Новости

23:58 МСК
Все новости

Владимир Туров, «Туров и партнеры»: «Бизнесу не остается ничего, кроме легализации»

Владимир Туров, «Туров и партнеры»: «Бизнесу не остается ничего, кроме легализации»

Около 350 бизнесменов собралось в Казани 14—15 декабря на семинар одного из самых известных специалистов по налоговому планированию Владимира Турова. Это «вал» предпринимателей, признает спикер, вопрос законной оптимизации налоговой нагрузки стал вопросом выживания для российского бизнеса: прессинг налоговых органов стал настолько большим, что в 2017 году будет дешевле платить налоги, чем уклоняться от них.

Легализовываться в России придется 99% российских компаний с оборотом до 10 млрд рублей, считает Владимир Туров. Именно столько, по расчетам юриста, по тем или иным признакам подпадает в России под признаки нелегального бизнеса. При этом выдержать пресс, под которым оказался сегодня бизнес, не в состоянии даже «чистые» фирмы, считает эксперт. Перечисление списка мер, принятых за последние 5 лет, чтобы вывести российские компании из тени заняло у Владимира Турова около 2 часов. Речь шла о законах, рекомендациях Центробанка коммерческим банкам, решениях пленума Верховного суда, которые обеспечивают тотальный контроль над любой компанией. Средний бизнес оказался в большой беде, считает эксперт. О видении перспектив процесса Владимир Туров рассказал «Реальному времени».

«Обналу накинули петлю на шею»

— В начале семинара вы спросили аудиторию, есть ли в ней налоговые инспекторы. Реально приходят послушать вас?

— Действующий налоговый инспектор, начальник отдела, раскрылась один раз. Я спросил: зачем пришли? Она сказала: «Если честно, многие налоговики, особенно высокопоставленные, имеют свой бизнес. Я тоже имела свой бизнес и мне удавалось его защищать, но сейчас даже мне стало трудно». А скрыто бывают либо сами налоговики, либо представители. Бывших приходит много. С неделовыми целями были и полицейские, и представители ФСБ, я уверен. Но что они здесь узнают? Все данные на 100% легальные. Даже когда я делаю анализ «обнальных» схем, я искренне и через слово вставляю: не используйте! Я это даю, чтобы бизнесмен понимал, что если он будет использовать, он вляпается. Иногда некоторые бизнесмены боятся, что их сфотографируют. Но, поверьте, этого никому не надо.

Я неоднократно сталкивался с мнением налоговиков просто уникальным, уникальным по своей странности. Бизнесмен говорит им: «Вы понимаете, что я просто разорюсь, если заплачу эти 30 миллионов?! Оставьте меня, давайте я пять заплачу, тогда я в течение двух-трех лет заплачу в итоге гораздо больше!». Никого это не интересует

— Но раз налоговики задумались о том, как оптимизировать…

— Вы правы. Если уж налоговики задумались, то бизнесменам тем более пора задуматься. Тем более, что «обнальщики» с рынка уходят, боятся, у них колоссальный дефицит кадров. Я даже столкнулся с тем, что «обнальщик» не может найти держателя «обнальных» сетей.

— Все меры, которые сейчас развернуты по борьбе с «обналичкой»: расширение полномочий налоговых органов, отрицательная судебная практика, в итоге приведут к чему? Компании быстрее обелятся или быстрее умрут?

— Вам интересно, чего у государства больше: желания легализовать бизнес или просто наказать? В нашей стране больше желания наказать. Я неоднократно сталкивался с мнением налоговиков просто уникальным, уникальным по своей странности. Бизнесмен говорит им: «Вы понимаете, что я просто разорюсь, если заплачу эти 30 миллионов?! Оставьте меня, давайте я пять заплачу, тогда я в течение двух-трех лет заплачу в итоге гораздо больше!». Никого это не интересует. Интересует немедленно взять, выполнить план, получить за это премию, благодарность на очередном совещании в областной налоговой инспекции. А что при этом бизнесмен будет разорен и пойдет по миру, и бюджет в ближайший год вообще ничего не получит — это налоговиков не интересует. К сожалению. Аналогичная позиция у правоохранительных органов.

— Но можно ли сказать, что легализация произойдет — пусть даже в качестве побочного эффекта этой карательной операции?

— Она произойдет. Это неизбежно. Другое дело, что мы не Германия, и у нас есть ресурсы, мы не Япония, не Южная Корея — процесс будет медленнее. Но ключевым тормозящим фактором к обелению является коррупция на самом верхнем государственном уровне. Наше государство и люди привыкли к единовластию «царя». Я вас уверяю, если бы «царь» собрал своих замов, сказал им: «Ша! С завтрашнего дня вы живете по средствам», — этого было бы достаточно, чтобы вся система оздоровилась. Но условный царь по тем или иным причинам этого не делает. И ключевым фактором обеления является отсутствие реальной государственной воли в борьбе с реальной коррупцией. Те точечные аресты губернаторов, министров, еще каких-то крупных чиновников, которые у нас происходят, носят, скорее знаковый, характер. То есть пока власть действует путем пускания сигналов. Сигнал такой: «Ребята, меньше!». Но близкий круг пока живет так, как он хочет. Наверху кроме прямой коррупционной составляющей есть еще неявная коррупция. Никто не запрещает крупной компании X пожертвовать из прибыли сумму Y, измеряемую 8 нулями, в фонд, возглавляемый родственниками Z. В результате мы получаем 2 млрд долларов на скрипку и т. д. и т. п. Я употребил термин «коррупция», но это несколько иная вещь. Никто не запрещает государству, основному акционеру «Роснефти», назначить Игорю Ивановичу официальную зарплату 3 млн рублей в час. Где коррупция? Нет коррупции.

Ключевым тормозящим фактором к обелению является коррупция на самом верхнем государственном уровне <> отсутствие реальной государственной воли в борьбе с реальной коррупцией. Те точечные аресты губернаторов, министров, еще каких-то крупных чиновников, которые у нас происходят, носят скорее знаковый характер

— Получается, что государство наступает именно на малый и средний бизнес.

— Я не знаю, какая неофициальная позиция у нашего государства. Официальная позиция, конечно, что все равны перед законом, все должны платить налоги и прочее. Но могу пересказать, что сказал один из чиновников в кулуарах одной из конференций. Его окружили бизнесмены, и он, похоже, разволновался. Он сказал им следующее: «Вы для нас балласт, мы вынуждены содержать армию полицейских и налоговиков, чтобы вас контролировать. Толку от вас все равно никакого». Он сказал, что 12 крупнейших госмонополий обеспечивают ключевую часть доходов бюджета. И по большому счету, вы, бизнес, не нужен. В идеале, считает этот чиновник, население России нужно сократить до 80 млн человек, останутся госслужащие и люди, работающие в госмонополиях. Это сверхподавляющее действие против всей российской нации. Я уверен, что подавляющее большинство чиновников так не думает, что они все-таки выступают за рост населения и развитие страны. Но если мы посмотрим не на слова, а на дела, какая-то доля правды в словах этого парня, выступавшего в кулуарах, есть. Разволновался он, и вылетело все как на духу.

И еще. Давайте зададимся вопросом, где хранятся активы этих ребят, где учатся и живут их дети? Ведь если ты веришь в Россию, веришь в закон и успех России, ведь по телевизору ты сам говоришь, что Россия — мировая держава и что мы Америке показали «кузькину мать» в той же Сирии, храни активы в России, пусть детки учатся в российских университетах. Почему в Лондоне, почему в Нью-Йорке, почему в Майами?!

Петух почти клюнул

— Каким отраслям придется легализовываться сложнее всего? Строительным?

— На первом месте по сложности легализации — охранные и клининговые компании, работающие на классической системе налогообложения из-за огромного (60—70%) фонда оплаты заработной платы. На втором месте транспортно-логистические компании, у которых мало собственного транспорта, которые берут транспорт без НДС и услуги оказывают с НДС. И только на третьем месте строительные компании, которые возводят производственные объекты. Но сложнее всего придется компаниям, которые выигрывают тендеры у государства. Маржа копеечная, плюс требуют откаты, их надо где-то взять, и, значит, ты уже по определению не можешь легализоваться. Плюс из-за копеечной маржи они не могут полностью платить НДС. Этих ребят я выношу за скобки, им придется сложнее всего.

На первом месте по сложности легализации охранные и клининговые компании, работающие на классической системе налогообложения из-за огромного (60—70%) фонда оплаты заработной платы

— На семинаре вы говорили, что бизнесу сложно легализовываться из-за низкой рентабельности бизнеса у большой части МСБ. Это главная причина, по которой бизнес не готов к легализации?

— Нет. Я не стал в лоб всех уничтожать. Основная проблема — безграмотность менеджмента, главбуха, финансового директора. Гендиректора я не обвиняю в налоговой безграмотности, в конце концов как менеджер он должен организовывать процесс. На первом месте на пути к легализации и нормальной работе лежит безграмотность топ-менеджеров и часто — категорическое нежелание меняться. Сидит человек, получает 100, 120, 150 тысяч рублей, по уголовной статье он не отвечает (за это отвечает директор), своими активами он не рискует (рискуют директор и учредитель), он привык в этих рамках ходить на работу с 9 до 18.00. Даже если он хороший специалист и искренний человек, беспокоится о компании, он всю жизнь работал в тех условиях, когда вся оптимизация заключалась в конвертной зарплате, откатах и обнале. Он безграмотен в этой области и боится нового.

— Вы говорите про наемных менеджеров. А как же владельцы бизнеса?

— Владельцы только-только дозревают. Жареный петух уже около попы владельца, и они начали чувствовать угрозу, вот почему сегодня больше 300 человек собралось в зале. Государство принимает жесткие меры, информация о них наконец-то стала доходить до бизнесменов. Плюс банки. Я спросил: поднимите руку, у кого в последнее время «хлопнули» счета или пластиковые карты. Одна треть зала подняла руку. То есть петушок начал клевать, и спасибо коллегам-бизнесменам, они ищут легальные пути спасти бизнес.

— Банки сейчас — это самые суровые регуляторы для бизнеса, верно?

— Я бы даже сказал более жесткую вещь. По моему оценочному суждению, банкиры являются вредителями и разрушителями экономики страны на сегодняшний день. Посмотрите на балансе банка, сколько кредитов выдано реальному бизнесу, сколько денег они используют на межбанке, на зарабатывании своей копейки, не кредитуя реальный бизнес. Ошеломляющие данные. Банкиры все больше уходят из сферы кредитования реального бизнеса в сферу работы с финансовыми инструментами и зарабатывания денег из воздуха. Это в том числе валютный рынок, межбанковское кредитование. То есть они не выполняют свой функционал с точки зрения поддержания экономики. Если к этому добавить еще высокие кредитные ставки! Правда, тут коммерческие банки уже не при делах, тут виноват Центральный банк! ЦБ проводит идиотскую политику (я подчеркиваю, идиотскую, это должно быть так и напечатано) монетаризма путем удушения инфляции высокими процентными ставками. То ли Центральный банк реально решил уничтожить российскую экономику, то ли они не понимают элементарных экономических основ, что если ты денег даешь на реальное производство, инфляции не будет, потому что будут произведены реальные товары. В Европе ключевая ставка либо отрицательная, либо до 0,5% (деньги дают бесплатно), в Японии — то же самое, в Америке — до 1—2%. У нас 11%! Как конкурировать с этими странами? Никак. А третий фактор, который убивает экономику, если мы говорим о банках, это то, что банкиры просто боятся отзыва лицензии. Все равно толку от бизнесмена нет — они на бизнесменах не зарабатывают, им проще «убить» всех бизнесменов, чем лишиться лицензии (речь идет о распространившейся практике блокирования счетов по инициативе банка — прим. ред.) Я не хочу всех огульно обвинять, но банкиры в общем и целом во главе с ЦБ являются основным сдерживающим фактором развития нашей экономики.

То ли Центральный банк реально решил уничтожить российскую экономику, то ли они не понимают элементарных экономических основ, что если ты денег даешь на реальное производство, инфляции не будет, потому что будут произведены реальные товары

— Но ситуация у банков сейчас, прямо скажем, не завидная…

— Не надо, это неправда. Посмотрим на 2016 год, если взять в целом отрасль, она на подъеме. Объем депозитов, вложенных в банки, особенно если мы посмотрим на Сбербанк, вырос. Посмотрите прибыль того же Сбера. Надо отдать должное Герману Грефу, он с моей точки зрения один из самых разумных банкиров, и он старается кредитовать реальный сектор экономики.

— Главное возражение на все разговоры о «наездах» на бизнес, что налоговая нагрузка в России одна из самых низких, и если компании будут платить налоги, проблем не будет.

— То, что налоговое бремя у нас самое низкое, — это ложь. Смотря что с чем сравнивать. Сверхмикроскопические бизнесы в виде самозанятых граждан, ИПшников на ЕНВД, на «упрощенке», на сельхозналоге или на патенте, — да, для этой категории у нас налоги действительно одни из самых низких. Но это огромная масса людей ничего не значит с точки зрения реального пополнения бюджета. Посмотрите данные Минфина, сколько эти компании дают в бюджет, и сколько дают компании на «классике». Их (ИП — прим. ред.) освобождают от всех налогов — все равно толку никакого с точки зрения бюджета, но лучше чем-нибудь занять, чтобы не бунтовали и не раскачивали лодку. Но если мы берем компанию на «классике», если ты хочешь, чтобы сотрудник получил 100 рублей «чистыми» зарплаты, отдай сверху 73 рубля: НДФЛ плюс страховые. И это самая низкая нагрузка? Добавьте сюда НДС, акцизы, пошлины, налог на имущество и транспортный налог, «налог Роттенберга»! У нас нефтянка отдает 75% прибыли на налоги.

— Крупный бизнес в России гораздо белее среднего. С чем это связано?

— Крупный бизнес работает, как ни странно, намного более легально, чем средний и малый. Если мы говорим о крупном негосударственном бизнесе, они стараются работать «в белую». Но он может устанавливать диктат в отношении рынка. Хотите со мной работать? Цена такая. Знаете, сколько дилер КАМАЗа зарабатывает на продаже одной машины стоимостью 3 млн рублей? 5 тысяч рублей! (Буквально две недели назад я эти данные получил у крупнейшего дилера). Единственно, как дилер спасается, — на сервисе, на который уже приличная наценка. Поэтому крупный бизнес может позволить себе давить на рынок и более-менее выживать. Не говорю уже, что полно частного крупного бизнеса, ориентированного на экспорт, что при нынешнем курсе рубля золотое дно, плюс помогают наши «самосанкции». Государство лоббирует интересы этих компаний. У них другие правила кредитования, гарантий, есть помощь в экспорте, лоббирование на международных рынках. Крупные компании, пусть не обижаются на меня, находятся в более-менее божеских условиях, чем средний бизнес.

Айгуль Чуприна, фото предоставлены организаторами
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 16 дек
    не знал, что камаз такие копейки, оказывается, зарабатывает
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    вот только платить налоги все равно очень дорогое удовольствие, даже если это дешевле, чем не платить
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    наш человек всегда найдет свой вариант ведения дел, лишь бы не платить никому
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Жаль семинар пропустил
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    не можешь делать бизнес - не делай, что мучиться-то? большинство мсб изначально провальны
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии