Новости раздела

«Подпольные» малыши в детсаду Буинска и «мертвые» воспитатели в лицее Альметьевска

Верховный суд РТ поправил приговоры о мошенничестве руководителей двух учебных заведений

«Подпольные» малыши в детсаду Буинска и «мертвые» воспитатели в лицее Альметьевска
Фото: realnoevremya.ru

Как стало известно «Реальному времени», за увод 5 млн рублей из бюджета осуждена директор лицея №2 Альметьевска Гузель Сафина. Согласно приговору, ее сообщницами в хищении средств путем трудоустройства «мертвых душ» годами выступали бухгалтер и кадровик. Последняя при обыске в своем доме успела сжечь часть вещдоков. Все трое настаивали — «лишняя» зарплата шла исключительно на нужды лицея, вот только силовики выяснили — зарплатными карточками лжесотрудников пользовалась и дочь Сафиной. Тем временем в Буинске вскрыли историю хищения родительской платы за воспитанников детсада, которые по бумагам туда не ходили.

Осужденная остается директором передового лицея

В 2020-м альметьевский лицей №2 вошел в топ-100 школ России по уровню конкурентоспособности учеников. Занял в списке 95-е место, уступив среди татарстанских учебных заведений лишь казанским — лицею №131, IT-лицею и лицею им. Лобачевского КФУ.

На протяжении 14 лет директором в передовом лицее нефтеграда была Гузель Сафина. Если верить сайту учреждения, она до сих пор занимает эту должность. Об уголовном преступлении заслуженного директора там не сообщается.

Под суд действующего руководителя лицея №2 отдали в декабре 2020-го, вместе с бывшим кадровиком Лилией Тамашовой и бывшим бухгалтером лицея Оксаной Ситдиковой. Последняя к моменту вынесения приговора успела занять пост главбуха в детской горбольнице. В марте 2021-го троицу признали виновной в мошенничестве в особо крупном размере. А незадолго до старта нового учебного года Верховный суд Татарстана утвердил приговор с незначительными правками.

Дамы отделались условными сроками: Сафиной дали 4 года, Тамашовой — 3,5 года, Ситдиковой — 3 года 4 месяца. Всем назначен испытательный срок в 4 года.

В 2020-м альметьевский лицей №2 вошел в топ-100 школ России по уровню конкурентоспособности учеников. Фото: yandex.ru

Из приговора следует — все трое признаны виновными в хищении 5 млн 125 тысяч рублей в 2012—2019 годах. Эти деньги выплачивались в качестве зарплаты, отпускных и премиальных шести лжесотрудникам лицея — воспитателям, лаборанту, техработникам, гардеробщице и юристу.

При этом на должности гардеробщицы фиктивно трудилась, даже не зная об этом, мать бухгалтера Ситдиковой, и за 4 года с оформленной на ее имя банковской карты мошенницы сняли 1,3 млн рублей. А вот виртуальный техработник — сын-студент кадровика Тамашовой за семь месяцев пополнил этот «общак» всего на 100 тысяч рублей. Еще одной сотрудницей лицея числилась бывшая работница, которая после ухода в декретный отпуск родила двоих детей, уволилась и работать больше не желала, но хотела, чтобы ей рисовали трудовой стаж...

Аферу вскрыли сотрудники БЭП МВД и Следственного комитета. Когда к кадровику Тамашовой пришли домой с обыском, то нашли часть личных дел псевдосотрудников. Еще часть отчаянная дама прямо в ходе следственного действия ухитрилась сжечь.

Как распоряжались чужой зарплатой

В деле фигурирует явка с повинной директора, написанная еще в апреле 2019 года. В ней она признается в фиктивном трудоустройстве двух «мертвых душ» и в том, что начисленная этим «мертвым» зарплата распределялась на троих и тратилась на личные нужды.

В суде Гузель Сафина уверяла, что о трех липовых работниках узнала лишь в ходе следствия и никаких указаний на их трудоустройство Тамашовой и Ситдиковой не давала. Про остальных заявила: «Предполагалось, что заработная плата будет расходоваться на нужды школы».

На вопрос гособвинения, каким образом карточки «мертвых душ» оказались в пользовании дочки Сафиной, директор нашла лишь одно объяснение — «перепутала и вместо своей карты отдала дочери другую», при этом «на нужды лицея деньги снимала со своего личного счета».

Дочь Сафиной в суде от дачи показаний против матери отказалась. На предварительном следствии она, с одной стороны, свидетельствовала — карточками сотрудников лицея, за исключением маминых, не пользовалась, а с другой — заявляла, что вообще не помнит, на чье имя были оформлены карты, которые на 3-4 месяца передавала ей мать, «воспринимала их как ее банковские карты». Со слов дочери, деньги она тратила на себя и на бабушку, с которой проживала в то время.

Пятеро фиктивных сотрудников на суде подтвердили — в лицее в указанный период не работали и зарплату не получали. Мать Ситдиковой от дачи показаний отказалась.

Из показаний осужденной Тамашовой следует — указания о фиктивном трудоустройстве лжеюриста и банковскую карту на этого сотрудника она получала от директора лицея. При этом сама картой не пользовалась — лишь снимала всю зарплату и отдавала ее Сафиной, а та «давала из этих денег тысячу рублей на расходы». Если верить бывшему кадровику лицея, идея схожим образом устроить ее сына также была высказана начальницей со ссылкой — «на нужды столовой необходимы средства».

Экс-главбух Ситдикова призналась, что знала о «мертвых душах» и начисляла им зарплату для последующей передачи денежных средств директору. На суде подчеркивала — об одном из таких фактов силовики узнали именно от нее. В своей апелляционной жалобе на альметьевский приговор эта осужденная указывала — не согласна с выводом суда, что деньги делились на троих — «все деньги передавались Сафиной, которая тратила их на нужды лицея».

Свидетели из числа реальных сотрудников лицея подтверждали — таких коллег на рабочих местах не видели, но в то же время подтверждали факты ремонтов в кабинетах и установки водонагревателей с оговоркой — «неизвестно, за чей счет».

Свидетели подтверждали факты ремонтов в кабинетах и установки водонагревателей с оговоркой — «неизвестно, за чей счет». Фото: yandex.ru

В Верховном суде Татарстана осужденные и их адвокаты настаивали на исключении ряда эпизодов и смягчении приговора. Добились лишь исключения дополнительного наказания — лишения права «занимать должности в государственных и муниципальных учреждениях, коммерческих и иных организациях, связанные с осуществлением административно-хозяйственных и организационно-распорядительных функций». Апелляционная инстанция посчитала, что данная формулировка не предусмотрена федеральным законодательством.

Смогут ли осужденные Сафина и Тамашова сохранить высокие должности в лицее и горбольнице — покажет время.

Фактор коронавируса в афере с «лишними» детьми

Свою должность сохранила и осужденная Марина Павлова, вот уже 11 лет заведующая протопоповским детсадом «Березка» в Буинском районе. Согласно апелляционному приговору, педагога с 22-летним стажем признали виновной в двух мошенничествах с использованием служебного положения и наказали уголовным штрафом в 100 тысяч рублей.

При этом Верховный суд Татарстана отменил обвинительный приговор Буинского горсуда о таком же штрафе, но лишь одном эпизоде мошенничества и вынес решение по существу дела без его возврата на пересмотр.

В буинском садике силовики обнаружили настоящих воспитанников, которые с сентября по декабрь 2020 года посещали «Березку» подпольно — без заключения договоров и отчисления родительской платы в муниципальный бюджет. Плату за этих детей забирала заведующая садом — наличными, установив для одной семьи ежемесячную «таксу» в 2,2 тысячи рублей, а для другой — 2,5 тысячи. Ни в одном отчете о воспитанниках садика этих девочки и мальчика не было.

На суде обвиняемая призналась — просто воспользовалась ситуацией, возникшей ввиду пандемии коронавируса.

В мае 2020-го все договоры на посещение малышами дошкольного учреждения были расторгнуты. Сад закрылся до осени, после чего потребовалось заключать новые договоры о приеме детей. При этом родителям сообщили — впредь оплату будут принимать бесконтактным способом, через портал «Госуслуги». Двое мамаш сказали, что им такой способ неудобен, просили разрешить платить по старинке, наличными. Ну заведующая и разрешила. При этом приказ о зачислении их детей издавать не стала. «Подпольщиками» они оставались до детальной проверки дошкольного учреждения.

Любопытно, но потерпевшей стороной в этой истории правоохранители признали не бюджет, а родителей. Согласно экспертизе, они выплатили Павловой более 15 тысяч рублей, но с учетом реального посещения детьми садика переплатили порядка 3,5 тысячи. Именно эту сумму апелляционная инстанция посчитала ущербом по данному делу, не согласившись с позицией следствия и Буинского суда о хищении всех 15 тысяч.

При назначении наказания Верховный суд РТ сразу установил для Павловой трехлетнюю рассрочку по выплате штрафа в 100 тысяч рублей.

Ирина Плотникова
ПроисшествияБизнесОбществоВластьОбразованиеЭкономикаФинансыБюджет Татарстан

Новости партнеров

комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 02 сен
    Садик на фотке это действующий? Там игрушки все самодельные что ли уж
    Ответить
    Анонимно 02 сен
    Крафт)
    Ответить
  • Анонимно 02 сен
    Везде и всюду эти подпольные малыши, проверьте все садики в особенности казанские
    Ответить
  • Анонимно 02 сен
    какие именно садики?
    Ответить
  • Анонимно 02 сен
    5 млн за 7 лет, нашей доблестной полиции нечем заняться? Кроме как этой мелочевкой? Скажите спасибо, что они вообще там работали
    Ответить
    Анонимно 03 сен
    Дураку понятно, что просто показательно расписали, чтобы от других случаев внимание отвлечь. Интересно сколько щм эту заказную статью заплатили?
    Ответить
  • Анонимно 02 сен
    Выгнать надо с работы.
    Ответить
  • Анонимно 03 сен
    Не верю. Гузель Сафина замечательный учитель, а не жулик!
    Ответить
    Анонимно 04 сен
    Жулик
    Ещё какой.
    Ответить
  • Анонимно 06 сен
    А в Минобре Татарстана конечно же ничего не знали об этом жулье?
    Ответить
  • Анонимно 12 сен
    Без дележа такие дела не проходят!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии