Новости раздела

Искандер Юсупов: «После перехода на эскроу снизятся и спрос, и предложение»

Заместитель гендиректора компании «Унистрой» о переходе на проектное финансирование, изменении потребительских предпочтений и региональных особенностях строительного рынка

Искандер Юсупов: «После перехода на эскроу снизятся и спрос, и предложение» Фото: Ринат Назметдинов

Заместитель генерального директора компании «Унистрой» Искандер Юсупов в своем интервью «Реальному времени» рассказал, как изменится расстановка сил на рынке жилья после перехода на эскроу-счета, как за нововведения будут расплачиваться дольщики, о новых проектах компании в Казани и Санкт-Петербурге и о том, почему «Унистрой» планирует оставаться на рынке Уфы.

«Ставки по ипотечным кредитам будут расти. И это плохо»

— На итоговой коллегии в Минстрое вы рассказали, что при работе с эскроу-счетами замедляется оборачиваемость средств. Насколько она замедлилась? Как выглядит операционный цикл застройщиков при работе по новой модели?

— У каждой компании свои сроки строительства: у кого-то 2 года, у кого-то 3. У нас строительный цикл равен примерно полутора годам. В новых условиях мы столкнулись с двумя проблемами — сроки строительства будут увеличиваться, а цены расти. Почему? Все просто. Раньше, еще на этапе котлована, мы уже начинали продажи и сразу получали деньги, которые инвестировали в стройку. Сегодня чтобы начать строительство мы как минимум 3 месяца тратим на получение кредита. Начинаем строить, но строим на кредитные средства, за пользование которыми платим проценты.

Нам говорят — процентная ставка зависит от продаж. Кредит вы берете под 10—12 процентов годовых, но чем больше продадите, тем ниже ставка. Продадите все за 3 месяца, проценты будут, что называется, символические. Но все понимают, что продать 200-квартирный дом за 3 месяца маловероятно. Поэтому если продажи растянутся на весь срок строительства, то цены гарантированно повысятся примерно на 7-8 процентов.

— Некоторые эксперты говорят о том, что после введения эскроу цены могут вырасти до 20 процентов.

— Мы не столь пессимистичны. Повторю, наш прогноз — единовременный рост на 7-8 процентов. Но это исключительно из-за введения эскроу. А ведь никто не отменял плановый рост, поскольку растет цена на топливо, стройматериалы, на строительно-монтажные работы. В этом году вырос НДС, что уже привело к росту цен на наших объектах примерно на 2 процента. Так что в итоге как раз те самые 20 процентов и получатся.

— В январе банки вновь подняли ипотечные ставки. Каков ваш прогноз, будет ли продолжаться рост ставок?

— Я считаю, что ставки по ипотечным кредитам будут расти. И это очень плохо, ведь ипотека была основным катализатором покупок на рынке жилья. Особенно в 2018 году, когда ставки упали до исторического минимума. Я работаю в сфере недвижимости с 2005 года, и за это время таких ставок в принципе не было никогда! Ситуация на рынке стала меняться — люди начали активнее покупать жилье. Благодаря низкой ипотечной ставке в прошлом году произошло смещение спроса в сторону двухкомнатных квартир, хотя ранее самыми ходовыми были «однушки». У семьи стало больше возможностей расшириться, купить новую квартиру. Пока этот тренд сохраняется, но с ростом ставок все может измениться.

Я считаю, что ставки по ипотечным кредитам будут расти. И это очень плохо, ведь ипотека была основным катализатором покупок на рынке жилья. Особенно в 2018 году, когда ставки упали до исторического минимума. Я работаю в сфере недвижимости с 2005 года, и за это время таких ставок в принципе не было никогда!

Безусловно, это общероссийская проблема. В Минстрое уже заявили, что, если будет расти ключевая ставка, а вслед за ней и ипотечная, государство будет регулировать рынок с помощью субсидий. Но какие это будут субсидии? Вспомните, в 2014—2015 гг., при ставке в 17 процентов государство выделяло субсидии, чтобы довести ее до 12 процентов. Сегодня средняя ставка по ипотеке 10—12 процентов. Поэтому не стоит рассчитывать на то, что если завтра Центробанк поднимет ставку на 0,25 п.п, то правительство тут же начнет ее субсидировать.

— А спрос не упадет, учитывая, что ипотека дорожает?

— С одной стороны, дорожающая ипотека, конечно, приведет к оттоку покупателей. С другой — переход на проектное финансирование убьет ряд застройщиков. В итоге снизятся и спрос, и предложение. Поэтому крепкие, надежные компании могут не почувствовать снижение спроса. Образно говоря, если раньше условно на рынке было 100 квартир и 80 покупателей, то сейчас будет 50 квартир и 40 человек, желающих их приобрести.

«Безопасность достигается более высокой стоимостью квадратного метра»

— Первый объект, где вы начали продавать квартиры с помощью эскроу-счетов — ЖК «ART City». Как шла работа со Сбербанком в рамках этого проекта?

— Непросто. Проблема в том, что у банков нет четкой методики кредитования девелоперов по эскроу-счетам. Вот вы приходите за кредитом, вам говорят — даете вот это, это и это, и больше вопросов к вам нет, ждите одобрения. Мы же чуть душу наизнанку не вывернули, показывая все, что попросят. В итоге весь процесс занял порядка двух с половиной месяцев.

И банкиров можно понять, на них это свалилось неожиданно и приходится что-то придумывать на ходу. Я уверен, что со временем срок рассмотрения одобрения кредита сократится. Будут разработаны стандарты требований к предоставляемой документации. Но пока этого нет. В итоге, если раньше, получив разрешение, мы готовили проектную декларацию, получали ЗОС (заключение о соответствии, — прим. ред.) и через месяц начинали продажи, то сейчас, получив ЗОС, мы еще только сдаем документы на кредитование, и до выхода на продажи проходит 2-3 месяца.

— Сколько средств было получено от банка?

— Банк дал 85 процентов, 15 процентов наши собственные средства. Банки говорят, что в будущем готовы работать из соотношения 95 процентов на 5 процентов.

Но проблема не в размере первоначального взноса, поскольку у большинства компаний деньги на него есть. Вопрос, дадут ли банки кредит вообще, готовы ли они кредитовать тех, у которых были просрочки по сдаче объектов, были какие-то финансовые трудности или нарушения, в учредителях есть люди, которые попадали в поле зрения правоохранительных или налоговых органов. Да элементарно — банк видит, что компания не сдает объекты в заявленный срок — а таких, к сожалению, немало — и это уже повод для отказа в кредите.

— Даже если это крупная компания и у нее большие объемы строительства?

— Размеры тут точно ни при чем. Вспомните, «Свей», «ФОН» — это были одни из самых крупных компаний Казани. Теоретически, банку безопаснее прокредитовать застройщика, который строит один-два дома и у которого нет других обязательств. Поэтому одним из основных критериев оценки для банка являются не размеры, а финансовая устойчивость компании.

Что касается эскроу-счетов, то люди понимают, что безопасность достигается более высокой стоимостью квадратного метра. Этакое обязательное страхование, при этом достаточно условное. Ведь если объект не будет достроен, деньги дольщикам, конечно, вернутся, но без какой-либо индексации

— Как происходит взаимодействие с банком после того, как деньги получены? Действительно ли банки очень активно вмешиваются в деятельность застройщиков?

— Банк рискует деньгами дольщиков, поэтому, безусловно, контролирует все этапы строительства. Например, мы обязаны согласовывать каждый договор долевого участия, теряя только на этом 3-4 дня. Утверждаем любые проектные изменения. Например, если мы хотим улучшить окна, то должны согласовывать это с банком. Хотя, честно говоря, проектных изменений бывает не так много и это действительно оправдано.

Что изменилось для клиента? Раньше он просто приходил и подписывал договор. Мы сами сдавали его на регистрацию, а затем привозили ему домой уже готовые документы. Сегодня клиент должен поехать в банк и открыть счет эскроу. И только потом прийти к нам, дать реквизиты счета, которые мы прописываем в договоре.

— Покупателей как-то привлекает, что объект продается по эскроу-счетам? Это увеличивает спрос, поскольку люди считают себя защищенными, или, наоборот, они пока с недоверием относятся к новшествам?

— Наши покупатели и так защищены, потому что все объекты мы сдаем в срок. Что касается эскроу-счетов, то люди понимают, что безопасность достигается более высокой стоимостью квадратного метра. Этакое обязательное страхование, при этом достаточно условное. Ведь если объект не будет достроен, деньги дольщикам, конечно, вернутся, но без какой-либо индексации.

«Девелоперы ждут критериев, по которым дома будут переводиться на эскроу»

— По какой ставке вы привлекали кредит, и как эта ставка снижалась?

— Поскольку это относится к понятию «коммерческая тайна», дам общий ответ. Чем надежнее компания кажется банку, тем меньшую ставку он готов дать. Если компания вызывает вопросы, но в принципе они готовы ее кредитовать, то ставка будет выше. Порог — 10—12 процентов годовых. Суть эскроу в том, что с темпом продаж ставка снижается. Начинаться она может и с 12 процентов, а на момент продажи последней квартиры составлять 0,01 процента.

— Сколько квартир по эскроу-счетам уже продали?

— Кредитный договор мы получили в октябре, в него еще вносились изменения, поэтому фактические продажи начались в декабре 2018 года. Сегодня с использованием эскроу-счетов продано 59 квартир. То есть 35 процентов от всех квартир в этом доме.

— Планируете ли в ближайшей перспективе начать продавать квартиры через эскроу-счета в других комплексах? Или привлекать проектное финансирование в других банках?

— Мы уже ведем переговоры с несколькими банками. Летом мы начнем строительство новых домов и продавать их будет необходимо уже по новым правилам. Поскольку дело это небыстрое, то «готовим телегу зимой», чтобы к моменту старта продаж у нас уже был одобрен кредит.

Летом мы начнем строительство новых домов и продавать их будет необходимо уже по новым правилам. Поскольку дело это небыстрое, то «готовим телегу зимой», чтобы к моменту старта продаж у нас уже был одобрен кредит

— О каких домах идет речь?

— Домах в ЖК «ART City» и в «Весне-2». Продажи в «Весне-1» мы успеваем закончить по старым правилам. Там сейчас строится последний дом. Порядка 40 процентов квартир уже продано, и к лету квартир в первой «Весне» не останется в принципе. «Весна» — это самый востребованный и, как следствие, самый быстро продающийся проект. Поэтому в марте — апреле этого года мы планируем начинать строительство «Весны-2».

Мы, как и все российские девелоперы, ждем, что в феврале правительство окончательно определит критерии, по которым дома будут переводиться на эскроу. Допустим, в «ART City» у нас есть дома, которые на 1 июля будут на начальной стадии или на середине строительства. Если мы обязаны будем перевести их продажу на эскроу, мы это сделаем.

На самом деле все будущее отрасли зависит от этих критериев. Поясню, есть много компаний, которые только начали объекты и продали в них 5—7 процентов квартир. И им говорят: ребят, с 1 июля продажи только через эскроу, идите в банк и получайте кредит. Как следствие — остановка продаж и строительства как минимум на 3 месяца, что автоматически ведет к переносу сроков сдачи дома.

И это еще не самое страшное. Это так, цветочки. Ягодкой может стать элементарный отказ в кредите. Гарантий ведь никаких нет. Вот и представьте, компания строит дом, заключила какое-то количество ДДУ, вложила средства, а ей отказали в кредите. Что делать? Вариантов, собственно, два: либо банкротиться, и у нас снова появляются обманутые дольщики, либо они этот проект пытаются продать. Причем если его и купят, то купят с хорошим дисконтом.

— То есть конкретных критериев, как будут переводиться на эскроу-счета объекты, строящиеся сейчас, нет?

— Совершенно верно. Думаю, что при их разработке должны быть учтены два основных маркера — строительная готовность и объем продаж. В теории дом может быть построен на 10 процентов и продан на 70 процентов. О каком проектном кредитовании может идти речь, если 70 процентов денег уже получено застройщиком? Поэтому первый вопрос, какой будет порог? Может быть, скажут, что если продано или построено меньше 80 процентов, то продавайте объект по эскроу. Но это будет совсем печально. Второй вопрос: как эти критерии — готовность дома и количество проданных квартир — будут коррелировать между собой.

Банки могут отказать в кредите и крупным компаниям

— Какие лайфхаки вы бы предложили компаниям, которые только собираются начинать работу с банками по проектному финансированию?

— Какие уж тут лайфхаки… Застройщикам придется иметь дело с банками. И если были проблемы со сроками сдачи, с дольщиками, с финансовой или налоговой отчетностью — банк все равно об этом узнает.

— На той же коллегии Минстроя вы предложили внести поправки, которые позволили бы продолжить привлекать деньги дольщиков по старой схеме по тем объектам, которые должны быть достроены до декабря 2020 года. Много ли татарстанских компаний может уйти с рынка, если такой переходный период все же не будет предусмотрен?

— По моим личным ощущениям, до 30—40 процентов компаний могут не получить кредит. Причем в их числе могут быть и очень крупные игроки.

Мы, как и все российские девелоперы, ждем, что в феврале правительство окончательно определит критерии, по которым дома будут переводиться на эскроу. <...> На самом деле все будущее отрасли зависит от этих критериев

— Планируете ли вы использовать еще какие-то инструменты, помимо проектного финансирования, после вступления в силу поправок в ФЗ-214? В конце прошлого года «Унистрой» принял решение о смене организационно-правовой формы с ООО на АО. Для чего это было сделано?

— Акционирование — возможность поработать на рынке IPO, привлечь внешние инвестиции. Это один из шагов компании в развитии альтернативных финансовых инструментов. Например, на днях мы открыли кредитно-потребительский кооператив, который позволяет людям, не имеющим больших сумм, инвестировать в квартиры. Любые суммы, от 10 тысяч рублей, можно «положить» под проценты, более привлекательные, чем банковские.

— ЖНК будете продолжать развивать?

— Да, это очень перспективное и, главное, хорошо зарекомендовавшее себя направление. У нас только в Татарстане порядка четырех с половиной тысяч пайщиков.

— Какие новых жилые комплексы планируете строить?

— Совершенно новый проект — жилой комплекс в Дербышках. И как я уже говорил, начинаем строить вторую «Весну». Но это рабочее название. На самом деле мы не будем его так позиционировать. Все это — ЖК «Весна», но вторая очередь будет отличаться и визуально, и по планировкам квартир. Мир очень стремительно меняется, и если мы хотим быть в тренде, необходимы новые решения и технологии.

— Как будут меняться планировки — квартиры будут меньше, больше?

— Вопрос не в площади квартир, а в расположении комнат. Уходить в очень большие или очень маленькие квартиры неправильно, да и для продаж небезопасно. Основываясь на собственном опыте, на отзывах и пожеланиях клиентов, мы увидели, что где-то делали слишком большие, а где-то наоборот, слишком маленькие кухни. Что иногда большие двухкомнатные квартиры более востребованы, чем маленькие однокомнатные. Что люди хотят иметь возможность выбрать квартиры с панорамным остеклением. Все эти отзывы, пожелания мы использовали при проектировке новой очереди «Весны». Плюс изменили фасады.

— Многие ругают цветные фасады. Будете экспериментировать с цветом?

— Мы хотим в этот раз использовать не очень яркие цвета. При этом просто белые фасады конечно делать не будем. Согласитесь, это все-таки немного скучновато.

«В Уфе воспринимают дома только из красного кирпича. А в Тольятти очень нужен мусоропровод»

— Вы озвучивали планы по строительству жилого комплекса в Санкт-Петербурге. Когда будет начато строительство?

— Это уже не планы, это реальность. В Сестрорецке, курортном районе Санкт-Петербурга, мы хотим построить жилой комплекс, который сопоставим по площади с «Царево Village». Это порядка 105 гектаров. Рабочего названия пока нет, сейчас идет процесс написания маркетинговой стратегии. Что касается сроков, то летом этого года планируем начать строительство первых домов.

— Там тоже будет малоэтажное строительство?

— Да, это будет «малоэтажка», но не повторение «Царево Village». Мы недавно ездили по Европе, были в Польше, Швеции, Дании. Изучали их подходы к строительству и то, что нам понравилось и показалось подходящим для наших условий, перенесли на наши объекты. Поэтому в Питере будет очень интересный комплекс в европейском стиле.

Основываясь на собственном опыте, на отзывах и пожеланиях клиентов, мы увидели, что где-то делали слишком большие, а где-то наоборот, слишком маленькие кухни. Что иногда большие двухкомнатные квартиры более востребованы, чем маленькие однокомнатные. Что люди хотят иметь возможность выбрать квартиры с панорамным остеклением...

— Расскажите подробнее о жилом комплексе в Дербышках. Что это за проект?

— Это четыре дома, объединенные в один комплекс, с собственной благоустроенной территорией. Знаете, жители Дербышек настолько привыкли к своему микрорайону, что в большинстве своем не хотят оттуда уезжать. При этом жилой фонд там довольно старый и строительство практически не ведется. Поэтому этот проект, в первую очередь, ориентирован на жителей Дербышек, которые хотят переехать в современное и комфортное жилье, но не готовы уезжать из своего микрорайона.

— Рабочее название уже есть?

— ЖК «Беседа». Дело в том, что он у нас ассоциируется не просто с семейным комплексом, куда люди возвращаются переночевать после работы или учебы. Для нас это место где люди общаются, делятся своими успехами, вместе решают проблемы. Могут запросто, по-соседски собраться и попить чаю и не стесняются попросить помощи, постучавшись в дверь напротив. Добрососедство, дружба, взаимопонимание и доверие — это особенность жителей Дербышек. Эти качества мы хотим не только сохранить, но и активно пропагандировать.

— Как развивается ваш проект в Уфе? На какой стадии сейчас находится строительство жилого комплекса «Венский лес»?

— В Уфе мы заканчиваем строительство первого дома, летом введем его в эксплуатацию. В следующем году сдадим второй дом. Вообще, когда мы начинали там проект и назвали сроки его исполнения, нам сказали — вы сошли с ума, вы никогда в них не уложитесь. В Уфе почему-то привыкли строить дольше. В итоге — мы идем с небольшим опережением. В этом году начнем строительство последнего, третьего дома.

— Какие-то другие проекты планируете в Уфе?

— Мы планируем оставаться в Уфе, потому что и город нас достаточно хорошо принял, и мы смогли создать там по-своему уникальный продукт. Сегодня мы работаем над тем, чтобы подобрать и начать осваивать новую площадку.

— Какова динамика цен в Уфе? Отличается от казанской?

— Примерно одинаковая. Если сравнивать с нашими комплексами, то по ценнику «Венский лес» второй после «ART City». В Уфе достаточно высокие цены, но квартиры продаются хорошо. Я бы даже сказал, что рынок активнее, чем в Казани.

— С чем это связываете?

— Трудно сказать. Может быть, спрос высокий, доходы больше. Например, у нас там половину парковок раскупили буквально за 2-3 недели. В Казани продавать парковки очень тяжело.

— Насколько там выросли цены за год?

— По нашему объекту — примерно на 13—14 процентов. В целом по городу цены тоже растут достаточно активно. Больших отличий от Казани в этом плане нет.

В Казани все стараются уходить в комфорт-класс. Естественно, это повышает ценник. В Самаре такого стремления нет, большая часть жилья в эконом-классе. Если человек захочет купить жилье по комфорту и месторасположению схожее с жильем в Казани, думаю, он отдаст не меньше денег. Цены в городах-миллионниках примерно похожи

— Чем еще отличается уфимский рынок от казанского?

— В каждом регионе, в каждом городе свои нюансы. В Уфе, например, воспринимают дома только из красного кирпича. А в Тольятти очень нужен мусоропровод, хотя в старых домах Казани их почти все «заварили», а в новых уже не делают. Когда мы зашли в Тольятти, нас сразу стали спрашивать, почему нет мусоропровода. Мы объясняли, что это антисанитария, что это неудобно, что есть мусорная площадка, но они долго не хотели соглашаться. В итоге все-таки отучили от мусоропровода.

«Даже внутри одного города рентабельность зависит от проекта»

— На какой стадии находится строительство комплекса «Южный бульвар» в Тольятти?

— Как говорят студенты, мы на «экваторе». Сделали ровно половину — сдали 7 домов из 14. Восьмой дом строится, в середине этого года начнем строительство девятого. В ближайшей перспективе откроется детский сад. Но вообще рынок в Тольятти сложнее, чем в Казани и в Уфе.

— Насколько самарские цены отличаются от казанских? И насколько отличается динамика?

— В Тольятти цены значительно ниже. Средняя цена квадрата в нашем ЖК порядка 47 тысяч рублей, и эта цена выше средней по рынку. В Самаре ситуация похожа, там есть и дорогие, и более дешевые объекты. Вообще самарский рынок достаточно специфичен, акцент делается на точечную застройку. В жилых комплексах, которые мы видели, больше внимания уделяется экономике проекта, а не комфорту. Это не говорит о том, что компания должна работать себе в убыток, но все-таки нужно создавать продукт, за который не стыдно, строить дома, в которых ты сам хотел бы жить. Безусловно, мы видели не все ЖК Самары и там наверняка есть хорошие и интересные проекты, но их точно меньше, чем в Казани.

— Читатели в комментариях часто задают вопрос, почему в Самаре новостройки стоят так дешево — у нас, мол, цены гораздо выше. Как бы вы ответили на этот вопрос?

— Чтобы ответить корректно, надо понимать, какие именно объекты мы сравниваем. В Казани все стараются уходить в комфорт-класс. Естественно, это повышает ценник. В Самаре такого стремления нет, большая часть жилья в эконом-классе. Если человек захочет купить жилье, по комфорту и месторасположению схожее с жильем в Казани, думаю, он отдаст не меньше денег. Цены в городах-миллионниках примерно похожи. Хотя в минувшем году Казань, конечно, сильно скакнула по ценам. В других крупных городах динамика не столь стремительна.

— Планируете строить новые объекты в Самаре, в Самарской области?

— Мы постоянно в поисках интересных проектов в разных регионах. Но именно в Самаре пока ничего конкретного не выбрали.

— Насколько отличается механизм работы и продаж в разных регионах?

— Внутри компании никаких отличий нет. Есть стандарты, которые внедряются во все наши новые проекты. В других регионах, при формировании штата, мы обязательно вводим в него несколько казанских сотрудников, которые становятся носителями ценностей компании, прививают коллективу наши подходы в ведении бизнеса.

— А рентабельность во всех регионах одинакова?

— Конечно, нет! Даже внутри одного города рентабельность зависит от проекта. Примерно одинакова только стоимость строительно-монтажных работ. А есть еще стоимость земли, подключение к сетям… Цена и того, и другого может сильно отличаться в зависимости от расположения. Поэтому у каждого проекта своя рентабельность.

Даже внутри одного города рентабельность зависит от проекта. Примерно одинакова только стоимость строительно-монтажных работ. А есть еще стоимость земли, подключение к сетям… Цена и того, и другого может сильно отличаться в зависимости от расположения. Поэтому у каждого проекта своя рентабельность

«Наш основной конкурент — это вторичный рынок»

— Застройщиков часто упрекают в том, что они строят жилые комплексы на окраинах, где нет достаточно развитой инфраструктуры — инженерной, транспортной, социальной. «Унистрой» тоже строит крупные жилые комплексы на выезде из Казани. Как решаются вопросы, связанные с инфраструктурой?

— Любой застройщик будет рад построить ЖК в центре города. Только увы — земли там либо просто нет, либо она стоит сумасшедших денег и рентабельным там будет строительство точечной «элитки» по соответствующей цене. Поэтому девелоперы начинают осваивать новые районы. А вместе с домами появляется и инфраструктура. Вы вспомните, когда-то и «квартал» был почти пустой с точки зрения инфраструктуры, и Азино.

То же самое и сейчас. Возьмите «Весну» — казалось бы, совсем молодой микрорайон, но там уже есть один детский сад и строится второй. В этом году сдается школа. Нежилые помещения уже давно облюбовал ретейл, там есть парикмахерские, стоматология, кафе. То есть для того, чтобы, не выходя из комплекса решить свои вопросы, там в принципе уже все есть.

Если мы говорим про «Царево Village», там тоже уже есть детский сад, скоро сдается второй. В этом году, если все получится, начинаем строительство школы. Да, какое-то время это займет. На старте строительства эти вопросы всегда актуальны, потому что ни один застройщик не будет строить сначала детский сад, а потом дома. Инфраструктура создается постепенно. И в том, что мы мало уделяем внимания комфорту и удобству, нас точно нельзя упрекнуть.

— А инженерная инфраструктура, транспортная?

— Транспортное обеспечение — это вопрос муниципалитета. Согласитесь, никто не будет включать в маршрутную сеть строящиеся или малонаселенные микрорайоны. Но как только появляются жители, как только это становится экономически выгодно, перевозчики приходят. Пример тому «Весна», где автобус появился не сразу. Было и недовольство жителей, но со временем, при активном участии комитета по транспорту Казани, вопрос решился.

А вообще это, конечно, вопрос некой внутренней ответственности застройщика. Мы, например, год субсидировали автобусные перевозки для первых жителей «Царево Village». Они были бесплатны для жителей комплекса и это обошлось нам примерно в 5,5 миллионов рублей. Прошел год, жителей стало больше, и сегодня все перевозки идут уже на коммерческой основе. Автобусы в «Весну» мы тоже какое-то время субсидировали.

— С каким портфелем «Унистрой» закончил 2018 год?

— В прошлом году мы ввели в эксплуатацию 146,5 тысячи кв. м и вошли в топ-25 компаний России по вводу жилья. Причем обошли ряд федеральных компаний — «ЮИТ», «Бруснику» — по этому показателю. В следующем году планируем сдать порядка 170 тысяч кв. м.

— Какие компании считаете конкурентами?

— Наш основной конкурент — это вторичный рынок. Но конкурируем мы больше в объемах продаж, потому что «вторичка» безусловно проигрывает новому жилью в качестве и комфорте.

Хороший и качественный продукт можно сделать только в условиях конкуренции. Так что к приходу новых игроков мы относимся совершенно спокойно

— Компания «ПИК» заявляла о намерениях зайти в Казань. Зашли они?

— О своем желании выйти на рынок Казани они действительно заявляли, но, насколько я знаю, конкретных шагов компания пока не предпринимала.

— Как относитесь к приходу федеральных игроков?

— У нас есть друзья в Екатеринбурге, Тюмени, куда «ПИК» уже зашел. Многие опасались, что они начнут демпинговать, вести агрессивную маркетинговую политику. Нет, ничего этого не было. Они работают наряду с другими компаниями, делают нормальный продукт с обычными для региона ценами. Сейчас в Казань зашла московская компания «Садовое кольцо», в Челнах появился «Талан», и тоже все в рамках правил. Мы зашли на рынок Уфы и тоже для местных игроков ничего не поменялось. Актуальны новшества в продажах, в технологиях, в каких-то подходах в ведении бизнеса. Но это очень быстро приживается на рынке и перенимается другими игроками. Мы вот, например, начали первыми в регионе делать демо-этажи, шоу-румы, виртуальные экскурсии и прочие вещи. Через какое-то время наши коллеги по рынку это переняли. Придет «ПИК», принесет что-то новое, мы научимся. Хороший и качественный продукт можно сделать только в условиях конкуренции. Так что к приходу новых игроков мы относимся совершенно спокойно.

Гуландам Фатхуллина, фото Рината Назметдинова
Недвижимость БашкортостанТатарстан
комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 07 фев
    Спасибо, интересное интервью
    Ответить
  • Анонимно 07 фев
    Второй садик в Царево строится. Хоть один откройте.
    Ответить
    Анонимно 07 фев
    первый давно уже открыт
    Ответить
    Анонимно 07 фев
    Первый государственный открыт? Или частный?!!
    Ответить
  • Анонимно 07 фев
    В очередной раз убеждаюсь, что лучше сейчас в долевое не вступать...Лучше брать готовое. Да дороже, он зато риск остаться "у разбитого корыта" сокращается
    Ответить
  • Анонимно 07 фев
    Соглашусь с Вами! Вступать в долевое строительство сейчас очень не безопасно. Нет уверенности уже ни в одной строительной компании
    Ответить
    Анонимно 07 фев
    2-3 компании в Казани надежные, Грань, Унистрой и Юит, а в остальных уверенности нет!
    Ответить
    Анонимно 07 фев
    Фон тоже был наджен...
    Ответить
    Анонимно 07 фев
    у грани мне планировки не нравятся. А Юит - да. хорошая компания
    Ответить
    Анонимно 07 фев
    казался надежным. Но, увы, не был
    Ответить
  • Анонимно 07 фев
    Пока как ни крути, Унистрой действительно «держит марку». Это факт
    Ответить
  • Анонимно 07 фев
    Ни за что не стану вступать в долевое строительство сейчас. Очень рискованно.
    Ответить
  • Анонимно 08 фев
    Цены сверх высокие, за год выросли в 1,5 раза, унистрой живёт в своей реальности чиновников которые украли из бюджета деньги и им без разницы по какой цене покупать, но у любой откуда деньги если зарплаты не растут, однушки были 1.8 млн сейчас почти 4 млн, это безумие
    Ответить
    Анонимно 11 фев
    Покупайте в Саратове - однушки меньше миллиона стоят, но потом с радостью отдадите 4 млн, чтобы вернуться в Казань
    Ответить
  • Анонимно 10 фев
    Да, тяжелый для строителей будет 2019.
    Всех буратин, кого могли, вытряхнули в 2018 на хайпе сначала введения экскроу счетов, затем повышения ипотечных ставок. В 2019 уже никакой истерики не поднять - даже введением обязательных экскроу счетов летом - народ понимает, что вся долевка может в одночасье превратится в долгострой. Поэтому те, у кого еще остались деньги или возможность взять ипотеку смотрят в сторону вторички.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров