едва полчерепа не снес, но даже желтой карточки не получил. Около 17 тысяч зрителей на стадионе «Торпедо», 3:2 в пользу москвичей при дубле Павлюченко и двух не засчитанных главным судьей Тарасом Безубяком мячах «автозаводцев», бушующий в перерыве наставник «Лады» Александр Гармашов…

— Там же какой-то эпизод с Романцевым произошел?

— Да, накануне матча Олег Иванович, возглавлявший «Спартак», хорошо, видимо, повстречался со своим близким другом еще по Красноярску Александром Тархановым, главным тренером самарских «Крыльев Советов». Начинается матч, оба в темных солнцезащитных очках сидят на скамеечке московской команды. Я подхожу и говорю: «Олег Иванович, Александру Федоровичу нельзя здесь находиться — по протоколу, только официально вписанные в заявку команды футболисты, тренеры и персонал, а Тарханов — тренер другого клуба». «Так давайте его впишем в нашу заявку», — невозмутимо отвечает Романцев.

— И чем кончилось?

— Убедившись в том, что вопрос этот абсолютно нерешаем, Романцев попросил открыть ему ворота, забрал друга, и они…поднялись на трибуну. И еще один эпизод был, уже не комичный, повлиявший на мое решение оставить судейство.

— Это какой?

— Это о том, как возглавлявший судейский корпус арбитр международной категории Сергей Хусаинов забрал у судей фактически все полученные за работу деньги и положил их в банк, который лопнул. Сейчас он дает большие интервью, в которых рассказывает, какой он всегда был хороший, белый и пушистый, а вот свои те дела предпочитает не вспоминать. Он же людей оставил без суточных, командировочных и гонораров, многих фактически без средств к существованию. И это заработок за целый сезон.

— От судейства отошли совсем?

— Нет. Попросили заняться инспектированием, обучением молодых арбитров. Мы в Тольятти создали ассоциацию футбольных судей, в рамках ее занимался обучением начинающих коллег и пять лет — до 2011-го — профессионально инспектировал Вторую лигу у мужчин, и поручали еще Высшую женскую лигу. В частности, ездил в Пермь на матчи лидера нашего женского футбола — команды «Звезда».

— Тогда «Звезду» Григорян возглавлял?

— Нет. Он в женской «Ладе» работал. Мы с Сашей в хороших отношениях, вместе даже мяч пинали. Он именно у нас, в Тольятти, начинал свою карьеру, чуть ли не с массажиста в женской команде. А до этого была тольяттинская ДЮСШ. Там мы и встретились — в футбольной школе «Лады» я проработал заместителем директора по учебно-спортивной работе 12 лет.

Детский и юношеский футбол я знаю изнутри и стараюсь студентам передавать эту необходимую им методику

«С Коноплевым разошлись во взглядах на развитие детско-юношеского футбола»

— Вы же в ДЮСШ «Лада» пришли из другой тольяттинской футбольной школы?

— Да, из Академии имени Коноплева в 2004 году. А в академию меня пригласил сам Юрий Петрович (Юрий Коноплев (1966—2006) — бизнесмен, предприниматель, основатель СДЮШОР «Лада», после его скоропостижной кончины преобразованной в Академию футбола имени Юрия Коноплева; самые известные выпускники — Алан Дзагоев, Ильзат Ахметов, Арсен Хубулов, Роман Зобнин, Илья Кутепов, Александр Фильцов, Станислав Крицюк, Артур Юсупов, — прим. ред.). Положил зарплату. Но проработал я у него всего полгода.

— Почему так мало?

— Разошлись наши взгляды на развитие детско-юношеского футбола. Юрий Петрович был сторонником быстрых, скажем так, хирургических методов в селекции, в подготовке юных футболистов — он считал, что можно отчислять «пачками», а на освободившиеся места зачислять приезжих. В «Ладе», в которой я проработал с 2004 по 2015-й (до переезда в Казань), мы применяли другие методы. Так что, могу сказать, что до должности заведующего кафедрой я прошел в футболе все ступени. Ни одну не перепрыгнул — игрок (пусть и на любительском уровне), судья, инспектор, методист, администратор, преподаватель.

— О работе в ДЮСШ расскажите поподробнее

— Это тоже большой опыт. Когда в 2004-м я пришел в «Ладу», на бумаге числилось 30 тренеров-преподавателей, а в реальности работало 12, да еще половина из них — алкаши, пришлось с ними бороться. На их места я набрал молодых ребят, бывших футболистов с образованием, и первым делом пригласил Сергея Михайловича Мосягина (заслуженный тренер СССР и РСФСР, тренер юношеской, юниорской, первой сборных СССР, главный тренер олимпийской и юношеской сборных ОАЭ, начальник отдела сборных команд России РФС, — прим. ред.) и Марка Абрамовича Рубина (заслуженный тренер России, завкафедрой футбола академии имена Лесгафта, первый тренер Сергея Дмитриева, Владислава Радимова, Алексея Игонина, — прим. ред.). Они приехали, привезли с собой массу учебно-методического материала, провели семинар для тренеров-преподавателей. Сергей Михайлович вообще человек уникальный, его можно было слушать день и ночь подряд, да и Марк Абрамович — кладезь знаний. С этого начали.

«Из каждого выпуска СДЮСШОР «Лада» отдавали в команды мастеров минимум по 3—4 воспитанника»

— Конкурировали с Академией Коноплева?

— Но с каких стартовых позиций? Они на правах «старшего товарища» варварским образом забрали у нас 10(!) тренеров. Пришлось начинать фактически с нуля. Ничего, молодые кадры заработали. В том числе Алексей Антонюк, мой студент, которого я отправлял на стажировку и который теперь тренирует вратарей в ФК «Краснодар».

Нечего и спорить — у школы Коноплева была своя методика, свои большие тренерские ресурсы. Из специалистов, которые из академии, в наше время, наверное, человек семь возглавляют и входят в тренерские штабы юношеских сборных России по разным возрастам. У них работали такие известные специалистов, как Стас Каратаев, Игорь Родькин, Владислав Плитухин, Володя Щербак, первый тренер Димы Сычева Михаил Семерня, Володя Малышев — тренер по вратарям… Они поднимались и развивались и за счет самообразования, и благодаря возможностям, которые в академии получали — приглашенные из Омска, Ижевска, Липецка, других городов. Они поездили по миру, прошли стажировки в «Челси» (том, не нынешнем), «Милане», Испании, где только можно, получили необходимые лицензии и категории…

— А ваша школа на фоне академии?

— Старались не уступать, обучались и старались применять все прогрессивные методики, начиная с голландской. И смотрите, в Академии Коноплева совершенствовались и работали в основном тренеры-варяги, а у нас свои, местные. И именно у нас выросли Бахарев, Харлачев — наши воспитанники. Мы сохранили потенциал тольяттинских и самарских ветеранов, поставили перед ними определенную задачу, обеспечили нормальное финансирование и заняли свои позиции в подготовке резерва.

Мы сохранили потенциал тольяттинских и самарских ветеранов, поставили перед ними определенную задачу, обеспечили нормальное финансирование и заняли свои позиции в подготовке резерва

Так что детский и юношеский футбол я знаю изнутри и стараюсь студентам передавать эту необходимую им методику. А возвращаясь к «Ладе»… Если ты молодого спортсмена довел, выпустил, и он играет в команде мастеров, а таких у нас, вышедших из школы «Лады», было порядка 40 человек, в не самых, прямо скажем, хороших условиях, — согласитесь, это что-то говорит об уровне нашей работы. Из выпуска 1988 года сразу девять человек заиграли в «Ладе» в Первой лиге! Семь человек 1994 года были приглашены в молодежную команду «Крыльев Советов».

И многие до сих пор в большом футболе — среди них, к примеру, Палиенко — обладатель Кубка России в составе «Тосно», он сейчас играет за «Нижний Новгород». Из выпуска 1993-го выделю Павла Соломатина — это была настоящая звезда. Переиграл за юношеские сборные России всех возрастов, мы его отдали в «Спартак». Павел был игроком огромного потенциала, увы, сам себя загубил. Так что с каждого возраста мы в среднем по 3—4 человека отдавали в команды мастеров. И это продукт обычной муниципальной школы, которых в России полно. Надо только работать с максимальным старанием и умением, потому что главный критерий работы — подготовка футбольных кадров. И в этом, главном показателе работы школы мы Академии Коноплева не уступали.

«На встречах выпускников нашей школы и Академии Коноплева была настоящая бойня»

— А между собой выпускники двух тольяттинских школ встречались?

— А как же! На первенство России по разным возрастам настоящие дерби были. Народа на трибунах собиралось очень много. Никто не хотел уступать. Реально бойня! Похлеще, чем чемпионат Второй лиги! Особенно когда встречались ребята 93-го, 94-го, 97-го годов — эти выпуски у нас были особенно сильными. А потом все сникло — сейчас школа «Лады» статус олимпийского резерва потеряла, задачи у них стоят совсем приземленные — численность, набор учащихся, выполнение муниципального задания и массовый футбол. Это подход совершенно неправильный. Правильный — даже при минимальном бюджете — подготовка, повторюсь, кадров для профессионального футбола. И если ты даже попал во Вторую лигу — значит, ты состоялся, ты попал в историю профессионального футбола. Пусть некоторые ветераны и брюзжат, мол, что это за уровень…

— В Тольятти футбол всегда был в тени хоккея и одна «Лада» в тени другой?

— Не скажите. Я уже говорил об ажиотаже, когда дошли до полуфинала Кубка и схлестнулись со «Спартаком» — напомню, почти 17 тысяч болельщиков! Никто не может преуменьшить и масштаб личности Гармашова. С ним команда была очень добротной и дважды играла в Высшей лиге — в 1994 и 1996 годах. И, конечно же, народ не мог не ходить на команду, в которой играли такие мастера, как Алексей Бахарев, Альмир Каюмов, Виктор Гаус, Максим Бузникин…

Если студенты начинают шуметь, недолжным образом себя вести, без лишних разговоров достаю «горчичник» и показываю…

«Желтую и красную карточки на занятия всегда беру с собой»

— Валерий Борисович, знаете, как я догадался, что в душе вы всегда останетесь футбольным арбитром?

— И как же?

— Когда 4 года назад, вскоре после вас, я тоже перешел на работу в Поволжскую академию, и мы одно время были с вами на одной кафедре, вы как-то при мне открыли свою папку лектора, и я совершенно неожиданно увидел в ней… желтую и красную карточки. На мой изумленный вопрос вы ответили…

— Помню, помню (улыбается). Ответил, что беру их всегда с собой, когда иду на лекции или семинары. И если студенты начинают шуметь, недолжным образом себя вести, без лишних разговоров достаю «горчичник» и показываю… Делаю это до сих пор.

— И как, помогает?

— Ну до красной пока ни разу не доходило…

Александр Норден
СпортФутбол Татарстан
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 10 май
    Классное интервью, Валерий Борисович. Прочитал его "вашим" голосом, взахлеб. Джаудат Абдуллин
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии