Новости раздела

«Куктау-20»: исследуем историю татарстанского кино. Часть 10-я. «Семейные хлопоты»

Комедия Алексея Барыкина с попыткой выйти в республиканский прокат

«Куктау-20»: исследуем историю татарстанского кино. Часть 10-я. «Семейные хлопоты»
Фото: Кадр из фильма

Татарстанские режиссеры решают разные задачи. Одни метят в фестивали, другие хотят, чтобы их фильмы показывали по всей стране, третьи думают, как показать в картинах локальные особенности. «Семейные хлопоты» — комедия, в которой на сложные вопросы пробуют ответить просто и со смехом, от чего кажется, что она снята для внешнего рынка, хотя готовилась именно для республики.

Французская комедия на татарстанский манер

Алексей Барыкин во время съемок «Хлопот» — человек многозадачный. Он руководитель Школы авторского кино, худрук «Казанской киностудии», ведущий преподаватель Казанского государственного университета культуры и искусств — то есть многие молодые режиссеры из Татарстана учились у него. «Семейные хлопоты» запомнились в кинолетописи как первая попытка сделать картину для широкого проката по республике — Казань, Набережные Челны, Альметьевск и Нижнекамск. А также по нескольким московским кинотеатрам. Тогда Барыкин написал небольшое эссе, в котором сетовал, что молодые авторы «пугающе рациональны», работают по планам, делают раскадровки, вызывные листы, набирают ассистентов. А нужны бунтари. Вот, мол, у создателей «На последнем дыхании» не было сценария.

При этом Барыкин в последнее время делает фильмы масштабные как минимум с претензией на массовость. Если «Водяная» — так хоррор. Если «Байгал» — то с Вдовиченковым.

В «Семейных хлопотах» он обошелся малой кровью. Сам написал сценарий, сам срежиссировал, а сюжет выстроил в минимуме локаций с упором на разговоры. Такая французская комедия, но в Казани. Сюжет, правда, выбрал многозначный. Есть семейная пара Щербаковых — Сергей и Айгуль (Андрей Ясинский и Ляйсан Файзуллина). У них родился сын, и родители думают, какое имя дать ребенку, потому что у обоих есть очень верующие бабушки — мусульманка и христианка. Они-то точно хотят определенности. Перемычка между ними, городские мамы-папы, менее категоричны, но на детей давят. Елена Калаганова, к примеру, вспоминает, что у нее первой любовью был татарин: «Был бы ты щас у меня тоже… татар».

А зритель смеется?

За тещу здесь — Люция Хамитова. В 90-е она в Камаловском играла Веру в спектакле «Илгизәр + Вера» по пьесе Туфана Миннуллина о деревне, в которой живут татары и русские. Там пара в конце дает имя ребенку Иван, и в хрестоматии (а пьеса изучалась на уроках литературы) это выглядит как катарсис. Сохранилась плохого качества однокамерная съемка спектакля, там на этой фразе зритель смеется.

«Семейные хлопоты» — не разбор сложной историческо-ментально-прочей проблемы, это комедия, причем простая и доходчивая, в которой нет проблем с моральным выбором.

Хотя, к примеру, там есть роль у Рамиля Тухватуллина (разбор «Зулейхи» который нам еще предстоит), чья функция заключается в задавании уточняющих вопросов. Вот Сергей и Айгуль говорят, что они Щербаковы, а Тухватуллин-полицейский спрашивает: «Супруги, что ли?». Когда такой текст даешь редактору, он подобного персонажа обычно выкидывает. Хотя здесь Тухватуллин все равно порой перетягивает на себя одеяло за счет шуток вроде: «Я знаю кто такой Марсель Салимжанов», а потом из сотрудника полиции превращается в наставника, единственного, который спрашивает у супругов: что же они творят-то? И не забудьте обратить внимание на его ФИО. Также здесь главная актриса кино — Фирая Акберова, она в итоге и становится моральным мерилом истории, хотя зачем-то говорит с диким акцентом.

Фото: kino-teatr.ru

Угодить всем

В итоге каждому родителю говорят «нужное» имя. А потом семьи собираются за столом, выпивают, закусывают, обсуждают ребенка, словом, усиливают классическое кви-про-кво, каждый говорит о своем, о крещении и имянаречении. В мечеть и в церковь родители хотят идти в один день, чтобы сначала крестить Сашу, а потом дать имя Салимжану. Сюжет закручивается, в него вовлекается соседняя семья. Спойлерить в сценарии, к тому же искусно написанном, не хочется, но авторы, кажется, хотят угодить всем — и не мучиться с решением огромной проблемы, которую они решили превратить в комедию положений.

Поэтому у фильма есть три концовки, из-за чего он растягивается еще на 18 минут. Однако в конце фильма на мальчика, улыбаясь, смотрит все-таки мама.

Радиф Кашапов
ОбществоКультура Татарстан

Новости партнеров

комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии