Новости раздела

Зуля Камалова: «Не надо думать, что татарская музыка вдруг станет востребована»

На минувшей неделе в рамках небольшого концертного тура в Казани выступила звезда татарской альтернативной музыки Зуля Камалова. «Реальное время» побеседовало с исполнительницей о ее недавнем визите в Россию, подготовке нового студийного альбома, новой татарской музыке и значении родного языка.

«Зачем делать Кремль татарским? Это невозможно и не нужно»

— На минувшей неделе состоялся последний концерт в рамках вашего небольшого тура, и мы хотели бы попросить вас подвести итог всей поездки. Чем этот тур отличился от всех предыдущих? С какими впечатлениями вы вернулись домой? В каких городах, на каких площадках, на ваш взгляд, было максимально душевно?

— Тур прошел отлично. Все понравилось, а особенно фестиваль Tat Cult Fest. Первый в истории фестиваль татарской альтернативной музыки собрал на трех сценах представителей разных жанров, стилей и поколений. Это было очень яркое событие, и я считаю, огромное достижение в развитии современной городской татарской культуры.

— Радиф Кашапов, который организовывал фестиваль, заявлял ранее, что хотел, чтобы «Кремль хотя бы на день снова стал татарским», — по вашим ощущениям, этого удалось добиться? Что вы чувствовали, выступая в Кремле и остались ли вы довольны реакцией слушателей?

— Я не думаю, что Радиф вкладывал какой-то глубокий смысл в эти слова. Он просто хотел подкинуть вам «хедлайн», или как это у вас называется, ведь он сам журналист и знает, что вам свойственно обращать внимание на такие якобы «шокирующие» заявления. Зачем делать Кремль татарским? Это то же самое, что захотеть сделать Казань татарской. Это невозможно и не нужно.

Я была очень рада видеть людей, которые пришли нас послушать. Они были полны энтузиазма, было видно, что они любят нашу музыку, и мне было очень приятно показать им мою австралийскую группу, которой я очень горжусь.

— А как прошел концерт в «Соли»? Не получилось ли так, что люди пришли послушать вас в Кремль бесплатно и уже не захотели тратить деньги на более камерное выступление в баре за 1200 рублей?

— Концерт в «Соли» прошел отлично! Был замечательный звук и очень тонкое камерное звучание. Я думаю, что пришедшие нас послушать там получили абсолютно другое удовольствие.

«Я не думаю, что Радиф вкладывал какой-то глубокий смысл в эти слова. Он просто хотел подкинуть вам «хедлайн», или как это у вас называется, ведь он сам журналист». Фото Максима Платонова

«Наверное, я хотела убедиться, что людям нужна моя музыка»

— Ранее вы уже говорили, что редко выступаете с группой (если я не ошибаюсь, в последний раз вы выступали в России пять лет назад). Как вышло, что вы все-таки собрались и отправились в недавний тур? Как долго вы планировали эту поездку и готовились к ней?

— Мне трудно каждый раз привозить австралийскую группу из-за дорогого перелета. Благодаря президентскому гранту и усилиям ребят из «Ямми мьюзик», проводившим Tat Cult Fest, нам удалось всем приехать в этот раз, и это большая радость. Готовились мы долго, даже сочинили новые песни специально для этого тура. Мои ребята (особенно двое новых участников ансамбля) очень хотели приехать и воочию убедиться в том, как прекрасна Казань, как любят меня мои поклонники и что все это значит.

— Планируете ли вы выступления за пределами Австралии после этого тура? Или пока вас ждет перерыв?

— Пока нет конкретных планов на гастроли вне Австралии. Я буду работать над новым альбомом, а также над театральной постановкой, которая тоже пока в процессе доработки.

— Недавно (причем за довольно короткий срок) вам удалось собрать 250 тысяч рублей на краудфандинге — эти средства пойдут на запись нового альбома. Откровенно говоря, были ли вы удивлены тому, как скоро удалось закрыть первый этап сбора средств?

— Я очень рада, что у нас получилось. Мои поклонники меня не подвели. Да, наверное, я хотела убедиться, что людям нужна моя музыка, и они верят, что нужно продолжать экспериментировать и искать новое звучание. Пока трудно сказать, во что выльется этот опус, я считаю, что язык Йолдыз (поэт Йолдыз Миннуллина, — прим. ред.) очень красив и результат будет смелым и интересным. Должна сказать, что сама очень жду, как у нас все получится с Михилем (Михиль Холландерз — саунд-продюсер проекта).

— Второй этап сбора — 525 тысяч рублей. Есть ли необходимость в запуске еще одной кампании? Вопрос вытекает из вашего недавнего заявления о переговорах с Минкультом. И, к слову, удалось ли договориться с министерством о материальной поддержке?

— Пока я не могу говорить о том, чем закончился этот этап. Я не сомневаюсь, что так или иначе получу поддержку на весь альбом. Мы начали работу над альбомом, и я уверена, что он будет завершен. Есть много людей, который ценят то, что я делаю. И даже без ложной скромности могу сказать, что альтернативная татарская музыка получила свое развитие во многом благодаря моей работе.

«Мне трудно каждый раз привозить австралийскую группу из-за дорогого перелета. Благодаря президентскому гранту и усилиям ребят из «Ямми мьюзик», проводившим Tat Cult Fest, нам удалось всем приехать в этот раз, и это большая радость». Фото vk.com/zulya007

— Что вдохновило вас на то, чтобы записать новый альбом после довольно длительного перерыва? И можете ли вы хотя бы примерно спрогнозировать время его выхода?

— Со времени выхода последнего альбома прошло почти три года. Наверное, это большой перерыв. У меня в общей сложности вышло восемь альбомов, поэтому можно, наверное, было не сильно спешить. А вообще, честно говоря, наверное, я ждала какого-то нового импульса, и я его получила в виде поэзии Йолдыз Миннуллиной. Я надеюсь, мы закончим работу к концу года.

«Татарский язык делает меня тем, кто я есть»

— На странице краудфандинговой платформы, обращаясь к аудитории, вы говорите, что обеспокоены языковым вопросом. А что для вас лично татарский язык?

— Я отлично понимаю, что татарский язык претерпевает изменения в силу многих самых разных причин. И хотя на данный момент ему не грозит исчезновение, не задумываться об этом было бы неумно. Все так быстро меняется.

Татарский язык делает меня тем, кто я есть. Он связывает меня с землей, людьми, культурой, и это дорогого стоит лично для меня. Моя роль — создавать новое татарское искусство. Искусство, которое будет трогать сердца. Вы не поверите, сколько людей мне пишут, что вернулись к татарскому языку, услышав мою музыку, что стали снова гордиться своим происхождением, что почувствовали заново связь с корнями. Это обязывает.

— Общаетесь ли вы с местной татарской общиной в Австралии? Многочисленна ли она?

— Татарская община в Австралии насчитывает около 500 человек. Большинство из них проживают в городе Аделаида. Да, я поддерживаю связь и даже иногда приезжаю на Сабантуи. А они приходят на мои концерты, если я в Аделаиде. Мой муж даже написал научную работу о поддержании общиной австралийских татар родного языка.

— Как вы считаете, обречены ли малые народы на ассимиляцию из-за глобализации?

— Не обречены. Все зависит от правильной политики.

«Я отлично понимаю, что татарский язык претерпевает изменения в силу многих самых разных причин. И хотя на данный момент ему не грозит исчезновение, не задумываться об этом было бы неумно. Все так быстро меняется». Фото Максима Платонова

— Бытует мнение, согласно которому не стоит зацикливаться только на местном и национальном, что на мир надо смотреть шире. Близка ли вам эта позиция?

— Одно не должно мешать другому. От мира нам никуда не деться, если мы только не закроемся от него, как Северная Корея или государство Бутан. Можно оставаться самобытными и быть частью мира, разве нет? Тому много примеров.

«Если по радио и ТВ постоянно передают ту же самую музыку, уши не откроются»

— Возвращаясь к Tat Cult Fest: в рамках участия в нем вы познакомились с татарскими молодыми исполнителями, в частности, представляющими лейбл Yummy Music. Как вы относитесь к такому начинанию с точки зрения развития и сохранения татарского языка?

— Отлично отношусь. Пусть музыка будет разнообразной, пусть люди вдохновляются, самовыражаются, развивают нашу культуру.

— А в плане творчества и эстетики какова ваша оценка современных татароязычных групп?

— Вы не представляете, как я радуюсь, слыша новые группы.

— В этом ключе не могу не спросить про татарскую эстраду: есть ли у нее будущее, учитывая то, что подросло вот такое талантливое молодое поколение исполнителей?

— Честно говоря, меня немного удивляет и даже иногда утомляет, что меня постоянно спрашивают про татарскую эстраду. То, что делают ребята из «Ямми мьюзик», это не эстрада. Но раз уж вы хотите услышать мое мнение — вот оно. Люди слушают и любят эстраду, потому что на ней выросли, их музыкальные вкусы были воспитаны ею. Чтобы научится слушать что-то другое, нужно прикладывать какие-то усилия или чтобы эта другая музыка где-то тоже звучала.

Если по радио и ТВ постоянно передают ту же самую музыку, уши не откроются.
Например, если вы хотите понимать и любить классическую музыку, этому надо учиться, и это вас обогатит. То же самое с другими жанрами. Другое дело, если человек ленив, а коммерция есть коммерция, и никто не станет вдруг просто так воспитывать вкусы слушателя. Поэтому классическая музыка и поддерживается государством.

«Вы слышали хотя бы об одном известном во всем мире монгольском певце, или колумбийском танцоре? Даже немецкую группу «Скорпионс» никто особо не знает в мире, кроме России. В этом плане Рудольф Нуриев — исключение, хотя, впрочем, он не татарские же танцы танцевал». Фото Романа Хасаева

— Есть ли достойные звезды татарской культуры за пределами Татарстана и России, которых вы открыли для себя за последние годы?

— Не попадались за последние годы.

— Как вы считаете, какие действия необходимо предпринять сейчас, чтобы татарская музыка была востребована?

— Я не совсем понимаю ваш вопрос. Кем? Миром? Это, скорее всего, никогда не случится. Вы слышали хотя бы об одном известном во всем мире монгольском певце или колумбийском танцоре? Даже немецкую группу «Скорпионс» никто особо не знает в мире, кроме России. В этом плане Рудольф Нуриев — исключение, хотя, впрочем, он не татарские же танцы танцевал.

Татарами? Конечно, она востребована. Извините, что я немного резко. Татарам свойственно гордиться нацией и культурой, и это прекрасно. Но не надо думать, что татарская музыка вдруг станет востребована. Она принадлежит нашей культуре и делает нас самобытными, приносит нам радость. И это замечательно. Татарские артисты, работающие в некоторых определенных жанрах, возможно, смогут достичь успехов на мировой арене. Но нам важно не это. Нам важно, чтобы культура осталась жива. Для этого, я считаю, в первую очередь нужно сохранить язык.

— Когда и как вы открыли для себя этно-фолк? Когда вы поняли, что это «ваше»?

— Я знаю, что требуется как-то назвать свою музыку. Я это не очень люблю. Я люблю экспериментировать. Почему-то больше всего в Татарстане известен мой репертуар раннего периода (альбомы «Әллүки» и «Elusive»), который, наверное, можно причислить к жанру этно-фолк. Тогда как на совместном альбоме «Космостан» (проекта Starship Z с электронным музыкантом ОМФО) мы создали ретрофутуристический звукоряд, который даже можно где-то отнести к синти-попу. А с моими ребятами The Children of the Undeground мы иногда называем себя джаз-кабаре в стиле позднего Тома Уэйтса. Или даже так: «сказки нуар на татарской конструктивистской волне»! Сразу все понятно, не так ли? :)
(Возможно, вы лучше сможете перевести — Fairytale Noir meets Tatar Constructivist Wave).

Лина Саримова
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 16 сент
    Слушая Зулю,понимаю разную сущность музыки. Она во многом права,особенно в воспитании восприятия сложной музыки. Благодаря радиомузыке классических татарских композиторов(Сайдашевов и др),я вижу богатство татарской культуры. Ещё раз Браво Камалова!
    Ответить
  • Анонимно 16 сент
    А русская музыка востребована ?
    А есть она - русская музыка ?
    Ответить
  • Анонимно 16 сент
    Татарская музыка, значит, никому в мире неинтересна. Может в ней нет ничего такого что бы заинтересовало европейцев?
    Между тем гастроли алтайской группы Алтай-кай в США вызвали неподдельный интерес у американцев.
    Ответить
    Анонимно 16 сент
    Она должна быть интересна мне! До других мне дела нет! И потом. Вся известная эстрада фактически англоязычна! Но она международная! Есть известные миру русскоговорящие группы? Нет! И это означает, что русская музыка никому не интересна по вашему?
    Ответить
    Анонимно 21 сент
    Алтайцы поют не по английски, поют на своем родном языке, и тем не менее интересны для мира. А татарская музыка ничем не выделяется от общеевропейской попсы, потому и неинтересны.
    Ответить
  • Анонимно 16 сент
    Здравые мысли. Сразу видно, что человек крутится во всей этой движухе и понимает, что в городах, как центрах, совместного общежития, невозможно делить людей. Браво
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии