Новости раздела

Фотомарафон «100-летие ТАССР»: Николай Асеев, Борис Пастернак, Илья Сельвинский. Чистополь, 1942 год

Проект «Реального времени»: часть 101-я

Фотомарафон «100-летие ТАССР»: Николай Асеев, Борис Пастернак, Илья Сельвинский. Чистополь, 1942 год

Скромный провинциальный Чистополь в годы войны принял тысячи эвакуированных людей. В числе прочих именно сюда привезли президиум Союза писателей СССР во главе с Константином Фединым, семьи многих писателей, которые по разным причинам сами не приехали в город. Здесь разместился и интернат Союза писателей, в котором провел некоторое время, например, Тимур, сын Аркадия Гайдара. Поэтому Чистополь в 1941—1943 годах, наряду с Ташкентом (куда уехала другая часть Союза писателей — например, Корней Чуковский и Анна Ахматова), можно назвать одной из литературных столиц Советского Союза военных лет.

Эвакуация Союза писателей из Москвы в Чистополь началась в августе 1941 года и продолжилась до середины осени. Здесь они и их семьи жили до середины 1943 года, когда миновала угроза для столицы.

Здание интерната Литфонда, Чистополь, ул. Ленина. 1940-е годы. Фото из фондов Чистопольского государственного музея-заповедника

В Чистополе же, в Доме колхозника, был организован интернат для детей писателей, в котором некоторое время жили, например, Тимур Гайдар и Георгий Эфрон (сын Марины Цветаевой). Детям здесь приходилось тяжело, как и всем их сверстникам во время войны: тех, кто были постарше, отправляли на работы в колхозы. В сентябре 1942 года группа ребят из интерната нашла во дворе военкомата 76-миллиметровый снаряд и попыталась его разобрать, он взорвался, дети сильно пострадали.

Отделение Союза писателей располагалось в Доме учителя, который был культурным центром тылового Чистополя: здесь проходили творческие вечера, литературные чтения, ставились пьесы (при поддержке актеров из эвакуированных театров). И, конечно, здесь читал свои стихи Борис Пастернак.

Борис Пастернак, Чистополь, 1943 год. Фото из фондов Чистопольского государственного музея-заповедника

Пастернак пытался уйти на фронт, но ему не разрешили. В Чистополь он приехал с последней партией эвакуированных, в октябре 1941 года (его жена с детьми уже были здесь, в интернате Литфонда), снял 12-метровую комнату у хозяев Вавиловых. Жить в эвакуации было тяжело: не хватало самого элементарного — например, дров. Но здесь, на Каме, он продуктивно работал: перевел «Ромео и Джульетту» и «Антония и Клеопатру» Шекспира, подготовил для второго издания шекспировского же «Гамлета» и «Фауста» Гете. Писал Пастернак в Чистополе и лирику. Будучи членом президиума правления Союза писателей СССР, он выступал на литературных вечерах, помогал коллегам, занимался организационной работой. 25 июня 1943 года поэт и прозаик уехал из Чистополя.

Борис Пастернак в период эвакуации, 1942 год. Фото из фондов Чистопольского государственного музея-заповедника

Группком профсоюза и общественный совет эвакуированных возглавлял прозаик Константин Тренев. Он интенсивно пытался наладить быт и жизнь коллег: по инициативе группкома была организована столовая для писателей, для них заготавливались дрова, кое-кому удалось выделить земельные участки под огороды. В интернат для детей и семей писателей Тренев пытался правдами и неправдами добывать продукты, одежду и обувь.

М. Исаковский, Л. Леонов, Б. Сельвинская, Л. Исаковская, Ш. Сидаев, М. Сидаева, Т. Леонова, Чистополь, 1941 год. Фото из фондов Чистопольского государственного музея-заповедника

Еще один великий советский поэт — Михаил Исаковский — тоже провел в Чистополе почти два года: с августа 1941-го по июнь 1943-го. Здесь он жил со своей женой Лидией и ее мамой. И именно здесь он написал одну из своих знаменитых песен «В лесу прифронтовом», которую Матвей Блантер положил на музыку сразу же, как получил стихи письмом. Всего к чистопольскому периоду творчества Исаковского относятся более тридцати стихотворений, некоторые из них стали всенародно любимыми песнями. А еще он участвовал в радиопередачах, писал в местную газету (оставаясь при этом постоянным автором газеты «Правда»). В своей записной книжке он писал:

«Я благодарен городу Чистополю за то, что в суровые годы войны он приютил меня, дал мне кров и хлеб, предоставил мне возможность работать. Должен сказать, что для меня «чистопольский» период в творческом отношении не пропал даром. Я работал интенсивно и написал большое количество произведений». Но, конечно же, бытовую сторону жизни в Чистополе он не превозносил, писал как есть:

«Дрова таскаю. Печь топлю в квартире. Курю какой-то невозможный мох, варю и ем картошку в вицмундире...»

Рынок в Чистополе, 1940-е. Здесь покупали продукты практически все эвакуированные писатели. Фото из фондов Чистопольского государственного музея-заповедника

Трогательную поэму о Чистополе — «Городок на Каме» — написал еще один советский поэт, Николай Асеев. Он тоже прожил здесь с 1941 по июнь 1943 года — вместе с женой и ее сестрами. Несмотря на то что здесь он очень активно работал, успевал еще вести передачи на радио для школьников и писать для татарских газет: печатался в «Прикамской коммуне», «Воднике Татарии», «Красной Татарии». Выступал на «литературных средах» в Доме учителя, в располагавшемся в Чистополе авиаполку, школе, в госпиталях. Летом 1949 года он писал:

«Судьба рядовых советских людей стала мне близка именно после пребывания в Чистополе. И за это я благодарен ему, благодарен от души, от чистого сердца. Он стал моим воспитателем в зрелые годы, показал мне связь вещей и явлений не в рефлекторном свете, в каком они предстают на сцене, а в правдивом и трезвом освещении повседневья».

Людмила Губаева
Справка

За помощь в подготовке материала редакция благодарит Чистопольский государственный музей-заповедник.

Мы будем рады участию наших читателей в наполнении фотопроекта. По вопросам фотомарафона обращайтесь по адресу gubaeva@realnoevremya.ru

ОбществоИстория Татарстан
комментарии 13

комментарии

  • Анонимно 27 ноя
    Прекрасные фотографии и текст.

    Очень двусмысленно выглядит фотка здания "Ярмарки", на котором висят огромные портреты Ленина и Сталина и лозунг "Привет участникам ярмарки" - всё и всех на продажу?
    В том числе и "вождей" Мирового "пролетариата"?
    Но об этом в те "жесткие" времена не думали - и попадали впросак, а то и в лагеря за невинную опечатку в тексте.

    А если с Сельвинского снять круглые очки - получится вылитый Сталин.

    Кстати за месяц до ре-эвакуации в июне 1943 года советских писателей и поэтов в Москву - 15 мая 1943 года - марксист Сталин разогнал Коминтерн.
    И в творчестве советских писателей и поэтов исчезли "мотивы" Мировой коммунистической революции.
    Союзников - США, Англию и др. нельзя было пугать скорым приходом марксистов в Западную Европу и Северную Америку.

    Несколько раз был в Чистопольском Музее Нобелевского лауреата Пастернака и каждый раз получал новые знания и несказанное удовольствие от познания Истории страны и Чистополя.

    Спасибо уважаемым автору, РВ и Чистопольскому государственному музею-заповеднику.
    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    Пастернак похож на Маяковского
    Ответить
    Анонимно 27 ноя
    Да, такое же "лошадиное лицо" по определению самого Бориса:

    Он, сам себя сравнивший с конским глазом,
    Косится, смотрит, видит, узнает,
    И вот уже расплавленным алмазом
    Сияют лужи, изнывает лед...

    Он награжден каким-то вечным детством,
    Той щедростью и зоркостью светил,
    И вся земля была его наследством,
    А он ее со всеми разделил.
    19 января 1936
    Ленинград
    Анна Ахматова
    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    Сельвинский активно включился в травлю Пастернака и в 1959 году опубликовал в журнале "Огонёк" стихотворение, "обличающее" Нобелевского лауреата:

    А вы, поэт, заласканный врагом,
    Чтоб только всласть насвоеволить,
    Вы допустили, и любая сволочь,
    Пошла плясать и прыгать кувырком.
    К чему ж была и щедрая растрата
    Душевного огня, который был так чист,
    Когда теперь для славы Герострата
    Вы родину поставили под свист?

    Сельвинский был "заласкан" Сталиным не меньше, из Википедии:

    "В конце ноября 1943 года Сельвинского вызвали из Крыма в Москву. Его критиковали за сочинительство «вредных» и «антихудожественных» произведений. Считается, что он «неправильно» рассказал о еврейских жертвах нацистов.[14] По другой версии, во вполне безобидном стихотворении Сельвинского «Кого баюкала Россия…» (1943) проницательно усмотрели карикатурное изображение И. В. Сталина (скрытого под словом «урод»).[16]
    Был демобилизован из армии. Бенедикт Сарнов так описывает это событие:
    Дело происходит 10 февраля 1944 года. Идёт заседание секретариата ЦК ВКП(б). Обсуждается «идейно-порочное» стихотворение Ильи Сельвинского «Кого баюкала Россия». Неожиданно в зале заседания появляется Сталин и, указывая на проштрафившегося поэта, кидает такую реплику:
    — С этим человеком нужно обращаться бережно, его очень любили Троцкий и Бухарин.[17]".

    Союз писателей СССР это детище международных марксистов-террористов, призванное прославлять и популяризировать марксизм внутри страны и за её пределами.

    Постоянные склоки. доносы, предательства и интриги, чёрная зависть, "бескомпромиссная борьба" за материальные привилегии (дачи, пайки, санатории, одежду и т.д. - хорошо описал Михаил Булгаков в "Мастере и Маргарите" на примере Председателя Моссолита "писателя" Берлиоза) - это повседневная жизнь Союза.

    Что не исключает появление Талантов среди его членов и членш.

    Ответить
    Анонимно 27 ноя
    Кстати, в среде советских писателей и поэтов был широко распространен и разврат, супружеские измены, двоеженство и троемужество и т.д. (не в осуждении, где "музы" там и разврат и оргии, кто без греха...), о чём свидетельствует талантливое во всех отношениях (и в поэтическом, и в философском, и в бытовом и т.д.) стихотворение Сельвинского "Зависть":

    Что мне в даровании поэта,
    Если ты к поэзии глуха,
    Если для тебя культура эта —
    Что-то вроде школьного греха;

    Что мне в озарении поэта,
    Если ты для быта создана —
    Ни к чему тебе, что в гулах где-то
    Горная дымится седина;

    Что мне в сердцеведенье поэта,
    Что мне этот всемогущий лист,
    Если в лузу, как из пистолета,
    Бьет без промаха биллиардист?
    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    Интересная фотография здания интерната Литфонда, украшенного огромным портретом марксиста Сталина, красными знамёнами (на черно-белой фотографии выглядят чёными) и лозунгами.

    Кстати Карл Маркс был кумиром Сельвинского, из Еврейской энциклопедии:

    "Писать стихи Сельвинский начал в юности (первая публикация в 1915 г. в газете «Евпаторийские новости»). Гимназические стихи подписывал Эллий Карл Сельвинский, присоединив к своему слегка измененному еврейскому имени имя К. Маркса, «Капиталом» которого он увлекался в то время".

    Затем кумиром советского поэта стал ортодоксальный марксист Ленин.

    Советский поэт и писатель (и все представители других "творческих" профессий, включая учёных) обязательно должен был принадлежать к какому-нибудь организованному марксистскому сообществу (ОМС), которые беспрестанно боролись между собой за материальные привилегии и правом называться "истинными", ортодоксальными, правоверными марксистами.
    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    Короче,осиделись в тылу,пока работяги гибнули на фронте.....
    Ответить
    Анонимно 27 ноя
    Ну не совсем так - многие советские поэты и писатели ушли добровольцами на фронт, хотя бы тот же Сельвинский, которого что-то так много раз "помянули" сегодня.
    Впрочем - это хорошо - судьба Сельвинского это типичная судьба советского писателя и поэта.

    Многие писатели и поэты погибли защищая независимость Родины, СССР.
    Другие создавали патриотические произведения, пропагандистские антинемецкие произведения, разжигали ненависть к врагу - а без ненависти в войне не победишь...
    Оренбургу и Симонову принадлежит лозунг "Убей немца!".

    Статью "Убей!" и стихотворение Ильи Оренбурга "Убей" перепечатали тысячи центральных и фронтовых газет:

    Как кровь в виске твоем стучит,
    Как год в крови, как счет обид,
    Как горем пьян и без вина,
    И как большая тишина,
    Что после пуль и после мин,
    И в сто пудов, на миг один,
    Как эта жизнь — не ешь, не пей
    И не дыши — одно: убей!
    За сжатый рот твоей жены,
    За то, что годы сожжены,
    За то, что нет ни сна, ни стен,
    За плач детей, за крик сирен,
    За то, что даже образа
    Свои проплакали глаза,
    За горе оскорбленных пчел,
    За то, что он к тебе пришел,
    За то, что ты — не ешь, не пей,
    Как кровь в виске — одно: убей!

    А стихотворение Симонова "Убей его!" поднимало красноармейцев в штыковую атаку лучше, чем призывы политрука "За Родину, за Сталина":

    Если дорог тебе твой дом,
    Где ты русским выкормлен был,
    Под бревенчатым потолком,
    Где ты, в люльке качаясь, плыл;
    Если дороги в доме том
    Тебе стены, печь и углы,
    Дедом, прадедом и отцом
    В нем исхоженные полы;

    Если мил тебе бедный сад
    С майским цветом, с жужжаньем пчел
    И под липой сто лет назад
    В землю вкопанный дедом стол;
    Если ты не хочешь, чтоб пол
    В твоем доме немец топтал,
    Чтоб он сел за дедовский стол
    И деревья в саду сломал…

    Если мать тебе дорога —
    Тебя выкормившая грудь,
    Где давно уже нет молока,
    Только можно щекой прильнуть;
    Если вынести нету сил,
    Чтоб немец, к ней постоем став,
    По щекам морщинистым бил,
    Косы на руку намотав;
    Чтобы те же руки ее,
    Что несли тебя в колыбель,
    Мыли гаду его белье
    И стелили ему постель…

    Если ты отца не забыл,
    Что качал тебя на руках,
    Что хорошим солдатом был
    И пропал в карпатских снегах,
    Что погиб за Волгу, за Дон,
    За отчизны твоей судьбу;
    Если ты не хочешь, чтоб он
    Перевертывался в гробу,
    Чтоб солдатский портрет в крестах
    Снял фашист и на пол сорвал
    И у матери на глазах
    На лицо ему наступал…

    Если жаль тебе, чтоб старик,
    Старый школьный учитель твой,
    Перед школой в петле поник
    Гордой старческой головой,
    Чтоб за все, что он воспитал
    И в друзьях твоих и в тебе,
    Немец руки ему сломал
    И повесил бы на столбе.

    Если ты не хочешь отдать
    Ту, с которой вдвоем ходил,
    Ту, что долго поцеловать
    Ты не смел,— так ее любил,—
    Чтоб фашисты ее живьем
    Взяли силой, зажав в углу,
    И распяли ее втроем,
    Обнаженную, на полу;
    Чтоб досталось трем этим псам
    В стонах, в ненависти, в крови
    Все, что свято берег ты сам
    Всею силой мужской любви…

    Если ты не хочешь отдать
    Немцу с черным его ружьем
    Дом, где жил ты, жену и мать,
    Все, что родиной мы зовем,—
    Знай: никто ее не спасет,
    Если ты ее не спасешь;
    Знай: никто его не убьет,
    Если ты его не убьешь.

    И пока его не убил,
    Ты молчи о своей любви,
    Край, где рос ты, и дом, где жил,
    Своей родиной не зови.

    Если немца убил твой брат,
    Пусть немца убил сосед,—
    Это брат и сосед твой мстят,
    А тебе оправданья нет.
    За чужой спиной не сидят,
    Из чужой винтовки не мстят.
    Если немца убил твой брат,—
    Это он, а не ты солдат.

    Так убей же немца, чтоб он,
    А не ты на земле лежал,
    Не в твоем дому чтобы стон,
    А в его по мертвым стоял.
    Так хотел он, его вина,—
    Пусть горит его дом, а не твой,
    И пускай не твоя жена,
    А его пусть будет вдовой.
    Пусть исплачется не твоя,
    А его родившая мать,
    Не твоя, а его семья
    Понапрасну пусть будет ждать.

    Так убей же хоть одного!
    Так убей же его скорей!
    Сколько раз увидишь его,
    Столько раз его и убей!

    Из Википедии:

    "Участие стихотворения в военной пропаганде.

    Писатель Михаил Алексеев:
    Мне, политруку миномётной роты, в самые тяжёлые дни Сталинградской битвы не нужно было без конца заклинать своих бойцов: «Ни шагу назад!» Мне достаточно было прочесть стихотворение Симонова «Убей его!» — стихотворение, появившееся как раз в ту пору. Свидетельствую: оно потрясло наши солдатские души.[2]

    Поэт Михаил Львов:
    В 1944 году, на Сандомирском плацдарме, за Вислой, говорил мне мой друг-танкист о стихотворении Симонова «Убей его!»: «Я бы присвоил этому стихотворению звание Героя Советского Союза. Оно убило гитлеровцев больше, чем самый прославленный снайпер…»[2]".
    Ответить
    Анонимно 27 ноя
    Ну вы сравнили -- фронт и "воевать пером как штыком"

    Другие создавали патриотические произведения, пропагандистские антинемецкие произведения, разжигали ненависть к врагу - а без ненависти в войне не победишь...
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/158893-fotomarafon-100-letie-tassr-nikolay-aseev-boris-pasternak-ilya-selvinskiy-chistopol-1942-god
    Ответить
    Анонимно 27 ноя
    Пастернак подавал три просьбы отправить его на фронт, их не удовлетворили. Исаковский по возрасту не прошел, он уже старик был. Федин тоже был немолод, и он руководил эвакуацией и организовывал жизнь семей писателей. Нет ничего проще, чем осудить сгоряча и походя. А если изучать документы, то становится понятно, что каждый был на своем месте.
    Ответить
    Анонимно 27 ноя
    Не совсем так.

    Многие были вполне призывного возраста.

    Писатели Татарии многие имели бронь, но пошли добровольцами, как тот же М. Джалиль.

    Тема "брони" раскрыта в "Летят журавли".

    С высоты сегодняшнего дня никого осуждать не надо, но не такая уж это яркая страница - писатели в Чистополе.

    Туристам лучше бы сначала рассказали, сколько чистопольцев не вернулось с войны, до половины из призванных из некоторых сел и деревень.


    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    Надо прямо и честно сказать, что международные марксисты-террористы во главе с Лениным и Троцким были большими профессионалами в деле разжигания ненависти, злобы, зависти по "классовым" и национальным признакам - сумели расчленить Россию по классовому и национальному признакам и тем самым разжечь кровавую Гражданскую войну.

    Но честно надо сказать, что и "униженных и оскорблённых" в России было достаточно.
    А униженные и оскорбленные хорошая "почва" для разжигания ненависти, злобы и зависти.
    Об этом хорошо сказано в сегодняшней статье в уважаемом РВ об насилии в современных школах:

    "— Альбина, в последнее время участились случаи нападений в школах и колледжах со стороны своих же учеников и студентов. Чем это вызвано, на ваш взгляд?

    А. Л.: Думаю, что среди тех, кто нападает, есть реально психопаты, они напали бы в любом случае. Но это небольшой процент. А есть еще те, кого систематически, регулярно унижают, у них в подростковом возрасте еще открыт болевой центр. И унижение, боль они превращают в ненависть. И тут они гораздо более защищены. Когда они ненавидят, им не так больно. Ненависть уничтожает. Эту ненависть они дальше направляют в уничтожение. Ты видишь врага и не хочешь, чтобы он был. Это чисто психический процесс, его можно, наверное, отследить. Есть признаки: ребенок изолирован, его активно не любят и он готовится к чем-то такому".

    И международные марксисты-террористы сделали из "униженных и оскорблённых" миллионы серийных убийц и маньяков...
    Обманули необразованные российские народы, как маленьких детей...

    Закрепившись во власти марксисты создали различные организации марксистских писателей - РАПП, "Перевал", Всероскомдрам (как тут не вспомнить МАССОЛИТ с его председателем Берлиозом из романа М.Булгакова "Мастер и Маргарита"...), а затем и Союз писателей СССР, основной задачей которых было разжигание классовой вражды и ненависти.
    И советские писатели в этом преуспели - а как без ненависти провести насильственные коллективизацию, индустриализацию, построить марксистское искусство, науку и культуру?

    Но когда началась Великая Отечественная война талант советских писателей в плане разжигания ненависти и злобы пригодился - он был направлен на воспитание патриотизма и формирования ненависти к германским национальным социалистам (нацистам).

    И. конечно, надо отдать должное советским писателям - среди них были талантливые личности, создавшие много общекультурных, общечеловеческих произведений.

    Но не будем и забывать, что Союз писателей СССР не помог гениальной поэтессе Марине Цветаевой и она погибла от бытовой безысходности в Елабуге, хотя очень просила помочь Союз писателей перебраться ей с сыном в Чистополь.

    Как всегда в Жизни - соседствует Героизм и подлость...
    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    Из Устава Союза писателей СССР в редакции 1934 года (устав неоднократно редактировался и изменялся): «Союз советских писателей ставит генеральной целью создание произведений высокого художественного значения, насыщенных героической борьбой международного пролетариата, пафосом победы социализма, отражающих великую мудрость и героизм коммунистической партии".

    Все ключевые, реперные, "генеральные" слова сказаны - борьба, международный "пролетариат", мудрость и героизм марксистской партии...

    Кто эти "генеральные" слова в свои произведения не вставлял - тот не мог быть "писателем" в СССР.

    Но некоторым гениальным писателям и поэтам как-то удавалось обходится без "мудрой" марксистской партии в своих стихах и романах...
    И при этом остаться в живых.

    Как - загадка...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров