Новости раздела

«Для 95% российских компаний полная цифровая трансформация пока недостижима»

Сооснователь платформы по привлечению отраслевых специалистов Expert Me — о цифровой трансформации бизнеса и индустрии 4.0

«Для 95% российских компаний полная цифровая трансформация пока недостижима»
Фото: shopolog.ru

Действительно ли автоматизация процессов на предприятии — это вопрос выживания на рынке? На каком уровне находится цифровизация российского бизнеса по сравнению с другими странами? Как боязнь инноваций и экономическое наследие нашей страны тормозят процесс цифровой трансформации предприятий? Будет ли расти ценность человека в условиях повсеместной автоматизации? На эти и многие другие вопросы «Реального времени» ответил сооснователь платформы по привлечению отраслевых специалистов Expert Me Денис Пономарев.

«Цифровизация сейчас «на хайпе»

— Денис, действительно ли, одним из условий выживания для крупного бизнеса сейчас является цифровая трансформация?

— Мне кажется, для любого бизнеса сейчас важна цифровая трансформация. Это такой же естественный процесс развития экономики, как эволюция для мира природы. Задаваться вопросом о целесообразности цифровизации так же странно, как сравнивать, что эффективнее: телега с буйволом или грузовик Tesla. Трансформация is must have, но проводить ее нужно с умом.

— Есть мнение, что крупные корпорации крайне неповоротливы в плане внедрения новых технологий. Насколько это высказывание применимо к российским компаниям?

— Они крайне неповоротливы из-за своих объемов. На языке IT то, чем часто занимается крупный бизнес, называется лоскутной автоматизацией — это когда трансформация не идет одним проектом, а бизнес постепенно автоматизирует то один процесс, то другой. Например, управление производством, планирование, бухгалтерию т. д.

В этом есть определенные плюсы, но такой подход порождает проблемы и только оттягивает «настоящую» цифровизацию, ведь эти системы зачастую очень слабо интегрированы друг с другом, у каждой свой интерфейс. Результаты работы, полученные в одной системе, не передаются автоматически в другую. Нужно выгружать их вручную, а затем снова вводить. Это означает снижение скорости обработки информации, риск потери данных, от чего в итоге страдают многие бизнес-процессы.

Для 95% российских компаний пока недостижима полная цифровая трансформация. Для этого нужны большие ресурсы и готовность (часто весьма многочисленного) персонала. Приведу пример — несколько лет назад мы занимались автоматизацией одного из процессов РЖД, который раньше обеспечивался ручным трудом. В результате мы столкнулись с огромной волной негатива со стороны персонала, так как им показались неудобными «упрощенные» методы.

Фото Марата Гайфуллина
Для 95% российских компаний пока недостижима полная цифровая трансформация. Для этого нужны большие ресурсы и готовность (часто весьма многочисленного) персонала

— Какие направления бизнеса особенно проседают в плане цифровизации? Кому стоило бы активизироваться как можно скорее?

— Цифровизация сейчас, что называется, «на хайпе». Об этом много пишут деловые издания, говорит правительство, тема поднимается на различных отраслевых мероприятиях. Как следствие, многие пытаются заниматься автоматизацией процессов «по наитию» — лишь бы что-то делать. Мое мнение — сначала необходимо выработать стратегию цифровизации, затем дорожную карту ее внедрения, а потом уже начинать последовательно и полномасштабно воплощать ее в жизнь.

«В среднем и малом бизнесе уровень цифровизации очень скромный»

— Цифровая трансформация требует больших затрат? И не приносит ли она больше профита взамен потраченных средств? Как цифровизация отражается на показателях бизнеса?

— Если цифровизация проводится без стратегии, отрывочными «лоскутами», то в 99% она не приносит никакого профита. Возможно, польза имеется, но в долгосрочной перспективе (десятки лет) — поэтому ее трудно почувствовать.

Чтобы добиться быстрого профита, нужно сначала провести аудит бизнес-процессов и начинать трансформацию там, где она наиболее целесообразна. Например, подразделение компании в 5 000 человек выполняет простую работу, но можно автоматизировать эти функции и оставить только 50.

В одном из кейсов мы разработали решение по цифровой трансформации для крупной телеком-компании. Сначала был проведен аудит, появилась стратегия. Затем согласно «дорожной карте» все лоскутные решения были приведены к единому прозрачному интерфейсу или заменены на другие кастомные решения. Раньше заказчик использовал 20 разных решений при 30 основных бизнес-процессах. После оцифровки появилась единая IT-платформа, которая собрала не только производственные и технологические процессы, но и все поддерживающие функции. По данным компании, после трансформации эффективность выполнения задач повысилась на 10—28% (для разных процессов), а штат удалось оптимизировать на 5—27% (в зависимости от подразделения). Этот кейс мы считаем типичным для отрасли телекома.

— Какие самые распространенные барьеры на пути цифровой трансформации?

— Самый очевидный барьер — это экономическое наследие, которое можно описать как огромную многосистемность. Второй барьер — боязнь и отторжение инноваций со стороны бизнеса.

По всей стране бизнес имеет дело с изношенностью материальных активов. По данным Центра конъюнктурных исследований ВШЭ, большая часть прибыли идет на ее обновление. Бездумная цифровизация в том виде, о котором я говорил выше, — это долгоиграющий проект, а долгие инвестиции рассматривает только 6% компаний.

Фото Максима Платонова
Бесконтактные платежи вообще получили в России большее распространение, чем, например, в странах Запада. В прошлом году они выросли в три раза

— Хотелось бы сравнить уровень цифровизации бизнеса в России и по миру. Каково распределение сил? Кто является лидером, кто находится в числе отстающих?

— Россия классически находится посередине между технологически развитыми и технологически отсталыми странами. На одном полюсе — Китай, Япония, США, от которых мы в большинстве отраслей отстаем на 8—10 лет, на другом — Африка, которую мы опережаем.

В цифрах отставание выглядит так: в России доля цифровой экономики от ВВП в 2018 году составила 5%, а в Китае — 34%. Официально цифровая экономика России в 2018 году выросла в 2,5 раза. Прогнозы говорят о том, что она продолжит расти. Например, McKinsey предрекает к 2025 году рост ВВП страны на 4,1—8,9 трлн рублей за счет роста цифровой экономики, которая составит уже 10% от ВВП. Это все равно очень мало. В Китае к этому времени экономика уже на две трети будет цифровой.

Иногда случаются точечные технологические прорывы. Например, в небольшой деревне на окраине Подмосковья можно заплатить с помощью Apple Pay. Бесконтактные платежи вообще получили в России большее распространение, чем, например, в странах Запада. В прошлом году они выросли в три раза. Это даже повлияло на обращение наличных в стране — люди впервые стали меньше снимать наличку в банкоматах.

Разрыв не так очевиден в крупных российских городах и на уровне больших корпораций, но в среднем и малом бизнесе уровень цифровизации очень скромный. Автоматизация для малого и среднего бизнеса — это нежелательные, по их мнению, расходы. Исследование показало, что индекс цифровизации российского бизнеса (BDI) в среднем по стране составляет 45% (100% — полная автоматизация). И этот показатель кажется мне очень оптимистичным.

«У нас минимальное количество собственных цифровых разработок»

— Согласны ли вы с тем, что российская экономика пока не использует в полной мере имеющийся потенциал индустрии 4.0, несмотря на то, что это отличный шанс изменить свою роль в глобальной конкуренции?

— Да, не использует в полной мере, потому что быть догоняющим — тяжело. Причины — это и страх вложений, и отсутствие стратегического видения, как внедрять цифровизацию.

Можно было бы говорить о конкурентных шансах России, но сколько российских продуктов известны на весь мир? У нас минимальное количество собственных цифровых разработок, кроме отдельных успешных решений.

Фото Максима Платонова
Чтобы добиться прорыва в разработке инновационных решений, в стране должно быть большое количество мобильных специалистов, которые бы сколачивали команды и стартапы

Есть одно интересное исследование ВШЭ и Стэнфорда, согласно которому российские ИТ-кадры неконкурентоспособны по сравнению со студентами из США. Половина из них, к тому же, не может устроиться по профессии — как раз из-за того, что уровень подготовки после вузов не устраивает работодателей.

В России не хватает разработчиков. По самым оптимистичным оценкам — например, Агентства стратегических инициатив — на 2018 год кадровый голод оценивается в 400 тысяч человек. И это только открытые вакансии на предприятиях. Чтобы добиться прорыва в разработке инновационных решений, в стране должно быть большое количество мобильных специалистов, которые бы сколачивали команды и стартапы.

— Не могли бы вы озвучить ключевые барьеры для перехода России к индустрии 4.0? Возможно, проблема в низком уровне оцифрованности и недостаточных затратах предприятий на инновации?

— Чтобы приблизиться к индустрии 4.0, нужно просто понимать, что это такое. Пока в России она воспринимается как конкуренция между соседями.

Опять же, затраты на цифровизацию в основном производятся бездумно. Поэтому бюджеты на трансформацию растут. Не будем сбрасывать со счетов и географические особенности страны — в некоторых районах очень трудно построить инфраструктуру для обеспечения цифровизации.

«Рутинную работу возьмут на себя роботы, но стратегия и творчество останутся за человеком»

Насколько сильно человечество рискует недооценить возможные негативные социальные последствия нового витка технического прогресса? Грозит ли цифровая трансформация снижением ценности человека?

— Человек, так или иначе, должен трансформироваться и расти. От недостатка развития страдают те, кто больше других подвержен инерции. Тем, кто по 20 лет сидит на одном месте и выполняет те же рутинные функции, это нужно прежде всего.

Цифровая трансформация «убивает» должности или профессии, но в своем развитии тут же генерирует новые. Благодаря этой эволюции в мире появилось полтора миллиона новых рабочих мест и десятки новых профессий: SEO-специалист, SMM-менеджер, Data Scientist, 3D-дизайнер, интернет-маркетолог, инженер автоматизированных систем (аutomotive electronic engineers), робототехник — и мы еще даже не дошли до разработки (AR/VR, AI/ML, интерфейсов, web, app и т. д.).

Фото Максима Платонова
Всю рутинную работу возьмут на себя роботы, но стратегия и творчество останутся за человеком

Ценность человека будет только расти. Всю рутинную работу возьмут на себя роботы, но стратегия и творчество останутся за человеком. Да, не нужно больше заниматься, например, погрузкой — автоматизированные склады с этим прекрасно справляются. Возможно, станет меньше линейного персонала (водителей, кассиров). Не нужно будет совершать каких-то монотонных действий, вроде снятия показаний с датчиков — все это могут делать системы IoT. Наоборот, человеческий труд станет только ценнее. До сих пор искусственный интеллект не может, например, предсказать результаты футбольного матча лучше, чем человек, потому что футбол — это слишком «человечная» сфера. А ретейлеры сталкиваются с тем, что индекс настроения покупателя падает после касс самообслуживания и поднимается после общения с кассиром. Поэтому, как бы убедителен не был Amazon со своими автомагами, шопинг всегда будет эмоциональной сферой, где человек незаменим. В 2016—2017 годах было очень много стартапов на основе искусственного интеллекта, которые хотели автоматизировать какие-то очень человеческие сферы — от политики до выбора подарков — но у них ничего не вышло.

— Российские компании готовы к принципиальным изменениям в структуре занятости?

— Вряд ли — людям в целом тяжело принимать изменения. Российские компании должны быть готовы вкладывать в развитие сотрудников, от этого отказываться бессмысленно. Цифровая трансформация может оказаться абсолютно безболезненным периодом: люди же перешли от кнопочных телефонов к современным.

Точно также сегодня первые риелторы уже переходят на профессиональные ИТ-системы. У специалиста установлено одно-единственное приложение, где он видит все — цены на рынке в динамике, количество просмотров объявлений о продаже. Он может одной кнопкой автоматизировать продвижение объектов в зависимости от спроса. Расходы на рекламу полностью прозрачны и обоснованы, клиент видит реальные цены и т. д. Или другой пример — выездные сотрудники (инженеры оборудования, технический сервис), которые начинают пользоваться help desk системами учета и сопровождения заявок. Все это имеет отношение к цифровой трансформации. Эти инструменты удобны, в них совершенно точно разберется человек любого возраста.

— Теперь всем придется приобретать ИТ-навыки, чтобы оставаться конкурентными на рынке труда? Что делать со старшим поколением?

Старшее поколение не является какой-то особенной группой, которой трудно овладеть цифровыми навыками. Все зависит от мотивации, от желания быть конкурентным, осведомленным.

ИТ-навыки — это часть новой реальности рынка труда. Сегодня из миллиарда вакансий в 250 профессиях четверть предполагает гибридные навыки, которые складываются из soft skills и hard skills. Первые — общие управленческие и коммуникативные, вторые — экспертиза и цифровые навыки (например, умение работать с большими данными, digital-аналитика, дизайн и разработка).

Лина Саримова
ТехнологииITБизнес
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 11 ноя
    Все это совсем не нужно для малого бизнеса
    Ответить
    Анонимно 11 ноя
    Что именно? Конкретизируйте
    Ответить
    Анонимно 11 ноя
    Цифровизация
    Ответить
    Анонимно 11 ноя
    Еще как нужно, в статье же аргументировано
    Ответить
  • Анонимно 11 ноя
    Для цифровой трансформации нужны деньги. У малого бизнеса их нет, а тем кто покрупнее жалко эти деньги тратить
    Ответить
  • Анонимно 11 ноя
    А что вы понимаете под IT навыками?
    Ответить
    Анонимно 11 ноя
    Умение работать в Office и в интернете. Вряд ли уж так необходимы навыки программирования
    Ответить
  • Анонимно 11 ноя
    Экономически невыгодно
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров