Новости раздела

«Кул-Шариф»: историческая путаница и самая фотографируемая мечеть

Знаменитые «бренды» Татарстана, часть 20-я

«Кул-Шариф»: историческая путаница и самая фотографируемая мечеть
Фото: Максим Платонов

Каждый крупный город имеет свои визуальные символы — места или строения, которые прочно ассоциируются именно с ним. Париж — Эйфелева башня. Москва — храм Василия Блаженного. Санкт-Петербург — силуэт разводного моста в ночном небе. А Казань? Еще сравнительно недавно ее визуальными символами была башня Сююмбике и Спасская башня кремля. Они, собственно, никуда не делись. Но с 2005 года на многочисленных магнитах и открытках, на миллионах кадров туристических фотографий их мощно потеснила мечеть «Кул-Шариф». В одном из международных туристических рейтингов она числится в топ-5 самых фотографируемых мечетей мира. В нашем еженедельном проекте — «Кул-Шариф» как один из самых молодых, но самых мощных брендов республики.

Где была мечеть Кул Шарифа и как она называлась?

Как всегда, читать тексты на туристических порталах человеку более или менее сведущему — удовольствие еще то. Навскидку видятся несколько самых грубых ляпов, которые кочуют с одного ресурса на другой.

Во-первых, говорится, что «Кул-Шариф» возведена прямо на месте древней мечети, сожженной и разрушенной в день завоевания Казани. Это грубая ошибка. Историки установили, что «доивановские» мечети стояли в других локациях крепости (хотя Иван Грозный и его армия действительно камня на камне от них не оставили). Правда, где именно они стояли — историки спорят и по сей день. Но точно не там, где стоит современная мечеть — мы поговорим об этом чуть позже.

Историки установили, что «доивановские» мечети стояли в других локациях крепости. Фото: 1997-2011.tatarstan.ru

Во-вторых, досужие источники сообщают, что та самая древняя мечеть называлась «Кул-Шариф», и именно в честь нее названа и новая, возрожденная. Этот миф особенно поражает своей алогичностью. Ведь в нем же говорится, что в той самой мечети был имамом просветитель, политик и духовный деятель Кул Шариф, и что он был убит у ее стен во время штурма Казани. Мало логики в том, чтобы храм назывался точно так же, как его «настоятель», при его жизни. А со смертью Кул Шарифа, как мы понимаем, прекратилось и существование разрушенной и разграбленной мечети.

В-третьих, есть версии историков о том, что это была восьмиминаретная многоярусная мечеть и что Собор Василия Блаженного в Москве построен по ее мотивам.

А как на самом деле?

Правда в том, что ни название мечети Кул Шарифа, ни ее внешний вид, ни план, ни даже точное местоположение до нас просто не дошли. Все, что мы знаем о ней, написано в русских летописях и связано все это с гибелью мечети (а вместе с ней — и ее защитников во главе с имамом). Вот, к примеру, что пишется в официальной хронике «Царственная книга», составленной сразу после завоевания Казанского ханства:

«И приближа христиане к мечети х Кулшерифу х Тезицкому врагу, и тут с Кулшерифом-молною многие неверные совокупиша и зле бьющиеся, — убиша Кулшерифа с его полком...»

Или, к примеру, Андрей Курбский, участник штурма Казани, пишет:

«И царь казанский з двором своим, уступя аки в половину места, застоновился на Тезицком рве... Егда же погнаша их аже до мечетей, яже близу царева двора стоят, абие изыдоша во стретение наших обызы их, сеиты, молбы пред великим бискупом их, по-их великим анарыи, або амиром, именем Кулшерифмул-лою, и сразившась с нашим так крепце, аже до единого избиша их. Царь же со всеми остатними затворился в дворе своем, нача бронитися крепце, аки еще на полтары годины биющиеся».

Собственно, вот и все, что мы доподлинно знаем из сохранившихся источников о «мечети Кулшерифа»: только то, что она стояла рядом с Тезицким оврагом (он пролегал между современным сквером у Благовещенского собора и зданием бывшей Консистории). Там, к югу от Пушечного двора, по мнению ряда историков, и находились все ханские мечети. Есть даже мнение, что здание Консистории в итоге поставлено на фундаменте искомого здания.

Среди множества гипотез, связанных с исторической мечетью Кул Шарифа, нельзя не упомянуть исследования Шигабутдина Марджани. Он (впрочем, опираясь на неназванные источники), утверждал, что в ханской Казани была Соборная мечеть, у которой было восемь минаретов. А еще — мечеть с медресе у Тезицкого оврага, та самая, где имамом служил Кул Шариф. Марджани добавляет и подробностей в описание гибели имама: его сразили копьем, когда он забрался на крышу медресе. Поскольку источников своих Марджани не упоминает, доподлинно неизвестно, так ли это было.

Михаил Худяков, известнейший историк Казанского ханства, не мог обойти вниманием штурм Казани и личность Кул Шарифа. И он, кстати, был первым, кто задался вопросом: а где, собственно, он погиб? Где стояла его мечеть? А теперь следим за руками. По версии Худякова, восьмикупольная Соборная мечеть находилась напротив Благовещенского собора. И она же была мечетью и медресе Кул Шарифа. Вслед за ним о том, что Марджани писал о разных объектах, забыли и многие другие исследователи.

Версии о том, где стоял искомый объект, высказываются разные. Галина Айдарова-Волкова и вовсе предполагает, что Кул-Шарифову мечеть перестроили в Благовещенский собор (эта точка зрения не выдерживает никакой критики). Фаяз Хузин и Айрат Ситдиков (используя данные археологических раскопок) локализуют ее в сквере рядом с собором. Узнаем ли мы истину до последнего сантиметра? Неизвестно. Да и не очень понятно, зачем. Ведь теперь в Кремле стоит новая Кул-Шарифова мечеть. Место для нее выбирали так, чтобы органично вписать в ансамбль кремля и не повредить сохранившиеся постройки — в общем, ничего сакрального в выборе локации нет.

Кем был Кул Шариф?

Имам, сеид (потомок Мухаммеда) Кул Шариф не был коренным казанцем. О нем тоже доподлинно известно не очень много. Предположительно, он был крымским сеидом, некоторое время жил в Астраханском ханстве (отсюда его второе имя, которым подписаны его литературные произведения — Шариф Хаджитархани).

Имам, сеид (потомок Мухаммеда) Кул Шариф не был коренным казанцем. Фото: kul-sharif.com

Но в период гибели Казанского ханства он, судя по историческим источникам и по тому, что писал Шигабутдин Марджани, уже был духовным лидером казанских татар и видным политическим деятелем. Чего стоит хотя бы то, что это он был одним из послов, которые договаривались с русским царем о выдаче царицы Сююмбике с сыном Утямышем — на такую миссию мелкую сошку не пошлют.

Если вернуться к цитате Андрея Курбского, приведенной выше, там можно увидеть слова «великий бискуп» — то есть «великий епископ». То есть духовным лидером казанцев Кул Шарифа признавали даже русские. Верховным сеидом в Казанском ханстве он, судя по всему, стал в октябре 1551 года, когда хан Шах-Али («Шигалей», как его называли русские) казнил прежнего верховного сеида Кул Мухаммада.

Есть основания считать, что Кул Шариф был не только политиком и духовным лицом, но и поэтом, и ученым. Предположительно, его перу принадлежат стихи-мунаджаты и поэма «Зафернаме-и вилайет-и Казан», из которой очевидно: автор знал и историю, и астрономию, и отлично разбирался в политике.

Ф.Г. Халиков. Последний бой у мечети Кул Шарифа. Фото: wikipedia.org

Как духовный лидер и верховный сеид, он, конечно, принял деятельное участие в обороне Казани — так и погиб вместе со своими соратниками. Тело его потом нашли русские, о чем скрупулезно и написали в летописи.

Конечно, фигура Кул Шарифа сегодня — фигура великая. Он считается народным героем: религиозный лидер, воитель, поэт, политик — похоже, казанская земля обрела (и потеряла) в его лице поистине великого человека, который выбрал не переметнуться к завоевателям (как, например, сделал Шах-Али), а в буквальном смысле до последней капли крови бороться за независимость своего народа.

Закладка памятного камня на месте будущей мечети. Фото: Михаил Козловский

Возрождение мечети и проблемы с ЮНЕСКО

О том, как в Казанском кремле возрождали мечеть «Кул-Шариф», рассказано уже много. Решение было принято в 1994 году, а в 2005 лазурные купола уже сияли и поражали зрителей своей яркостью. Зиля Валеева, работавшая в ту пору с Минтимером Шаймиевым (это по его инициативе и под его строгим курированием строили «Кул-Шариф»), вспоминала в беседе с нашим изданием, как тщательно первый президент Татарстана подходил к выбору цвета куполов мечети:

— Все удивляются, какой необыкновенный колер: он и в солнечный день, и в пасмурную погоду всегда эффектно смотрится. Я помню, был период, когда ему показывали много образцов подряд. Он долго говорил: «Не то». И пока этот колер не «поймали» — он добивался нужного эффекта.

Мечеть строили на пожертвования: ушло более полумиллиарда рублей (не нужно забывать, что это в ценах 1995—2004 годов). Имена жертвователей указаны в пяти толстых томах книги памяти — она хранится в музее Исламской культуры (расположенном внутри мечети). Конечно, название ее было выбрано именно в честь убитого русскими войсками сеида — понятно, что мечеть строилась и в память о нем. Кстати, памятника Кул Шарифу в городе нет — эту роль взяла на себя казанская джума-мечеть в кремле.

Минтимер Шаймиев на закладке памятного камня на месте будущей мечети. Фото: Михаил Козловский

Возрождение мечети чуть было не разрушило другой важный для Татарстана проект: включение комплекса Казанского кремля в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Дело в том, что по правилам в историческом объекте не должно быть новых включений, историчность нужна полнейшая. А какая тут историчность, когда прямо в центре крепости XVI века высится здоровенная постройка 2005 года рождения? Мунир Бушенаки, один из функционеров ЮНЕСКО, вспоминал в интервью нашему изданию:

— Очень важный критерий — это целостность объекта. Не должно быть никаких дорог, которые разрезают объект, не должно быть новых строений, которые нарушают целостность восприятия объекта с исторической точки зрения. Третий критерий — аутентичность. То, что мы находим на этом объекте, должно быть в первозданном виде. Когда представляется любое досье, не бывает так, чтобы все компоненты были соблюдены на высшем уровне. Конкретно с Казанским кремлем основная сложность заключалась в том, что внутри объекта существовало современное здание — мечеть «Кул-Шариф». Cамый трудный вопрос, который нам предстояло решить, — мечеть, которая была построена. Тем не менее создание этой мечети было очень важным аргументом в пользу того, что на территории Кремля мирно сосуществуют две религии.

«Кул-Шариф» сегодня: символ дружбы конфессий и предмет споров

Сегодня мечеть «Кул-Шариф» — один из признанных символов Казани, брендов республики. Безошибочно узнаваемая, она красуется не только на магнитах и открытках. Ее силуэт вышивают крестиком и рисуют: многочисленные наборы для вышивания и рисования по номерам под названием «Казань» продаются в одной серии вместе с питерским Исаакием или с венецианским Гранд Каналом. Картины с ее изображением украшают гостиные обычных людей и кабинеты высоких начальников. И нет ни одного туриста, который уехал бы из Казани, не сфотографировавшись на ее фоне.

Елена Харитонова из Москвы говорит:

— Мы воспринимаем вашу мечеть как символ того, как могут дружно жить мусульмане с христианами. Когда видишь кремль, точно такой же, как псковский, например, а в нем русский собор и великолепную мечеть рядышком — мурашки по телу. И уж я молчу о том, какая она красивая. Ну и что, что новая? Достопримечательность не измеряется временем постройки. Эйфелеву башню тоже снести хотели, а теперь без нее Париж не представляется. Вот и ваша «Кул-Шариф» — очевидный символ, бренд Казани, а как иначе?

Впрочем, о туристических достоинствах джума-мечети Казани есть и другие мнения. Например, председатель Центра исламской культуры «Иман» Наиль Гарипов задавался вопросами на страницах нашего издания: можно ли в мечети торговать? А ведь в Музее исламской культуры торгуют сувенирами. Почему в молельный зал пускают женщин, ведь по канонам ислама их присутствие там нежелательно? По мнению Гарипова, с точки зрения шариата нельзя мечеть превращать в торговую точку для развлечения туристов. И еще один большой вопрос к мечети: а где в ней, собственно, Кул Шариф? Экспозиции, посвященной ему, в мечети и в музее нет. Кошелек современного мусульманина есть, а последнего сеида Казанского ханства нет…

Фото: Максим Платонов

Так или иначе, а мечеть Кул Шариф, со всеми историческими неточностями, сложившимися вокруг нее, со всеми проблемами и вопросами к ее внутреннему наполнению, все равно сегодня является одной из самых крупных архитектурных достопримечательностей Казани. Красивая, словно плывущая в небе над городом, она заставляет вспомнить об истории города и народа, нащупать внутри себя связующую нить, которая тянется на полтысячелетия назад — туда, где проповедовал в своей мечети неутомимый сеид Кул Шариф, где жили под большим небом богатые купцы и искусные ремесленники, как плакала в ханском дворце царица Сююмбике и как резко изменяла ход история народа…

Людмила Губаева
ОбществоИсторияКультура Татарстан

Новости партнеров

комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 28 авг
    Критически-научгый взгляд на историю.
    Интересно.
    Спасибо.
    Но от важных, но не принципиальных вопросов о месте расположения мечети, хотелось бы критически "взглянуть" более широко на весь ход исторических событий того времени.

    "Чего стоит хотя бы то, что это он был одним из послов, которые договаривались с русским царем о выдаче царицы Сююмбике с сыном Утямышем — на такую миссию мелкую сошку не пошлют".

    Сеид (потомок арабов) Кул Шариф договорился о выдаче ханши Сююмбике Ивану IV, а также участвовал в подписании "федеративного" договора между Казанским ханством и Московским царством?
    Я правильно понял?
    А потом нарушил все договоренности и развязал гражданскую войну, в которой противоборствующими сторонами были имперцы, наследники идеологии Чингизхана (чингизид Шах-Али, Иван IV и др.) и сепаратисты (Едигер, за два года до этого участвовал в неудачном штурме Казани союзными войсками Шах-Али и Ивана IV, Кул-Шариф и др.)?
    Народы бывшей Золотой Орды поддержали имперцев, наследников идеологии Чингизхана.
    Территориальная целостность Золотой Орды была восстановлена, появилась Новая Золотая Орда - многонациональная и многоконфессиональная Россия - наследница Монгольской империи?
    Этот факт не умаляет подвиг воинов, героических защитников Казани - воины обязаны выполнять приказы своих руководителей-политиков, на которых и лежит вся ответственность за принятие решений.
    В авгусье-октябре 1552 года Казань штурмовали монголы, тюрки, русские, финно-угоры и обороняли Казань также монголы, тюрки, русские и финно-угоры.
    Это была типичная Гражданская война двух идеологий - имперской и сепаратистской.
    В силу ряда причин победила имперская идеология.
    Территориально восстановленная Золотая Орда вновь стала развиваться по заветам тмперца Чингизхана.
    Среди российской элиты, среди дворян около 30% имели монгольские, тюркские корни и внесли огромный вклад в развитие России - от Российского государства и Российской империи до СССР и РФ.
    Народы бывших Монгольской империи и Золотой Орды (тоже империя, но меньшего размера) выбрали в 16 веке империю, как форму существования государства.
    Империя за 5 веков своего бурного и трудного развития трансформировалась в Федерацию.
    Объединение народов для народов выгоднее разъединения - этому свидетельствует вся История Человечества.



    Ответить
    Анонимно 29 авг
    кому это важно где стояло культовое здание?
    Ответить
    Анонимно 29 авг
    да и было ли оно?
    Ответить
  • Анонимно 28 авг
    Может всё таки не "Кул Шариф?" А правильнее будет: Кул Шериф? Да и головной убор, учёные говорят, у него был другой. Широкополая шляпа. Штаны из джинсы. (Да, не? Кто в курсах?)
    Ответить
    Анонимно 28 авг
    Согласен.
    Историографических мифов гораздо больше, чем научных данных.
    Ваш сарказм засчитан.

    Но в статье, кстати, больше научности, чем во многих "научных" статьях во многих "научных" журналах.
    Но человек не может без мифов и легенд.
    В том числе и в науке.
    Даже в естественных науках, что уж говорить про противо-естестсвенных, не-естественные, гуманитарные науки.
    Но в естественных науках миф все же остаётся лишь рабочей гипотезой и он, миф (рабочая гипотеза), может быть подтвержден или опровергнут экспериментом.
    Например, миф (гипотеза) о ылогистоне.
    И тогда естественнонаучный миф (рабочая гипотеза) становится или теорией или опровергается.
    Рабочая гипотеза о флогистоне была опровергнута экспериментами.

    Все сложнее в гуманитарных науках, где рабочие гипотезы нельзя подтвердить или опровергнуть экспериментом.
    И рабочая гипотеза в гуманитарных науках часто превращается в устойчивый исторический миф, который и учёными и обывателями воспринимается как "исторический факт".
    Яркими примерами таких исторических мифов, тесно связанных с Казанью и Казанским ханством (царством) является следующие многовековые исторические мифы.
    Миф о том, что в Послесловии Апостола 1564 г. Ивана Федорова указано место печати - Москва.
    А место печати в Послесловии не указано, в нем лишь упомянуты два города - Москва и Казань.
    И миф о том, что автором повести "История о Казанском царстве" является пленный православный русский (20 лет в плену у Казанского хана).
    А по всей видимости автором является иудей, которого только в 1552 году крестил Иван IV.

    Так и с Кул Шарафом - полно мифов.
    Но человек был достойный - умел отстаивать свои взгляды до конца.
    Ответить
  • Анонимно 28 авг
    Всегда вожу гостей из других городов в Кремль с заходом в мечеть и собор.
    Красивые и исторические сооружения во всех смыслах этих слов.
    Гости всех национальностей и конфессий довольны.

    В Казани не раз менялся ход истории, и не только поволжской, российской, но и мировой.

    Ответить
  • Анонимно 28 авг
    И вообще в Казани давно пора, все Мечети восстановить как было до 1552 года, .Вот будет тогда справедливо.
    Ответить
    Анонимно 29 авг
    или разрушить современные, чтобы число тогдашних совпадало с числом сегодняшних?
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    И вообще в Казани давно пора, все Мечети восстановить как было до 1552 года," А сколько сейчас мечетей в Казани?
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    Говоря современным языком, имеем: на территории исторического памятника, охраняемого ЮНЕСКО, был построен бетонный новодел.
    Для чего были разрушены казармы, исторический памятник, между прочим.
    Башня Сююмбике, чье падение было остановлено в 70-е годы, стала опять падать, т.к. давление на грунт возросло и башня стала вытесняться этим новым бетонным "символом города".
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии