Новости раздела

Аббас Галлямов: «Главный тормоз в стране — силовики и суды, а они правительству не подчиняются»

Опрошенные «Реальным временем» политологи оценили новый состав российского кабмина

Аббас Галлямов: «Главный тормоз в стране — силовики и суды, а они правительству не подчиняются»
Фото: government.ru

Российские политологи назвали сбалансированным новый состав правительства страны. Ряд экспертов полагают, что Михаилу Мишустину удалось собрать команду своих единомышленников: из девяти вице-премьеров двое работали под его началом, еще с тремя у него «хорошие отношения». По просьбе «Реального времени» политтехнологи оценили новый кабмин, выделив самые удачные и неудачные назначения.

В новом правительстве России почти нет министров из прежней команды Дмитрия Медведева. Зато в новом кабмине есть те, кто так или иначе связан с Татарстаном. Например, назначенный вице-премьером Марат Хуснуллин — зам Сергея Собянина и бывший куратор татарстанских строек. Или новый министр культуры — Ольга Любимова, правнучка актера Василия Качалова, начинавшего свою карьеру в Казани. Максим Решетников до сих пор возглавляет фирму-резидент «Иннополиса», стал главой Минэкономразвития РФ.

  • Аббас Галлямов

    Аббас Галлямов политолог

    — От правительства в России вообще мало что зависит. Главный тормоз экономического развития в стране — это силовики и суды, а они правительству не подчиняются, это прерогатива президента. К тому же в новом составе кабинета практически нет выходцев из бизнеса, подавляющее большинство вице-премьеров и министров — это чиновники, люди со специфическим мировосприятием и опытом. В общем, прорывов от нового правительства я не жду.

  • Константин Калачев

    Константин Калачев политолог, руководитель «Политической экспертной группы»

    — Сбалансированное правительство. Мишустину удалось собрать команду своих людей, единомышленников. Из девяти вице-премьеров двое работали под его началом, с тремя у него хорошие отношения. Рабочие отношения у него и с первым замом Андреем Белоусовым. Это снимает вопрос о характере назначения Мишустина: «технический» он премьер или нет. Все, видимо, всерьез и надолго. Во всяком случае, до появления нового президента. Многое будет зависеть от результатов работы, но первые результаты мы увидим не раньше чем через два года.

    Что касается перспектив. Да, правительство сбалансированное, но есть одна серьезная проблема. Да, может быть, даже есть мандат на определенные перемены, но мы не знаем, о каких переменах идет речь. Одно дело — учет, контроль, цифровизация, повышение эффективности и качества госуправления, другое дело — социально-экономический курс, который, пока, совершенно очевидно, принципиально не меняется. Если будет продолжение старого курса, если речь идет об инерционном развитии, то вряд ли можно добиться роста экономики выше среднегодового.

    На самом деле я оптимист в том смысле, что хуже с этим правительством не будет. Будет ли существенно лучше — серьезный вопрос. То, что мы слышали про ставку на нацпроекты, про улучшение условий для бизнеса, — мы слышали и от предыдущего правительства. Возникает вопрос, насколько принципиально все поменяется сущностно с точки зрения макроэкономической политики, бюджетной политики, приоритетов. Пока, я считаю, радоваться преждевременно. А то у нас принято жить будущим: мол, правительство поменялось — теперь заживем.

    Что касается конкретных назначений, то, считаю, обсуждать людей, которые в новом качестве себя еще не проявили, — некорректно. Можно обсуждать: верующая, воцерковленная или нет новый министр культуры, помогал ей Михалков или не помогал. Но судить надо по делам. Как говорил Лев Толстой, не верьте словам своим и чужим, верьте только делам. Я бы предпочел подождать с оценками. Хотя можно опираться на мнение других людей, которые знакомы лично с новыми членами правительства. Например, моя жена работала в администрации Московской области с новым министром труда и соцзащиты Антоном Котяковым, и она о нем высокого мнения, а словам своей жены я доверяю. Но в целом не хочется переходить на персоналии. Да, у них есть бэкграунд, например, в отношении нового министра спорта звучат претензии по поводу передачи земель под Черкизовский рынок, когда он был ректором спортивного учебного заведения. Но, может, ему удастся решить допинговую проблему, начав все с чистого листа. В общем, смотреть на прошлое и копаться в шкафах в поисках скелетов нерационально, надо смотреть на результаты.

  • Алексей Мухин

    Алексей Мухин директор Центра политической информации

    — Пока не совсем ясно, как новые люди освоятся на своих местах и будут осуществлять свой функционал под конкретные задачи, которые ставит президент и выполнения которых от них будут требовать новые премьер и вице-премьер. Что называется, старый конь борозды не портит — сохранилось значительное количество знаковых представителей прежнего кабинета министров, к которым у президента претензий и не было. Поэтому новый состав кабинета министров считаю сбалансированным, но время покажет, насколько они смогут сработаться.

  • Марат Баширов

    Марат Баширов политтехнолог

    — На самом деле, для нас с вами большинство назначенных людей — это такие коты в мешке. Поэтому об их работоспособности и эффективности по сравнению с предыдущим составом правительства сможем сделать выводы только через несколько месяцев. Там много людей, которые перемещаются из отрасли в отрасль. Но одно можно сказать: президент Путин остается верен своей кадровой политике. Она основана, во-первых, на том, чтобы омолаживать топ государственных служащих, во-вторых, он опирается на известную, как мы ее называем, «школу губернаторов» — в этом составе из нее вышло четыре человека, два из них уже закончили обучение, а два — еще проходят, и в-третьих, мы видим, что именно премьеру дан огромный карт-бланш на подбор кандидатур. То есть это правительство принципиально отличается от всех предыдущих, которые можно было уверенно разбивать на закрытые группы влияния. Здесь, как мы видим, кардинальные перемены были связаны с социальным блоком, поэтому все состоявшиеся отставки резонируют с недовольством президента реализацией социальной и демографической политики, политики в области здравоохранения и образования. Исключение составляют отставки Козака и Мутко, которые, насколько я знаю, попросились сами. А вот к чему у президента нет вопросов — это к силовому и так называемому промышленному блокам. Отставок много, состав кабинета министров поменялся почти на 50%. Нельзя сказать ни про одного из вновь назначенных, кроме, пожалуй, Максима Решетникова, что они имеют такого условного патрона вне правительства. Потому что их карьера такая мозаичная. Например, Шадаев из Минцифры поработал и в бизнесе, и в «Ростелекоме», и в правительстве Московской области. Такая карьера на сегодняшний день свойственна многим людям возраста плюс-минус 40, которые то на госслужбе, то в бизнес уходят. Для них такие переходы естественны, но это говорит о том, что они не привязаны к какой-то бизнес-группе. Поэтому это более технократическое правительство, по сути оно техническое, не политическое, и у него вполне утилитарная задача: реализация нацпроектов и нового соцпакета, о котором объявил президент РФ. По образу работы, подходам это будет более закрытое правительство, оно будет больше сосредоточено на проектных режимах, нежели на выработке новых реформ или потрясений, которые сопровождали в последние годы работу правительства Дмитрия Медведева.

  • Алексей Мартынов

    Алексей Мартынов политолог, публицист, правозащитник

    — Не стал бы рассуждать об удачности или неудачности тех или иных назначений, так как они только еще вступили в должность, и нам еще предстоит оценить качество их работы. Как мне кажется, говорить об этом сегодня как минимум безответственно, если не глупо или провокационно. Что касается в целом состава нового правительства, мне представляется, что это кабинет профессионалов, технократов, заточенный на реализацию тех задач, которые сформулированы президентом в послании. Причем реализацию быструю, энергичную. Многие вещи, которые озвучены в послании, действуют уже с января, можно сказать, «вчера». Вот ровно под это, мне кажется, собирали этих людей по такому принципу и компетенциям, умению эффективно работать в таких непростых, динамичных условиях, которые мы сегодня имеем. Еще обращает на себя внимание тот факт, что среди назначенцев я насчитал четырех выпускников «губернаторских курсов» — новой системы подготовки высших управленческих кадров. Система готовит для себя кадры, которые «с колес» приступают к выполнению важных правительственных заданий. Я не стал бы, как многие сегодня, рассуждать: тот хорош, а этот плох, или, как любят некоторые, ретранслировать такую «телеграм-конспирологию» в духе усиления тех или иных элитарных групп. У нас в стране одна элитарная группа. Она называется «российский народ». И руководитель этой элитарной группы — президент Путин, он же национальный лидер. А все остальное — это телеграм-каналы выдумали. Кое-кто искренне в это верит и пытается даже жить в этой псевдореальности. А на самом деле все иначе. Есть народ России и национальный лидер, а все остальные равны, как в бане.

  • Олег Матвейчев

    Олег Матвейчев профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

    — Новый состав правительства оцениваю очень положительно. С точки зрения кадрового подбора оно выглядит более профессионально, чем прежнее, и на правильном месте держат определенных людей. Прежде всего я имею в виду Силуанова, который теперь простой министр финансов, а не вице-премьер, а вот над ним стоит первый вице-премьер Белоусов. Самым удачным является само назначение Мишустина, потому что это выдающийся профессионал, человек, сделавший большой рывок в своей отрасли, которой он заведовал в последние годы. Очень радует назначение Белоусова, потому что это крепкий экономист-государственник, который не даст бухгалтерам рулить нашей экономикой. Он будет обеспечивать экономический рост, он жестко разговаривает с олигархами. Если говорить о неудачных назначениях, то я пока не вижу, чтоб кто-то из министров явно смущал своим негативным прошлым.

    Что касается самостоятельности нового кабинета в принятии решений, то скажу так: в нашей стране года так с 2006-го олигархов нет в общепринятом понятии. Олигарх — это тот, кто не только влияет на власть, но и заставляет ее обслуживать свои интересы. У нас все олигархи получили «послушание», социальную нагрузку и ответственность, кто-то был отправлен поднимать Чукотку, кто-то — другие регионы, вкладывались в «Олимпстрой», Сочи и другие вещи, хотя с удовольствием спрятали бы эти деньги в офшорах. Наши олигархи по три часа сидят у министров в приемных, ожидая, когда их примут. И то в лучшем случае это разрешается сделать раз в полгода. А чтобы добраться до президента, это надо им три года очереди ждать. В этом смысле это никакие не олигархи, и их место в системе совершенно не то, которое они имеют в так называемом «капитализме». 75% экономики у нас так или иначе находятся под контролем государства, и поэтому можно сказать, что у нас всем управляет государство. Поэтому ни на какое правительство они влиять не могут, и не надо слушать телеграм-каналы, которые рассказывают сказки про мифических Ротенбергов и т.д. Могу свидетельствовать лично. Люди Ротенберга выходили на меня, чтобы устроить им встречу всего лишь с полпредом по Крыму! Это же Ротенберг, он может позвонить полпреду, сказать, что приедет завтра, встречайте меня. Ан нет, им понадобился я, просто знакомый, чтобы дали телефон, чтобы я договорился о встрече. И это мифический Ротенберг, друг Путина, который двери куда-то открывает! Все чушь полная, нет никаких олигархов!

  • Илья Гращенков

    Илья Гращенков директор Центра развития региональной политики

    — Новый кабинет министров — правительство хоть и временное, но многие из них будут играть свою личную игру, чтобы остаться в нем и после смены президента. На сегодняшний день очевидно, что большая часть новых министров — это контролеры из налоговой, систем надзора и так далее. Их основная задача — провести аудит того правительства, которым 10 лет руководил Медведев, выявить наименее удачные кейсы и реформировать их. Прежде всего речь идет о социальном блоке, который требует того, чтобы нашли новые источники финансирования. Путин обещал населению поднять уровень социального обеспечения, значит, нужно найти не только новые доходы, но и урезать какие-то старые расходы, например на крупные проекты. Поэтому задачи стоят сложные, те, кто сумеет проявить новые подходы, — имеют шанс остаться в правительстве после 2024 года или если произойдет смена президента раньше.

    Среди удачных назначений — новый вице-премьер по экономике Белоусов — это новые подходы, цель на инвестиции. Приход Марата Хуснуллина — явный намек на то, что строительная отрасль будет развиваться по московскому сценарию, на усиление роли строительного бизнеса.

  • Владимир Беляев

    Владимир Беляев завкафедрой социологии, политологии и менеджмента КНИТУ-КАИ им. А.Н. Туполева, доктор политических наук

    — В нашем правительстве те министры, которые напрямую подчиняются Путину, — это силовики и МИД, представляют интересы национальной буржуазии. Они заинтересованы в развитии отечественной промышленности, а именно — военно-промышленного комплекса и сельского хозяйства для импортозамещения, и понимают, что санкции — всерьез и надолго, поэтому надо развивать собственное производство, хотим мы этого или нет. Поэтому силовой блок и МИД сохранены, и это хорошо. То, что практически сохранен экономический блок, — это плохо, потому что именно экономический блок добился того, что темпы развития России в 2 раза ниже, чем в среднем в мире. Смешно! У нас всегда темпы были в несколько раз выше, чем по миру, а теперь мы ставим тех же людей, которые эти темпы опустили до такого уровня! А то, что заменен социальный блок, — это хорошо. Только на кого заменен — пока неизвестно, только все эти люди из прежней обоймы, правда, есть несколько человек из кадрового резерва президента. Нужно же ставить другие задачи перед ними: чтобы не развитие экономики вело к повышению уровня доходов, а, наоборот, по Кейнсу, уровень доходов мог бы очень быстро стимулировать рост отечественного производства, особенно в период санкций. Такое трехголовое у нас получилось правительство, а Путин, как Ван Дамм, как сидел на растяжке между двумя грузовиками, так и продолжает сидеть — между национальной буржуазией и компрадорской, ориентированной на вывоз сырья и капитала и дружбу с Западом. А сейчас в силу усиления давления с Запада эти два грузовика расходятся в разные стороны.

Элеонора Рылова, Виталий Ахмеров, Василя Ширшова
ОбществоВласть Татарстан

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 22 янв
    а Путин, как Ван Дамм, как сидел на растяжке между двумя грузовиками, так и продолжает сидеть
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/163815-politologi-o-novom-sostave-pravitelstva-rossii Спасибо за яркий и точный образ.
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    хороший подбор экспертов
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    Да уж, "силовики не потопляемы", МВД каждый раз выдает сюрпризы с миллиардерами полковниками/генералами. А министру Владимиру Колокольцеву все нипочем, как сидел так и продолжает сидеть на своем кресле. Однако...
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    Это Евгений Минченко все время пишет, кто стоит за каким министром, кто усилился, кто потерял.
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    Классическое временное правительство...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии