Новости раздела

«Как-то бездомный принес часы «Ракета». Мы продали их в Беларусь за 650 тысяч рублей»

Владелец коллекции часов на пять тысяч экземпляров — о российской часовой промышленности и супердорогих аксессуарах

В этот день ровно 20 лет назад Чистопольский часовой завод «Восток» выпустил линейку часов «Кремлевские» (часы с гербом России), появление которой в СМИ связали с приходом Владимира Путина в кресло президента. Сейчас эта линейка ушла в историю, но часто такие часы, оседая в руках коллекционеров, наращивают свою цену до сотен тысяч рублей. Мы поговорили с владельцем пяти тысяч экземпляров часов Александром Бродниковским о часовой промышленности в России и о том, как часы становятся сверхдорогими — причем иногда такие часы находят за бесценок в руках у маргиналов.

40 лет и пять тысяч часов

— Расскажите о вашей коллекции. Сколько в ней часов, как она началась?

— В ней больше пяти тысяч экземпляров. Но дело вот в чем, я не считаю себя коллекционером часов, я считаю себя собирателем.

— А в чем разница?

— Коллекционер — это тот, кто собирает что-то определенное. Например, есть Александр Уваров (обладатель одной из самых полных в мире коллекций часов «Победа», — прим. ред.). Он собирает только эту «Победу», все о ней знает, только по ней идет — покупает их на рынках, аукционах. Другие люди собирают, например, четко Longines (известная люксовая марка швейцарских часов, — прим. ред.). А я даже не стремился сначала ничего собирать.

Все началось в 1974 году, когда я поступил в ПТУ. В 77-м закончил и пошел работать на часовой завод. У нас очень хорошие были преподаватели, они мне и привили любовь к часам — к механике их, ко всем делам. Потом у меня служба была на Северном флоте, я туда взял с собой небольшой часовой инструмент — пинцет, лупа, отвертка, подставка. В учебке нас построили, старшина ходит, спрашивает, кто чем на гражданке занимался. Я ему сказал, что я часовщик. Он ответил: «О, будешь у нас кабинетчиком». Меня поставили в кабинет, и я стал ремонтировать часы офицерам. Приносили самые разные часы — и «Командирские», и «Восток», и «Ракеты». И только этим делом я занимался восемь месяцев.

На гражданку я прислал себе посылку со всякими запчастями. Потихоньку работал на часовом заводе, разбирал запчасти — у меня коробочка была из-под обуви с этим всем. Как-то я показал ее одному своему корешу, знакомому по ПТУ, тот сказал: «Саня, это выставлять надо напоказ». Я сделал стенд, часы повесил, получилось маловато. Я поехал на рынок, познакомился там со всеми барыгами, которые часы перепродают.

Я не считаю себя коллекционером часов, я считаю себя собирателем

Я этим делом занимаюсь уже более 40 лет. Меня интересовали старые часы, я скупал самые разные модели. Раньше вообще было намного проще собирать, все стоило недорого. Сейчас старина стала внезапно очень дорогой. Мне в плюс идет и то, что я сам могу чинить часы, я часовой мастер шестого разряда.

Таким образом у меня стала накапливаться коллекция старинных часов. И тут мне подсказали, что нужно заниматься советскими часами — ощущалось, что в ближайшие годы это станет самой главной темой. Тогда я покупал часы «Полет Делюкс» — 20 микрон золота с автоподзаводом, шикарные часы — я по 300 рублей покупал, это очень дешево. Потом, когда у меня был разрыв сухожилия, я не мог заниматься ремонтом часов, решил сделать опись своих часов. Мой сын, Дима, он тогда был еще маленький, предложил сфотографировать все и выставить в интернет — мы только-только тогда купили первый компьютер ему. И после этого пришла известность в сообществе.

— Чем конкретно вас и людей в целом привлекают часы? Почему вообще часы становятся предметом коллекционирования, поиска, иногда даже культа? Почему за них отдают большие деньги?

— Ну, на это очень трудно ответить. Я сам не знаю, почему они мне нравятся. Это моя жизнь. Скорее мне даже нравится процесс ремонта, восстановления. Нравилось делать что-то руками.

У меня есть в коллекции вещи, которые в единственном экземпляре, больше таких вообще не существует. И я даже не могу представить, сколько они стоят

Почему часы могут быть супердорогими и как бездомные находят часы за полмиллиона

— Кстати, к вопросу дорогих часов. Они часто становятся поводом для новостей — когда люди обсуждают часы патриарха Кирилла или часы пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова. Люди узнают, что часы могут стоить невообразимо дорого. Что есть такого в супердорогих часах, чего нет в обычных?

— Многое, конечно, зависит от фирмы, бренда. Но основное дело в другом. Есть, например, Константин Чайкин (всемирно известный часовой мастер, автор ряда ограниченных коллекций). Вот он сделал, например, часы «Джокер», сейчас делает «марсианские» часы. И у него эксклюзивный механизм, его часов мало. И чем меньше часов той или иной модели, тем они дороже.

У меня есть часы «Ракета 3031», я их покупал за полторы тысячи рублей. А сейчас они стоят 800 тысяч рублей. Потому что редкие. («Реальному времени» удалось обнаружить несколько объявлений о продаже таких часов в диапазоне цен от 500 до 750 тысяч рублей. По разным источникам, таких часов было выпущено от 150 до 2000 штук, — прим. ред.).

Вот я дружу с бомжами — им очень много приносят интересного всего. Они столько всего мне приносили, просто с ума сойти. Моему другу, антиквару, принесли как-то вот эти «Ракета 3031». То есть люди бездумно выбрасывают. И мы их продали в Белоруссию за 650 тысяч. Человек тогда приехал на поезде именно за этими часами, привез чемодан денег, забрал часы и уехал.

У меня есть в коллекции вещи, которые в единственном экземпляре, больше таких вообще не существуют. И я даже не могу представить, сколько они стоят.

Чем меньше часов той или иной модели, тем они дороже

Возрождается ли в России часовая промышленность?

— Кто сейчас производит часы в России? В 2016 году директор Чистопольского часового завода «Восток» Иван Грачев заявлял, что они единственное в России предприятие полного цикла.

— Сейчас в полном цикле работает петербургская «Ракета», Чистопольский завод, да. «Молния» выходит на полный цикл, это Челябинский часовой завод. Не знаю, что там у «Чайки» (Угличиский часовой завод), вроде бы тоже возрождается.

Хотя поднять часовой завод — это практически невозможное дело. Например, Второй московский часовой завод — там даже цехов нет, все уничтожено. Первый завод — тоже такая же беда, его фактически не существует.

— А с продукцией Чистопольского завода вам приходилось сталкиваться? Что можете о ней рассказать?

— Я как-то даже видео делал по «Командирским» часам даже. Первые «Командирские» часы делали под заказ, там были особые механики — рычаг «стоп-секунда», чтобы останавливался баланс. В 70-х годах пошли более «бочкообразные» часы. А потом пошел заказ от Минобороны, эти часы до сих пор делаются. Были не только «Командирские» часы, но еще «Сержантские», «Есаульские», «Адмиральские».

И там была интересная история. Китайцам очень понравились эти часы, они начали делать свои такие же. Все то же самое, звезда, танк, было написано, что часы по заказу Министерства обороны — полная копия. Только вместо «17 камней» было написано «17 камнеН». Не было у них буквы «й» в наборе.

Сейчас ЧЧЗ делает неплохие вещи. У них пошел хороший дизайн, стальные корпуса. Мне нравятся их часы.

У меня все есть: экспонаты, документы на них, — но все лежит у меня в квартире. Хорошо, что у меня сын есть, которому все можно отдать, когда я умру

— А с «Кремлевской» маркой сталкивались? Их делали под левшей, под правую руку, потому что только пришедший в Кремль Путин носил часы на правой руке.

— Интересный пример. Не могу сказать, что они очень известны, сам с ними не сталкивался.

— К вопросу Путина. Вы же к нему как-то обращались даже с проектом собственного музея часов?

— Идея музея пришла, когда у меня была первая выставка, лет 10 назад. Мне брат мэра Петергофа сказал, что мне надо делать музей. И тогда я всем писал, Путину два раза писал, что денег нужно на музей. У меня все есть: экспонаты, документы на них, — но все лежит у меня в квартире. Хорошо, что у меня сын есть, которому все можно отдать, когда я умру. Сейчас же бардак такой в стране происходит, все тащат, как могут, в свою сторону. Пока, видимо, страна не готова помочь с музеем.

Беседовал Александр Артемьев, фото facebook.com/brodnikovskij
ОбществоКультура
комментарии 1

комментарии

Войти через соцсети
Свернуть комментарии