Новости раздела

Поисковый отряд «Нефтехимик»: «Иногда мы больше 10 лет ищем родственников погибшего бойца, но не можем найти»

Поисковый отряд «Нефтехимик»: «Иногда мы больше 10 лет ищем родственников погибшего бойца, но не можем найти» Фото: предоставлено поисковым отрядом «Нефтехимик»

За 15 лет работы поисковый отряд «Нефтехимик», что работает при градообразующем предприятии Нижнекамска, поднял останки более 800 бойцов. Несмотря на современное оборудование, с каждым годом находить останки солдат становится все сложнее. Почему поисковики выбирают экспедицию вместо отпуска на море — в интервью интернет-газете «Реальное время» рассказала руководитель поискового отряда «Нефтехимик» Ольга Ланцова.

«В экспедицию на раскопки ездят либо один раз, либо надолго»

— Каждый отпуск вы проводите на раскопках. Скажите, пожалуйста, что вас тянет и не хотелось ли хоть раз изменить традиции и поехать на море?

— Я уже на протяжении 20 лет езжу в экспедиции и даже не представляю другой вид отдыха. Конечно, иногда хочется поехать на море, но понимаю, что отпуск ограничен и я лучше поеду в экспедицию. Что тянет? Солдаты, которые там до сих пор лежат, атмосфера внутри отряда, общение с другими поисковиками. Там совершенно другая, честная жизнь. Я всегда говорю, что в экспедицию на раскопки ездят либо один раз, либо надолго. Если человек поехал и его затянуло, он понял всю суть, для чего он тут находится, что от него требуется, он будет продолжать ездить. А если он не проникся, поехал ради интереса, романтики, то он и не останется в отряде, для таких людей эта поездка будет первой и последней. Можно быть каким угодно романтиком, но вряд ли простой человек приедет в эти леса и поля, если у него нет глубокого чувства убежденности в необходимости этой очень тяжелой работы, осмысленного чувства долга.

— Как много новеньких приходит в поисковое движение и какая часть остается?

— Желающих сменить домашнюю обстановку на полевые условия жизни не очень много. Бывает, что на на протяжении года никто не обращается. В этом году весной изъявили желание поехать четыре человека, двое из них студенты и двое — работники предприятия, все они поехали. Я стараюсь брать молодое поколение, студентов и всегда радуюсь, когда молодежь остается в отряде. Основной состав отряда — это «старички», которые ездят на протяжении 15 лет, и очень рада, когда он разбавляется. Мы выезжаем в учебные заведения, рассказываем о поисковом движении, показываем видео и экспонаты, и после таких встреч молодежь обращается с желанием поехать с нами на раскопки. Состав отряда на данный момент больше 30 человек, в экспедицию ездит около 25.

В каждую экспедицию ездит около 25 человек.

— Когда человек приходит, то на что смотрите?

— В основном на желание и его физические данные, но возраст, конечно, тоже влияет. Как-то позвонила женщина, которой было за 50 лет. Вроде бы и можно взять, но ведь она не пройдет 10 км в одну сторону и потом обратно. Девушек в отряде немного, из-за того, что там нужна мужская сила. Но, признаться, желающих девушек поехать мало, в основном, мужчины обращаются.

«Со стороны регионов поисковикам очень редко оказывается поддержка»

— Если говорить про финансы, то насколько регионы поддерживают поисковое движение?

— Со стороны регионов поисковикам очень редко оказывается поддержка. В Казани есть региональная общественная молодежная организация «Объединение «Отечество», она иногда нам выделяет палатки и спальники, но это очень редко, потому что у них своих расходов очень много.

— Вы — поисковый отряд «Нефтехимик» при ПАО «Нижнекамскнефтехим». Какую роль играет предприятие в жизни отряда?

— Оно оказывает огромную финансовую поддержку. В 2003 году мы обратились в отдел по работе с молодежью с просьбой о создании отряда при ПАО «Нижнекамскнефтехим», на следующий год отряд был создан и получил паспорт отряда. Предприятие нам выделяет автобус для экспедиций. Это огромная помощь, потому что ехать на своих машинах или поезде далеко, и мало бы кто согласился. К тому же это очень удобно, потому что берешь очень много вещей, на поезде столько нельзя было бы взять. Нам выделяется небольшая сумма на питание, поэтому мы в Нижнекамске закупаемся, чтобы в экспедиции не надо было никуда ездить за продуктами.

Только у 1% бойцов был при себе медальон

— Вы за время своей деятельности сколько бойцов подняли?

— Мы подняли останки более 800 бойцов, личности 20 из них смогли установить. Кроме этого, примерно у 12 погибших солдат смогли найти родственников.

Раньше солдаты лежали на поверхности, а сейчас они на глубине метра или даже двух.

— Наверное, благодаря оборудованию, сейчас работать стало легче?

— Наоборот, хоть сейчас и техника есть, такая как помпа для откачки воды, миноискатели, с каждым годом работать становится сложнее. Раньше солдаты лежали на поверхности, а сейчас они на глубине метра или даже двух. То есть они были в окопах, в траншеях и их просто засыпало. «Верховые» солдаты, на глубине полуметра, сейчас большая редкость. Этой весной в Смоленской области работало порядка 500 поисковиков, которые подняли останки 369 погибших солдат, а раньше мы по 800—1000 поднимали.

— Какой процент погибших имеет при себе медальон?

— Таких очень мало, примерно 1% от всего количества. Данные на солдата мы устанавливаем по личным подписанным вещам, например, по фамилии, нацарапанной на ложке, котелке. Нередко вычисляем по номеру ордена или медали солдата. К сожалению, зачастую очень сложно найти родственников. Иногда мы больше 10 лет ищем родственников погибшего бойца и не можем найти. Допустим, если у него не было детей, то наши шансы невелики. Но бывают и случаи, когда родных находили прямо во время экспедиции.

Вот уже 12 лет каждую весну отряд выезжает на раскопки в Смоленскую область.

— Какие самые трогательные случаи были в вашей практике?

— В 2011 году в Смоленской области мы нашли Орден Красной Звезды, но бойца рядом не могли найти. Когда мы установили по номеру ордена имя солдата — Василий Першин, оказалось, что он погиб в 200 километрах от дома. Родственники знали, что он погиб недалеко, но точное место, куда можно прийти и поклониться, не знали. Дело в том, что он был командиром танка и весь экипаж из пяти человек сгорел, естественно, от них ничего не осталось. Вот уже 7 лет мы дружим с этой семьей и они всегда приезжают к нам в экспедицию. На месте гибели мы поставили памятник и каждый раз туда ездим.

Как-то в весеннюю экспедицию подняли бойца — Чалых Павла Пантелеевича и во время экспедиции смогли найти его дочь, которая изъявила желание похоронить отца на родине. Выяснилось, что он родом из Алтайского края, а с нами тогда как раз работал отряд с Алтая, и мы с ними отправили останки солдата. Так бойца захоронили на родине рядом с женой. Мы также до сих пор общаемся с его дочкой и внуками.

— Вы каждый раз меняете регион для экспедиции?

— Весной на протяжении 12 лет мы выезжаем в Смоленскую область, а в августе иногда меняем место работы. Хочется поработать в других регионах, чтобы понять специфику работы. В августе планируем первый раз организовать экспедицию в Волгоградскую область. Интересно бывает поработать в другом районе, где другая земля и другие климатические условия. Мы как-то ездили в Карелию, так там миноискатели нам не понадобились, потому что из-за больших камней металлодетекторы начинают фонить, нужно работать только щупами. Весной наш отряд поднял останки 10 бойцов, это была очень хорошая поездка и, конечно, хочется верить, что летняя экспедиция пройдет не менее удачно.

Ксения Жаркова, фото предоставлено поисковым отрядом «Нефтехимик»
Общество Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 25 июня
    Почему поиск останков не является государственной задачей? Бойцы жизнь отдали за страну, которая их даже похоронить не в состоянии.
    Ответить
  • Анонимно 25 июня
    К сожалению, наше общество живет только сегодняшним днем. Нам важны больше футболы и сабантуи. А день Победы отмечаем как?! Пока столько у нас без вести пропавших, считаю не правильно так помпезно отмечать этот день.
    Ответить
  • Анонимно 25 июня
    А на первой фотке это не взорвавшиеся снаряды?
    Ответить
    Анонимно 25 июня
    Похоже на то
    Ответить
  • Анонимно 25 июня
    Хорошая статья
    Ответить
  • Анонимно 25 июня
    Есть люди, кому не все равно
    Ответить
  • Анонимно 25 июня
    Душевные люди
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем