Новости раздела

Павел Тиняев: «Воссоздание галеры «Тверь» — это круто, особенно круто сделать ее действующей»

О фестивале народного судостроения на острове-граде Свияжске, находке на старинной мостовой и заглохшем благоустройстве Локомотива

Павел Тиняев: «Воссоздание галеры «Тверь» — это круто, особенно круто сделать ее действующей» Фото: facebook.com

В этот уик-энд в месте, где сливаются реки Волга, Свияга и Щука, — на острове-граде Свияжске — будет проходить первый в Поволжье фестиваль судостроительства «Народная лодка». Немногие сохранившие ремесло мастера волжского народного судостроения привезут в Татарстан собственноручно изготовленные экземпляры лодок и поделятся секретами их создания. Вниманию гостей представят и «рояльные» лакированные декоративные плавсредства, и образцы по-настоящему народного творчества — клуб юных моряков из Козьмодемьянска привезет свой чердачный струг «Святой Косма», а прославленный путешественник Андрей Невзоров пригонит в Свияжск металлического гиганта «Эпсилон». «Реальное время» побеседовало с организатором фестиваля, гендиректором архитектурной мастерской «Старая Казань» и членом правления Федерации парусного спорта РТ Павлом Тиняевым о предстоящем фестивале и открытиях на полуострове Локомотив.

«Деревянные суда в Поволжье сохранились в горной части Марий Эл, в районе Великого Врага»

Павел Иванович, насколько волжское народное судостроение живо и интересно сегодня массам?

— Деревянные суда у нас в Поволжье сейчас редкость, сохранились в основном в глубинке, каких-то труднодоступных местностях — в горной части Марий Эл за Волгой, по Волге в Чувашии, под Нижним Новгородом — в районе Великого Врага (село в Кстовском районе), причем там есть и мастера, которые до сих пор изготавливают такие суда. Эти лодки, абсолютное их число, принадлежат обычным людям, народу. По крупицам образцы деревянного судостроения еще собрать можно, но все это так неконсолидированно, разрозненно.

Поэтому у меня было очень давнее желание осветить тематику деревянного судостроения, поскольку она незаслуженно забыта, на мой взгляд. За прошедшие 50 лет тема народного судостроения на Волге полностью растворилась, молодежь до 30-ти совсем не знает, что это такое. В моем детстве, 90-х годах, пусть в небольших масштабах, но образцы деревянного судостроения еще можно было увидеть. Сейчас этого нет совсем, и это навевает на меня тоску, поскольку я очень люблю историю. Много путешествуя по миру, я вижу, как люди, особенно в скандинавских странах, дорожат этим и берегут такое нематериальное наследие, ремесла, умения, сами суда и традиции — не только строить, но и ходить на них по водоемам.

Фото kultura.ptz.ru

За прообраз «Народной лодки» мы взяли «Кижскую регату», которая будет проходить в эти же даты на острове Кижи в Карелии. Она там проходит уже девятый год, и довольно успешно. Мы на Волге ничем не хуже, у нас даже более глубокий пласт этих традиций, просто он утерян, поэтому решили с группой единомышленников, в том числе Артемом Николаевичем (Силкиным, директором музея-заповедника «Остров-град Свияжск»), яхтсменом Андреем Богдановым в январе этого года учредить ассоциацию «Старая Волга» по сохранению традиционного быта, традиций, ремесел.

«Придет к нам и судно путешественника Андрея Невзорова, которое он сварил из металла за полгода»

Каково значение фестиваля и кого ожидаете увидеть?

— Нам, людям, увлеченным этой темой, нужно было какое-то совместное мероприятие. Для начала, я думаю, «Народная лодка» станет тусовкой интересующихся судостроением людей, а поскольку эта тусовка очень интересная и зрелищная, мы думаем, что фестиваль станет туристически привлекательным ивентом. Обычно на подобные фестивали в мире съезжается огромное количество людей. В субботу будет пилот, посмотрим, возможно, стоит так встречаться раз в два года, а, может, и чаще.

Мы ждем порядка 20 плавсредств, так скажем, часть из них — какие-то «рояльные» экземпляры, лакированные, очень красивые лодочки — будет стоять на берегу, чтобы люди могли их рассмотреть и потрогать, часть будет на воде. Причем, приглашая людей, мы совершенно не ставили акцент на материалах изготовления судна, поэтому не все они будут из дерева. Главное условие в том, что это должна быть «народная лодка» — люди из народа, пусть не обладающие огромными деньгами, но имеющие большое желание, берут и делают, выходят на своем судне на реку, именно таков основной лейтмотив.

Из самых интересных судов у нас будет чердачный струг из города Козьмодемьянска (Марий Эл) «Святой Косма», его сделали в клубе юных моряков, это реплика волжского речного судна. Придет к нам и судно путешественника Андрея Невзорова, и оно не деревянное, это стальное судно, которое человек сам взял и построил, сварил из металла за полгода.

Фото twitter.com/gov_karelia_ru

— Видимо, чтобы завлечь массового зрителя в программе появилась гонка гребных судов на приз «Старой Волги» и необычный турнир — соревнование бурлацких артелей на приз острова Свияжск — это шуточный турнир?

— Да, гонка гребных судов — не якорное событие, а активность, чтобы размять мускулатуру (смеется). Это открытые соревнования, на которые может заявиться каждый. В первый день фестиваля, 3 августа, пройдут четыре отборочных тура, будут определены четыре сильнейших гребца. Они в воскресенье поборются за главный приз. Для того чтобы результаты были объективны, они будут грести на четырех наших, одинаковых лодках, думаю, это будет красиво. Соревнование бурлацких артелей — это не шутка, но тоже, конечно, активность для гостей, силовое соревнование. Наши единоборцы, команды, будут впрягаться в специальный снаряд и тянуть его по земле на время до определенных точек. У нас, к сожалению, пока нет такого большого судна, чтобы провести эти соревнования на воде.

«У нас была гипотеза с Артемом Николаевичем, мы ее попытаемся прокачать: что это судно Волжской флотилии»

— В мае, когда обмелела Волга, в Казани вскрылась старинная мостовая, где вы нашли остов деревянного судна якобы столетней давности. Расскажите, пожалуйста, подробнее о находке — представляет ли она историческую ценность?

— Да, мы провели экспертизу фрагмента древесины, стало понятно, что судно столетнее, не больше. Древесина пахнет дизельным топливом, это значит, что судно было оснащено двигателем. Почему я считаю, что ему около века: по характеру скобяных изделий, который я также там нашел, то есть крепежа, болтов — таких болтов 50 лет назад уже не делали, а вот сто лет назад как раз такие и использовали. Я думаю, что это судно — что-то типа самоходной баржи, возможно, катера. У нас была гипотеза с Артемом Николаевичем (Силкиным), и мы ее попытаемся прокачать: что это судно Волжской флотилии — во время революции они тут ходили и устраивали баталии. По крайней мере, по возрасту судно подходит, так что такой вариант вполне может быть.

Сейчас рано однозначно говорить, но оно довольно плохо сохранилось, лишь остов, оно замыто песком, и его придется раскапывать. Я думаю, что доставать его нужно обязательно, но сейчас это просто невозможно сделать, нужно снова ждать низкого уровня воды, чтобы с лопатами прийти и покопать, с техникой, аквалангами, помпами, это потребует немаленького финансирования. Наш Институт археологии сказал, что им это неинтересно, это не их период, сказали: «Можете его сами смотреть, раскапывать». Сейчас все на глубине около двух метров, так что говорить рано. Но мне, вообще-то, было бы интересно покопаться, мы все грезим созданием музея «Старой Волги», думаю, было бы неплохо в нем иметь что-нибудь такое, из оригинального. Честно говоря, я бы не сказал, что это уникальная находка, я таких затонувших барж лично знаю 3—4 неподалеку, но дело в том, что их довольно дорого и сложно поднимать.

Чертеж проекта галеры «Тверь» из книги «Адмиралтейская слобода»

«Последний раз, когда хоть как-то тема Локомотива затрагивалась, был в 2018 году»

— Слышали о попытках реконструкции, воссоздания галеры «Тверь», на которой Екатерина II путешествовала по Волге?

— Воссоздание галеры «Тверь» — это круто, особенно круто сделать ее действующей. Была у меня такая мысль, и я ее даже озвучивал — собрать команду, набрать гребцов, классный был бы туристический аттракцион и сам опыт, но очень дорого строить и очень дорого содержать, если еще построить есть кому, то содержать — я не знаю, частное лицо вряд ли потянет когда-либо.

— В 2016 году вы предлагали свою концепцию развития полуострова Локомотив с яхтклубом, благоустройством пляжа, масштабным центром шоу на воде. В апреле 2017-го согласовали ваш проект Центра парусного спорта и водного туризма в стилистике начала XX века. С тех пор о преобразованиях на Локомотиве ничего не слышно…

— А вот так и случилось, вообще тишина по этому вопросу, я даже ничего сказать вам не могу по этому поводу, о том, что там происходит. Мне, честно, очень печально от этого, у меня были такие надежды, что там что-то изменится и для простых людей, и для парусного спорта, ну я еще и не теряю надежды, я жду лучшего и верю в него. Пока тихо. В том году я победил в международном конкурсе проектов по развитию этой территории. Жюри состояло из очень уважаемых, авторитетных российских архитекторов, после конкурса все стихло. А последний раз, когда хоть как-то тема Локомотива затрагивалась, был на межведомственном совещании в Управлении архитектуры Казани прямо перед Новым годом, в 2018 году. Там презентовались работы победителей, и я там делал доклад о своей работе, все послушали и обещали дать свои конструктивные предложения и высказать замечания — и тишина. Скоро уже будет год, как конкурс завершился.

Ольга Голыжбина
ОбществоИсторияКультура БашкортостанУдмуртияТатарстан
комментарии 1

комментарии

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров