Новости раздела

«Мигранты везут в Татарстан своих детей, чтобы учить их в наших школах»

В КФУ обсудили непростой вопрос «мигрантских» школ и отсутствия условий для обучения ребят из ближнего зарубежья

«Мигранты везут в Татарстан своих детей, чтобы учить их в наших школах» Фото: media.kpfu.ru

Накануне в КФУ собрались педагоги и эксперты, чтобы обсудить острый вопрос — обучение детей мигрантов в школах. Представители учебных заведений отмечают, что по количеству поступивших ребят из ближнего зарубежья можно сделать вывод об экономическом положении в той или иной стране, и констатируют, что мигранты выбирают для своих детей в основном школы рядом с рынками, а также отдают предпочтение татарским учебным заведениям. По крайней мере в Казани. Подробности — в материале «Реального времени».

«В какой стране становится плохо, оттуда и идет основной поток»

Некоторые татарстанские школы неофициально можно назвать «мигрантскими», а все потому, что процент обучающихся из ближнего зарубежья в них достигает 30%, а в отдельных классах и вовсе 50%. Правда, представители казанских школ не хотят, чтобы их называли «мигрантскими».

— Конечно, выражение «мигрантская» школа коробит, нас не устраивает. У нас есть определенный процент детей мигрантов, но их не так много. Может быть, в классе один-два, иногда бывает три человека. Но все-таки это не поток, не основная масса детей мигрантов. Поэтому говорить, что это «мигрантская» школа — совсем не правильно, — считает Марина Андреевская, заместитель директора русско-татарской школы №13.

Вместе с тем она отмечает, что эти дети поступают в образовательное учреждение без знаний русского языка, а это большая проблема. Учитывая, что вопрос с мигрантами волнует сейчас весь мир, спикер считает, что и республику эта тема обойти стороной не может.

— Для школ Татарстана, Казани такая проблема тоже вырисовывается, и мы от нее не можем отстраниться. Мы принимаем всех детей, хотя программа рассчитана на русскоговорящих, — отмечает заместитель директора школы. Сейчас, по ее словам, у них порядка 15% обучающихся — это дети мигрантов.

Заместитель директора по национальному образованию школы №51 Любовь Капитанова говорит, что в одних классах учеников из ближнего зарубежья нет вообще, а в других их классах число доходит до 6-7 человек.

— У нас очень большая азербайджанская диаспора. Очень много таджиков, чуть меньше узбеков, — перечислила спикер представителей этнических групп.

Из года в год, по ее словам, ситуация меняется — все в зависимости от политики, экономики той или иной страны.

Представителей учебных заведений отмечают, что по количеству поступивших ребят из ближнего зарубежья можно сделать вывод об экономическом положении в той или иной стране

— Вся экономика на примере наших школ чувствуется. В какой стране становится плохо, оттуда и идет основной поток. Сейчас у нас приезжают узбеки из Киргизии, таджики. Одно время таджиков было очень мало, — продолжает Любовь Капитанова. — Из Армении, например, детей вообще в школе нет, а вот азербайджанцы приезжают из определенных регионов страны — так, в казанской школе учится много детей родом из Массалинского района Азербайджана.

Языковая среда как основная проблема

Выбирают школу для своих детей мигранты исходя из ее территориального месторасположения. В частности, ищущим лучшей жизни важно, чтобы учебное заведение было недалеко от рынка. И школа №13, и школа №51 этому критерию соответствуют.

— Я соглашусь, что это наличие рынка. Очень много наших детей сейчас уехали в Туру, а значит перевелись в осиновскую гимназию или в осиновскую школу. Думаю, в этих учебных заведениях эта проблема [с обучением] тоже сейчас возникла. Как поняла, в школе уже мест нет, многие уезжают в осиновскую татарскую гимназию, но, видимо, у них там возникают проблемы. У нас были даже дети, которые оттуда обратно к нам ездили из Осиново, потому что в татарской гимназии учиться не могли, а мест в других школах нет, — рассказывает Любовь Капитанова.

Заместитель директора русско-татарской школы №13 Марина Андреевская говорит, что мигранты отдают детей в школы рядом с местом жительства, местом работы, либо останавливают свой выбор на национальных школах, поскольку многие приезжают из Средней Азии и являются носителями тюркских языков, а значит татарский ребятам изучать легче русского. Четвертой причиной выбора учебного заведения представитель казанской школы называет рекомендации друзей и родственников. Спикер припоминает, что у них есть случаи, когда одна семья отдает ребенка к ним, после чего родственники приезжают, стараются найти жилье неподалеку и отдают детей в эту же школу.

— Получается, что у нас целыми поколениями выпускаются. Например, Додобаевы. У них свой уже четвертый ребенок, родственники приехали с Узбекистана, и знакомых к нам приводят, сами звонят, рекомендуют. Такое явление есть, — констатирует Марина Андреевская.

На вопрос модератора о том, являются ли дети мигрантов для педагогов большой проблемой, представитель школы сразу же отвечает — «дети не могут быть проблемой», а вот язык — может.

Резеда Хайрутдинова говорит, что педагоги называют детей мигрантов очень трудоспособными и старательными, а их родителей — заинтересованными дать образование своим чадам

— Проблема — научить ребенка сначала разговаривать, потому что привозят неговорящих детей. Мы понимаем, для ребенка это огромнейший стресс — оказаться в чужой стране, в чужом городе, в чужом коллективе, где говорят на чужом для него языке. Очень часто дети вообще не понимают, что им говорят, — комментирует заместитель директора школы.

В этом случае в образовательной организации прибегают к помощи других учеников, разговаривающих на одном языке с вновь поступившим. Самое первое, что стараются сделать педагоги, — это создать комфортную среду для ребенка, продолжает специалист. Такая политика работает эффективно — в школе дети мигрантов успешно заканчивают 9 и 11 классы и идут дальше получать образование. Создают эту самую комфортную среду в том числе привлекая детей к школьным праздникам, на которых ученики из других стран имеют возможность показать себя, станцевав, спев или прочитав стихотворение на родном языке.

Чем старше ребенок, тем сложнее его обучить русскому языку и социализировать. Педагог начальных классов Альбина Александровна отмечает, что адаптация первоклашки происходит в течение одного года, но помимо школьной программы с ними приходится заниматься в свободное время, поскольку в процессе образования возникает расслоение — одни дети опережают программу, а другие, напротив, отстают.

Татарстанцы благосклоннее к мусульманам, а москвичи — к мигрантам

В КФУ с 2016 года запустили программу «Миграционная педагогика», в рамках которой специалисты вуза провели исследование в школах с большим количеством детей мигрантов, пообщались с педагогами, проанализировали их настроения и нагрузку. Кандидат филологических наук, доцент института образования и психологии КФУ, сотрудник НОЦ «Миграционная педагогика» КФУ Резеда Хайрутдинова говорит, что педагоги называют детей мигрантов очень трудоспособными и старательными, а их родителей — заинтересованными дать образование своим чадам.

— У нас трудовая миграция теперь меняется на семейную. То есть мигранты везут сюда своих детей, чтобы учить их в наших школах для того, чтобы они изучали русский язык и могли в дальнейшем получать здесь образование, жить и работать, — констатирует специалист.

Если российское общество заинтересовано в адаптации мигрантов, это лучше делать через детей, — считает Закир Сариев

Еще одна черта, которой педагоги поделились с исследователями во время опроса, — это уважительное отношение к ним как со стороны приехавших родителей, так и со стороны их детей. Чего нельзя сказать о местных. Главный редактор газеты «Трудовой мигрант» Закир Сариев рассказал, что мигранты, чьи дети учатся в казанских школах, попросили поблагодарить педагогов за работу и отношение.

Продолжая разговор о проведенном исследовании, Резеда Хайрутдинова поделилась интересными данными. При изучении учителей из Татарстана, Москвы и Московской области выяснилось, что их отношение к татарам, русским, жителям Средней Азии и Северного Кавказа, мусульманам и христианам находятся в пределах толерантности. При этом специалисты проследили зависимость этого отношения от места проживания педагогов.

— Учителя Татарстана показали более близкую дистанцию к мусульманам и более дальнюю — к мигрантам. А учителя Москвы и Московской области, наоборот — у них ближе дистанция к мигрантам и дальше к мусульманам. Когда мы обсуждали эти результаты, то пришли к заключению, что все это зависит от тесноты межкультурных контактов, — рассказала спикер.

Без условий и на энтузиазме педагогов

Продолжая обсуждение, эксперты сходятся в одном мнении — через детей можно успешно социализировать их родителей.

— В российском обществе в последнее время часто говорят об адаптации мигрантов. Адаптировать мигрантов легче через их детей. Я знаю семьи, где родители по-русски не разговаривают, а дети смеются: мама, сколько тебе лет, ты не правильно говоришь по-русски. Если российское общество заинтересовано в адаптации мигрантов, это лучше делать через детей, — считает главный редактор газеты «Трудовой мигрант» Закир Сариев.

Кандидат психологических наук, доцент института образования и психологии КФУ, сотрудник НОЦ «Миграционная педагогика» КФУ Чулпан Громова отмечает, что в большинстве стран обучение детей мигрантов происходит с помощью централизованного обучения языку, например с помощью подготовительных классов.

— Но есть страны, где такая практика не прижилась. Они говорят о том, что ребенка сразу нужно помещать в общеобразовательный класс. Такие практики реализуются в некоторых школах США, в Ирландии, в некоторых школах Великобритании. Также есть страны, где нет централизованных практик и политик по отношению к языковой адаптации детей мигрантов. К ним можно отнести Италию, Чехию и в том числе Россию, — комментирует специалист.

Чулпан Громова отмечает, что в большинстве стран обучение детей мигрантов происходит с помощью централизованного обучения языку, например с помощью подготовительных классов

В России она выделяет опыт отдельных регионов — Татарстана, Санкт-Петербурга и Москвы. В некоторых школах организованы курсы изучения русского языка, но таких примеров немного. А на Урале есть специально организованный для детей мигрантов лагерь «Белый журавль», где их обучают русскому.

— Но, к сожалению, в большинстве школ учители и администрация сталкиваются со следующими вопросами: нет специального финансирования и условий, чтобы организовать для детей курсы русского языка. В таких случаях, к сожалению, вся проблема ложится на учителя, и организация курсов является лишь инициативой школы. В этом случае проблема адаптации детей мигрантов, к сожалению, становится и проблемой администрации школы, учителей и в том числе родителей, — констатирует Чулпан Громова.

При оценке текущей ситуации в России и в Татарстане в частности выводы получаются совсем не утешительными.

— Сегодня Чулпан Раисовна вспоминала нашу коллегу из Америки, из Университета Майями, которая присутствовала на круглом столе, где также выступали наши учителя и говорили о том, как они работают с детьми-мигрантами, не имея специальной подготовки, курсов русского языка, не владея специальной методикой преподавания русского языка как иностранного, без финансовой поддержки, работая только на энтузиазме. Вот на чем держится работа с мигрантами в России. Увидев ситуацию, послушав наших учителей, американский ученый сказала: «Какие хорошие у вас учителя», — резюмировала Резеда Хайрутдинова.

Мария Горожанинова, фото media.kpfu.ru
ОбществоОбразование Татарстан
комментарии 17

комментарии

  • Анонимно 13 дек
    Администрация школ не договаривает и приукрашивает: в 13-й "мигрантской" школе процветает этническая дедовщина. Дети мигрантов объединяются в шайку и показывают, что они тут хозяева.
    Ответить
    Анонимно 13 дек
    Поверьте это не только в школах происходит
    Ответить
  • Анонимно 13 дек
    а зачем в РТ мигранты? Тоже будет как на западе - грабеж и насилие...
    Ответить
    Анонимно 13 дек
    /а зачем в РТ мигранты?/
    Не хватает налогоплательщиков, работников, военнослужащих. Сами-то слабоваты в чреслах не можем плодиться, всё нам не так, всё не этак.
    Ответить
  • Анонимно 13 дек
    Мигранты все на рынках торгуют , хорошо зарабатывают , почему то из них никто не идет в колхозы , дворники , слесаря , все торгаши , пусть тогда для себя отдельную школу строять на свои деньги , они же налоги не платять , а только пенсионный взнос платят
    Ответить
    Анонимно 13 дек
    а вы для не мигранта что-то много ошибок допускаете, совсем не дружите со спряжением глаголов..
    Ответить
    Анонимно 13 дек
    Ахахах))) похоже один из них и написал... судя по орфографии
    Ответить
    Анонимно 13 дек
    у нас двор убирает дворник-узбек, аккуратный трудяга, вежливый, здороваемся с ним - хорошо понимает по-татарски. Поэтому я не против того когда люди приезжают и работают хорошо.
    Ответить
    Анонимно 13 дек
    /Мигранты все на рынках торгуют.../
    А на стройках они не работают, грязь за нами не убирают?
    Ответить
  • Анонимно 13 дек
    Это я плачу налоги за то, чтобы рыночные торговцы обучали на них своих детей?
    Ответить
    Анонимно 13 дек
    /Это я плачу налоги за то, чтобы.../Наверное, очень большие налоги платите, судя по возмущению.Но налоги платят все, в том числе и те, кто не против присутствия мигрантов.
    Ответить
    Анонимно 14 дек
    А что такого?
    Ответить
  • Анонимно 13 дек
    Зачем мигрантам давать гражданство? Пусть только здесь зарабатывают и назад возвращаются. А семьи им, вообще, надо запретить сюда привозить.
    Ответить
    Анонимно 13 дек
    А почему же семьи нельзя? Где права человека или только отдельные нации имеют права и являются человеками?
    Ответить
  • Анонимно 13 дек
    нам торговцы чужие здесь не нужны,своих хватает.
    Ответить
  • Анонимно 14 дек
    была знакома с молодым педагогом по музыке, киргизка. Хорошо говорит по-русски, акцент не в счет. У нее 3 детей, которым она привила правильные манеры, обучила и русскому и татарскому языку. Из-за проблем с получением гражданства после окончания патента они уехали обратно. Очень жаль, моя дочь занималась у нее в группе и до сих пор вспоминает тетю Фирузу.
    Ответить
  • Анонимно 14 дек
    тоже примером поделюсь. на прошлой работе у нас была узбечка, золотой специалист, отличный кондитер, завпроизводством по выпечке. сперва сама приехала в Казань, затем муж и следом через пару лет дочка. дочка училась в классе 3 или 4. очень мучилась от разницы программ и проблемы с русским языком. со слов коллеги, ребенку устроили травлю и не ученики - с ними общий язык нашелся, а учителя. которые двойки ставили за 5 ошибок в тексте. вроде как - норматив такой и никаких поблажек. дочка плакала, в школу ходить не хотела где ее унижали таким образом. как можно выучить русский язык, если учитель прививает отвращение к нему, ставя двойки? мать приняла решение сменить школу и правильно сделала. в другой школе отнеслись с пониманием, дочка сейчас учится на твердые четверки.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии