Новости раздела

Онколечение по-казански: экономия на лекарствах и госзакупки у своих по двойной цене

В Татарстане из 200 нуждающихся в особых препаратах больных раком только четверо получают их бесплатно

Онколечение по-казански: экономия на лекарствах и госзакупки у своих по двойной цене Фото: Руслан Шамуков (m24.ru)

В то время как, согласно информации, озвученной на комиссии по координации работы по противодействию коррупции в РТ, аффилированные высокопоставленным медикам компании осуществляли поставки расходных материалов и реагентов по удвоенным ценам, в Татарстане экономили на лекарствах для онкобольных. Заставить республиканский Минздрав обеспечить пациентов дорогостоящими, но жизненно необходимыми им препаратами не смог даже суд… В ситуации разбиралось «Реальное время».

Хоть умри…

Онкологический диагноз зачастую воспринимается как смертный приговор, но жительница Казани Фарида Шарафутдинова, уже четырнадцать лет страдающая хроническим миелоидным лейкозом и шесть лет назад ощутившая стремительное ухудшение здоровья, казалось, получила шанс на спасение. После обследования в Московском гематологическом научном центре ей назначили препарат, который буквально вернул ее к жизни. Но не просто дорогой, а очень дорогой: месячный курс «Бозутиниба» стоит от 200 тысяч рублей.

«Бозутиниб» не входит в утвержденный перечень препаратов, отпускаемых по рецептам бесплатно, и не подпадает под госпрограмму «Семь нозологий», однако в случаях, когда другие препараты не эффективны, а этот работает, закон позволяет медикам назначать его бесплатно. Тем не менее летом 2016 года татарстанский Минздрав отказался бесплатно обеспечить Шарафутдинову «Бозутинибом». Женщина многократно обращалась с просьбой о помощи к министру здравоохранения Аделю Вафину, его заместительнице Фариде Яркаевой, ходила на личный прием…

— Когда Яркаева на мою просьбу дать лекарство, чтобы спасти мне жизнь, ответила, что ничем помочь не может, я подала на Минздрав в суд, — сообщила корреспонденту «Реального времени» Фарида Шарафутдинова, — я написала заявление в Вахитовский райсуд, и в июле прошлого года его удовлетворили. В июле прошлого года суд обязал Минздрав обеспечить меня нужным препаратом, и это решение устояло, когда Минздрав подал апелляцию. А в феврале 2018-го апелляционная инстанция это решение отменила и отправила дело на новое рассмотрение…

«Яркаева (на фото) на мою просьбу дать лекарство, чтобы спасти мне жизнь, ответила, что ничем помочь не может», — рассказывает Фарида Шарафутдинова. Фото tatar-inform.ru

Скоро два года, как тянется эта история, а за это время, не получив ни одной упаковки «Бозутиниба» за бюджетный счет, Шарфутдинова сумела доказать, что именно этот препарат ей нужен. Таблетки для нее в течение нескольких месяцев закупались на благотворительные средства через казанское представительство общероссийской общественной организации инвалидов «Всероссийское общество онкогематологии «Содействие» (ВООГ «Содействие»), их присылали также больные из других регионов — Дагестана и Перми. Анализы показали значительное улучшение.

Но благотворительные лекарства закончились, а суд с республиканским Минздравом продолжается. И денег на покупку очередной упаковки у Шарафутдиновой нет.

— Без «Бозутиниба» у Фариды началось резкое ухудшение состояния, — сообщила «Реальному времени» казанский представитель ВООГ «Содействие» Надежда Косякова. — У нее не только прогрессирует основное заболевание, но и началась депрессия.

На грани депрессии и Гульджиян Сатигафарова, у которой еще в 2001 году диагностировали рак молочной железы. Сейчас метастазы проникли в кости, но медицина-то шагнула далеко вперед, и шансы пациентки, казалось, должны были вырасти. Сатигафарова обращалась в Минздрав РТ по поводу назначения ей показанного в таких случаях, как ее, препарата «Ибранса» («Палбоциклиб»), однако члены врачебной комиссии, отметив, что препарат пациентке подходит, отказали в его назначении по причине дороговизны: месячный курс стоит 260 тысяч рублей. И… рекомендовали лечиться им за свой счет.

— Я купила уже шесть упаковок, это очень большая сумма для моей семьи, и я не понимаю, почему мы должны искать деньги на покупку лекарств, которые мне, в соответствии с действующим законодательством, должны давать бесплатно, — недоумевает Сатигафарова.

Когда Минздрав позволит

— В российском законодательстве прописано, как онкобольные должны получать терапию, — говорит представитель ВООГ «Содействие» Надежда Косякова. — Не надо изобретать велосипед: если к препаратам первой линии, то есть входящим в «бесплатный» перечень, произошло привыкание или они противопоказаны данному пациенту, следует получить направление от лечащего врача и пройти комиссию, где подберут подходящее лекарство второй линии. И его обязаны выдавать бесплатно, даже если его нет в «бесплатном» перечне!

«Как может быть, чтобы такая богатая республика не нашла денег на препараты, жизненно необходимые нескольким больным?» — недоумевает Надежда Косякова. Фото vk.com

— В тех случаях, когда сделано все возможное, чтобы оказать пациенту помощь, исходя из имеющихся ресурсов, в случае если эффективность лекарства действительно доказана и в целом, и конкретно для этого пациента, ему может быть назначен препарат не из перечня, — подтвердил слова Косяковой, пусть и с множеством оговорок, главный онколог ПФО Рустем Хасанов. — Когда я руководил Республиканским клиническим онкологическим диспансером, в моей практике были такие случаи. Но редко.

Примеров Хасанов не привел, но уточнил, что если вышеперечисленные условия соблюдены и врачебная комиссия пришла к выводу, что пациента необходимо обеспечить препаратом «не из перечня», лечебное учреждение должно обратиться в республиканский Минздрав — и там решат вопрос. Но главный онколог ПФО дал понять, что до этого доходит нечасто, дескать, трудно изыскать средства на закупку дорогостоящих препаратов, под которые изначально финансирование вообще не выделялось…

— Неправда, — заочно возражает главному онкологу ПФО Надежда Косякова. — По нашим данным, Казани только в этом году свыше десятка миллионов выделили на эти цели! И вообще, как может быть, чтобы такая богатая республика не нашла денег на препараты, жизненно необходимые нескольким больным? Это же просто стыдно, когда в Чечне, в Астрахани всем нуждающимся лекарства второй линии, да тот же «Бузотениб» дают, а у нас экономят на человеческих жизнях! Такая же проблема, правда, была в Нижегородской области, но ее решили около двух лет назад.

По сведениям ВООГ «Содействие», которое представляет Косякова, в Татарстане препараты второй линии, которых нет в «бесплатном» перечне, показаны приблизительно 200 онкобольным с хроническим миелолейкозом (ХМЛ), а примерно 60 человек остро нуждаются в их назначении.

Главный онколог ПФО дал понять, что трудно изыскать средства на закупку дорогостоящих препаратов, под которые изначально финансирование вообще не выделялось… Фото onko-kirov.ru

— Ну а получают эти лекарства у нас, по моим данным, всего четверо пациентов с ХМЛ, — сообщила Косякова. — То, что эти люди добились лечения, — просто чудо. Я знаю историю одной женщины. Она овдовела и, оставшись с тремя маленькими детьми на руках, буквально умирала. Каким-то чудом Минздрав откликнулся на обращения, которые за нее писали и родные, и знакомые, и просто неравнодушные люди, и она благодаря этому жива.

На вопрос «Реального времени» о статистике назначений препаратов второй линии, и о причинах, по которым в них отказывают нуждающимся, в Минздраве РТ уполномочили отвечать заместителя главврача РКОД Светлану Габитову.

— В Республике Татарстан все пациенты, нуждающиеся в противоопухолевом лечении, получают назначения на лекарственные препараты согласно клиническим рекомендациям в рамках перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов [ЖНВЛП], — заявила она. — Препараты, не входящие в перечни, могут быть назначены только по решению врачебной комиссии при отсутствии клинического эффекта при лечении злокачественных новообразований стандартными схемами. Положительное решение о назначении того или иного препарата комиссия принимает на основании данных, подтверждающих эффективность препарата и его влияние на увеличение продолжительности жизни. После назначения врачебной комиссии пациент включается в лист ожидания, если препарата нет в наличии. Закупка препарата осуществляется в пределах финансирования учреждения на данную статью расходов и в соответствии с федеральным законодательством о закупках, на что требуется определенное время. Дорогостоящие препараты, не входящие в льготные перечни, но жизненно необходимые для пациентов в настоящее время получают 188 человек. В листе ожидания на сегодняшний день пациентов нет.

По словам Габитовой, Гульджиян Сатигафарова «была полностью обеспечена препаратом «Фулвестрант» в рамках федеральной программы обеспечения необходимыми лекарственными средствами», а «Ибранса» ей не полагается, так как «не входит в перечень ЖНВЛП». Что же касается Фариды Шарафутдиновой, ее заболевание — хронический миелоидный лейкоз — входит в перечень семи высокозатратных заболеваний (гемофилия, муковисцидоз, гипофизарный нанизм, болезнь Гоше, миелолейкоз, рассеянный склероз, плюс трансплантация органов или тканей), и «обеспечение лекарственными препаратами таких больных относится к полномочиям Министерства здравоохранения РФ».

Светлана Габитова не сообщила, обращалось ли Министерство здравоохранения РТ на федеральный уровень по поводу обеспечения Шарафутдиновой необходимым лекарством, но подчеркнула, что Минздрав РТ «неоднократно обращался в федеральные органы исполнительной власти с вопросом о необходимости расширения льготного перечня в рамках программы семи высокозатратных заболеваний препаратами второй линии».


Светлана Габитова не сообщила, обращалось ли Министерство здравоохранения РТ на федеральный уровень по поводу обеспечения Шарафутдиновой необходимым лекарством

Неэкономная экономия

Причины отказа в лечении дорогостоящими препаратами второй линии пациентам в Минздраве объясняют отсутствием в бюджете средств. На необходимость экономить бюджетные деньги указал в разговоре с корреспондентом «Реального времени» и Рустем Хасанов:

— Чтобы эти лекарства людям дать, нужно будет у кого-то отнять, уменьшить финансирование, а это недопустимо.

С другой стороны, именно Рустема Хасанова на комиссии по координации работы по противодействию коррупции в РТ начальник управления президента РТ по вопросам антикоррупционной политики Марс Бадрутдинов всерьез обвинил в неоправданном расточительстве в бытность главврачом РКОД.

Он указал на то, что за пять лет — в 2013—2017 гг. — фирма «Вега», «входящая в группу взаимосвязанных компаний «Ренир», аффилированных с бывшим главврачом РКОД, племянник которого является там учредителем и директором», заключила с РКОД контракты на сумму, превышающую 328 миллионов рублей. И что при этом «закупка расходных материалов и реагентов обходилась бюджету в два раза дороже рыночных цен, предлагаемых другими поставщиками».

— До 2015 года я действительно занимал должность главврача республиканского онкодиспансера, однако я всегда очень требовательно относился к проведению закупок и не согласен с такими обвинениями, — прокомментировал «Реальному времени» эту информацию главный онколог ПФО. — Мой племянник Марат Мухутдинов действительно является учредителем и директором ряда компаний, однако я не могу что-либо диктовать ему, он взрослый человек… А тендеры мы всегда проводили строго в рамках закона и стремились экономить средства. И если какая-то компания тендер выиграла, я просто не вправе был не заключить с ней договор — я бы за это ответил перед законом.

Марс Бадрутдинов всерьез обвинил Рустема Хасанова в неоправданном расточительстве в бытность главврачом РКОД. Фото Олега Тихонова

Платный «штык» — отцу помощник

Рустем Хасанов не только отверг претензии по части аффилированности ему частных медицинских компаний, соучредителями которых являются его родственники и начальник отдела платных услуг РКОД Рустем Ситдиков, но и подчеркнул, что такие фирмы, сотрудничающие с онкодиспансером, на самом деле полезны:

— У нас в ранней диагностике рака «штыков» не хватает. Первичное звено в медицине просто не подготовлено к такой методичной работе, особенно с пациентами, которые считают себя здоровыми и не стремятся обследоваться, а РКОД ранней диагностикой вообще не занимается. А частные медицинские организации, наподобие «Поликлиники профилактической медицины», где соучредителем действительно является мой сын, успешно занимаются как раз этим направлением. И чем больше будет таких учреждений, тем лучше. Они же сами лечением не занимаются, они направляют в РКОД биоматериал своих пациентов для исследования, а если выявляют рак — направляют людей на лечение в диспансер…

Нормальной, по-видимому, до недавнего времени руководству клиники и республиканскому Минздраву казалась ситуация, когда Рустем Ситдиков, руководивший отделением платных услуг крупного лечебного учреждения, одновременно выступил соучредителем шести частных медицинских учреждений: ООО «Эльтрон», «Поликлиника профилактической медицины», «Маммологический центр», «Астра-Мед», «Экомедика», «Клиника реабилитации» (по данным ресурса rusprofile.ru).

Инна Серова
ОбществоМедицина Татарстан
комментарии 17

комментарии

  • Анонимно 29 мая
    Боже мой! Миллиарды ежегодно в землю закапывают, "ремонтируя" дороги, воруют безмерно, из "Форбса" сыночки не вылезают, устраивают помпезные праздники и ифтары, красуются на саммитах и за рубежом , а для несчастных больных раком денег нет! Позорная бесчеловечная власть! Мне стыдно за Татарстан!
    Ответить
    Анонимно 29 мая
    А что же про финансирование церкви не упомянули?
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Сила, наглость, хамство + бессовестность, некомпетентность, безжалостность ... Да, так будет точнее. Вот они скрепы нашего общества. Нет, конечно, не всего, но 99,999% "чинуш" такие.
    Может это только в Татарстане? Может в остальной России получше обстановка? Скажите, пожалуйста.
    Ответить
    Анонимно 29 мая
    В остальной России коммунизм уже давно и живут сплошь святые.
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Предлагаю расформировать фк рубин и хк акбарс, а высвобожденные деньги направить на лечение онкобольных
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    А я предлагаю проверить все входящие цены на такие лекарства.Неужели трудно создать группу их 3-4 человек,чтобы проверяли каждую копейку.... в 2008 году сам покупал противоопухолевое лекарство в Москве за 16000,в Казани,в аптеке около стадиона,оно стоило 25000.... Ну нельзя делать деньги на онкобольных,ну что за безобразие!А за то,что какие то группы наживаются на этом,это бардак..... Это огромный минус хваленой систем здравоохранения Татарстана....За такие наценки надо судить!
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Зато на хоккеистов-футболистов не скупятся.
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    "Рустем Ситдиков, руководивший отделением платных услуг крупного лечебного учреждения, одновременно выступил соучредителем шести частных медицинских учреждений" - коррупция однако.
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    завтра все ПРИГЛАШЕНЫ на праздник хоккейного клуба АК БАРС
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Берегите здоровье. Ужас происходит вокруг
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Что ждёт меня с такой медициной лучше не думать. Всю жизнь проработал на заводе , онкология 4 стадии , две операции. На данный момент никакого лечения не принимаю. Врач говорит ничего не надо.
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Держитесь! ходаем сакласын... в этом мире столько богатых, а на таблетки нуждающимся нет денег....
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Лежал в больнице.Человеку после инфаркта дали инвалидность и он должен ежедневно принимать лекарства.В месяц на 18000 рублей.Точно такое же лекарство в Турции на наши деньги стоит 6000.И они хотят чтоб люди до 80 лет жили.
    Ответить
    Анонимно 30 мая
    Никто этого не хочет
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Одна надежда на близких и родных
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    в 2007 году уколы от онкологий предлагал купить мужик в очках в белом халате за 10000 руб.
    Ответить
  • Анонимно 29 мая
    Ничего уже не боятся. Вообще страх потеряли. Воруют в открытую и говорят что это нормально.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии