Новости раздела

«Иваново детство» в Казанском ТЮЗе: как сегодня «читают» фильмы Тарковского

Кукла в главной роли, тишина как необходимое условие и смерть без прикрас

«Иваново детство» в Казанском ТЮЗе: как сегодня «читают» фильмы Тарковского
Фото: Максим Платонов

15 и 16 апреля в Казанском театре юного зрителя состоялась премьера спектакля «Иваново детство». Режиссер Антон Федоров в основу драмы положил киносценарии фильмов Андрея Тарковского и повесть советского писателя Владимира Богомолова «Иван». Кому досталась роль главного героя и режиссерские находки театрального прочтения киношедевра — в рецензии «Реального времени».

Тихое воспоминание о громком времени

Спектакль «Иваново детство» появился в репертуаре Казанского ТЮЗа накануне празднования Дня Победы — сам режиссер Антон Федоров признался, что именно такая задача стояла перед ним — поднять военную тему, согласно федеральному партийному проекту «Культура малой Родины»:

— Я не слишком знаком с этой темой в плане драматургии, поэтому в памяти всплыло лучшее. Хотел уйти от советской драмы. Но мне близко все, что связано с детством. Именно так я и решил вспомнить о Великой Отечественной войне, еще раз напомнить о ней зрителю. Но сделать это тихо, поскольку громкой памяти у нас предостаточно. Для начала за основу взял сценарий к фильму Тарковского «Иваново детство» — экранизации повести Владимира Богомолова. Впоследствии подумал, что очень не хватает линии матери. И я взял ее еще в одной работе Андрея Тарковского — «Зеркало».

Спектакль идет в одно действие — час и 40 минут. Перед началом режиссер обратился к залу с просьбой по возможности хранить полное молчание. «Посторонние звуки могут разрушить всю нашу работу, это очень тихий спектакль».

Грустная история маленького партизана

Действие начинается в блиндаже, куда двое бойцов приводят мальчика, пойманного у реки, за которой расположился враг: «В такую погоду собаку на улицу не выгонят, а он в воде ползал, искал что-то», — сказали они лейтенанту Гальцеву (Ильнур Гарифуллин). Солдаты снимают с приведенного мальчика плащ-палатку и зритель видит… куклу в рост ребенка. Это и есть Иван.

Он отказывается говорить, почему оказался в прифронтовой полосе, и требует сообщить о нем в штаб. Позже выясняется, что Иван выполнял сложнейшее задание разведчиков в одиночку, чудом спасся, изможденный, проплыл огромное расстояние по реке. Все родные Ивана погибли от рук фашистов, а сам он бежал из концлагеря в Малом Тростенце.

Потом в спектакле показаны недолгие военные будни, во время которых зритель знакомится с историей осиротевшего мальчика, с его друзьями-бойцами — капитаном Холиным (Камиль Гатауллин), Катасонычем (Михаил Меркушин), подполковником Грязновым (Сергей Мосейко). У каждого своя история — и до, и после встречи с мальчиком, и все они искренне привязаны к ребенку. Один из героев говорит о нем: «Я не знал никого, кто бы умел так ненавидеть».

Все попытки переслать Ивана в тыл оканчиваются безуспешно, он бежит из детского дома и отказывается ехать в Суворовское училище: «Я еще здесь буду полезен, вы большие, а я маленький, везде пролезу», — говорит он партизанам. В итоге мальчику разрешают пойти на последнее задание с Гальцевым и Холиным. Они переправляют его через реку и там оставляют одного — итог предсказуем, мальчик гибнет.

Когда ложь во благо

Если «Иваново детство», снятое в 1962 году, принесло в свое время всемирную славу юному Николаю Бурляеву, то в тюзовском прочтении она может поровну достаться всем актерам, занятым в спектакле. Роль Ивана досталась… кукле. По словам Антона Федорова, можно, конечно, пригласить талантливого ребенка, но кукла — вполне оправданное решение. Следует отметить слаженную работу всего актерского состава, но особенно — работу с куклой на сцене, которую выполняли одетые в солдатские плащ-палатки Алексей Зильбер и Валерий Антонов. Они специально обучались мастерству кукловодов, в этом им серьезно помогла режиссер по работе с куклой Анна Деркач.

Детство, которое у Ивана отняла война, но которое могло бы случиться, просматривается и в диалогах матери и Ивана-взрослого (Нияз Зиннатуллин), взятых из «Зеркала», и в заключительных кадрах из фильма «Иваново детство» с бегущими по воде, смеющимися детьми. Пожалуй, это самый трогательный момент. И в последней сцене спектакля еще остается пусть слабая, но надежда, что Ваня все же выжил — милосердно обманывает Гальцева Грязнов, утверждающий, что мальчик вернулся, но все же был отправлен в тыл.

Хотя те, кто читал Богомолова и смотрел Тарковского, знают, что это ложь во благо — Гальцев был на грани сумасшествия после ранения и перенесенных испытаний. Интересно, что автор сценария фильма Михаил Папава тоже планировал переписать для киноленты финал, сделать его счастливым: Гальцев уже после войны случайно встречает в поезде Ивана с его беременной женой и торжественно произносит: «Да будет благословен мир!» Тогда же в газете была напечатана статья о юных разведчиках, помогавших армии на Днепре в 1941 году, оканчивавшаяся фразой «Отзовитесь, юные герои!». Богомолов, который войну прошел разведчиком, позвонил в редакцию газеты и узнал, что никто так и не отозвался. Все герои погибли. Оптимистичный финал не случился.

Катасоныч и патефон

Среди интересных находок режиссера — живая музыка, которую исполнил Борис Пивоваров. На глянцевой поверхности пианино в полутьме отображались языки огня, который «бьется в тесной печурке». Это придало спектаклю атмосферу домашнего уюта, доверительности и интимности повествования. Великолепный эпизод, исполненный народным артистом Татарстана Михаилом Меркушиным: на радость солдат его герой Катасоныч починил патефон, добыл пластинку, но сам, голосом, исполнил замечательный романс «В парке Чаир». Он прозвучал еще раз уже в оригинальном исполнении одесского тенора Аркадия Погодина в сцене гибели старшины.

Можно назвать спорным решение режиссера показать смерть мальчика — кукла остается в одиночестве в лодке, раздается громкий выстрел сквозь тишину всего спектакля, и голова маленького героя разлетается на куски. Вот тут и находится ответ на главные вопросы. Почему в драме нет конфликта? Вероятно, что вся война и есть конфликт, маленькая жизнь, прерванная пулей (у Тарковского, к слову, не менее страшно — Гальцев заходит в комнату, где мальчика повесили после допроса, он представляет, как все это происходило). Тишина, которую прекращает варварство звука, не свойственного природе, созданного человеком, действие, которое противоречит жизни и уничтожает ее, — вот она, главная мысль спектакля. А главная роль равномерно распределена на всех — каждый, как кусочек пазла, встает на вое место, создавая общую картину действия.

Надо ли спорить с классиком

Возрастной ценз спектакля — 14+. Как раньше рассказал «Реальному времени» главный режиссер Казанского ТЮЗа Радион Букаев, «театр юного зрителя — место для всех возрастов, нужно стремиться, чтобы зрители приходили всей семьей». Тут решать родителям — готовы ли дети к такому серьезному испытанию театром.

И последнее — для кого поставлен спектакль? Нужно ли идти на него тем, кто хорошо знаком с творчеством Тарковского, или он интереснее тому, для кого сюжет — новинка? И тут каждый сам принимает решение. По сути, Антон Федоров никак не погрешил против авторов книги и сценария, он дал точную копию фильма, но «вшил» в него детали собственного восприятия:

— Я разговаривал прежде всего с самим собой. Потом — с артистами театра. Что я хотел сказать? Я все выразил в спектакле, дальше — решать зрителю, — рассказал он.

Хочется вспомнить осеннюю премьеру ТЮЗа — «Nедоросль», в которой приглашенный молодой режиссер Петр Норец поспорил с классиком. Вопреки Денису Фонвизину, он позволил союз Софьи с Митрофанушкой, оставив правильного до тошноты Милона с носом. Зрители были в восторге от такого решения, а победителей не судят. С одной стороны, трагические концовки запоминаются надолго, но другое дело — захочется ли потом такую работу пересматривать. В любом случае, право на существование имеет каждый вариант. Жизнь вообще такая штука, из которой живым не выбраться никому.

Из кино — в театр

Еще один пример подробного прочтения фильма на театральной сцене — судьба известной пьесы Карло Гольдони «Слуга двух господ». В России в 1976 году сначала появился фильм режиссера Ленинградского театра музыкальной комедии Владимира Воробьева «Труффальдино из Бергамо» с Константином Райкиным в главной роли, а уж потом он перешел на театральные подмостки и с успехом ставится уже несколько десятилетий. Почему бы и казанскому спектаклю не претендовать, например, на «Золотую маску»? Тем более что Антон Федоров некоторый опыт уже имеет — он номинировался на главную театральную премию страны в прошлом сезоне.

Однозначно можно утверждать, что вновь напомнить о работах Тарковского со сцены — благо, потому что для подрастающего поколения его картины — «преданья старины глубокой». Но ведь именно с «Иванова детства», картины, признанной во всем мире высокими наградами, началась эра правдивого, реалистичного отображения ужасов войны. Сам Тарковский писал, что постарался смягчить тяжелые моменты воспоминаниями мальчика о счастье детства, так внезапно отнятого у него. Но потом искаженная психика ребенка показывает, что человеку пережить такое без потерь просто не дано. Никто из войны не выходит прежним, здоровым и счастливым.

В спектакль Антон Федоров перенес и характерные приемы Тарковского — например, дождь, который идет внутри помещения. Сразу чувствуется отсылка к творчеству отца режиссера, поэта-фронтовика Арсения Тарковского: «Живите в доме, и не рухнет он».

«Пульт управления» и голос из «Зеркала»

На это работают и декорации спектакля — достаточно скромные, но функциональные. Две фанерные стены и такой же пол, который легко заменить, поскольку во время действия на него и дождь идет, и пыль столбом от взрывов, и руки кровавые отмывают в ведре. На экране в глубине сцены транслируются кадры из фильмов, причем интересно, что своеобразный «пульт управления» спектаклем размещен на сцене, им управляет Нияз Зиннатуллин. На его столе размещены фотографии, разные предметы, рисунки, которые транслируются на экране. Он же озвучивает своего кукольного героя, хотя в самые напряженные моменты включается озвучка фильма с голосом Бурляева.

— Я не играю ни мальчика, ни его голос. Поэтому, чтобы не скатиться в ребячливость, фильм «Иваново детство» я пересматривать не стал. Я изучил «Зеркало», поскольку моя роль — воспоминания взрослого человека, жизнь, которая продолжается, несмотря ни на что.

Кстати, соблюсти полную тишину на протяжении полутора часов зрителю удалось — это и есть показатель того, что мысль заработала, сюжет зацепил. В следующий раз «Иваново детство» в Казанском ТЮЗе можно увидеть 5, 6 и 7 мая.

1/38
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Анна Тарлецкая, фото: Максим Платоноов
ОбществоКультура Татарстан Казанский государственный театр юного зрителя

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 18 апр
    Не детский спектакл
    Ответить
  • Анонимно 18 апр
    Выглядит красиво
    Ответить
  • Анонимно 18 апр
    Почему все спектакли у нас в русских театрах такие депрессивные всегда?
    Ответить
    Анонимно 18 апр
    Неправда, спектакли о войне сложно представить веселыми
    Ответить
  • Анонимно 18 апр
    На фото всп осень красиво
    Ответить
  • Анонимно 18 апр
    Красиво
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии