Михаил Козловский: «В идеале, фотомастер должен быть незаметным, не должен выделяться»

Памяти коллеги

Михаил Козловский: «В идеале, фотомастер должен быть незаметным, не должен выделяться» Фото: art16.ru

Сегодня ночью после продолжительной болезни ушел из жизни Михаил Козловский, известный казанский фотохудожник, заслуженный работник культуры Республики Татарстан. Ему было 63 года.

Долгое время Михаил Козловский был фотографом татарстанского президентского пула, сопровождал Минтимера Шаймиева, первого президента РТ, а затем государственного советника во всех поездках. Козловский — автор самых известных фотографий из политической жизни республики 90-х.

Прощание состоится завтра, 22 января, в 11.00 в Доме актера по адресу: ул. Щапова, 37.

«Реальное время» публикует интервью, которое Михаил Борисович дал нашей газете год назад.

Михаил Козловский: «Шаймиев показал Клинтон наш лозунг «Без булдырабыз», а она сказала: «Расскажу Обаме!»

На минувшей неделе, 20 января, первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев отпраздновал свой 80-летний юбилей. К этой дате личный фотограф именинника Михаил Козловский подготовил фотоальбом с редкими архивными фотографиями из жизни экс-главы РТ. Автор альбома рассказал «Реальному времени» о своем знакомстве с Шаймиевым, о «настоящем русском мужике» Ельцине и о том, почему Хиллари Клинтон 2009 и 2016 годов — это два разных человека.

Месячная зарплата советского инженера за один снимок и первый разговор с Шаймиевым

— Михаил Борисович, насколько мне известно, вы получили образование, никак не связанное с фотографией — какой специальности вы обучались и кем работали до того, как стать президентским фотографом?

— У меня есть высшее образование: финансово-экономический институт и кроме того, у меня диплом механика по холодильно-компрессорным машинным установкам — то есть, два диплома. По специальности я работал — я был заместителем управляющего в управлении сберкасс Кировского района. У меня в подчинении было 19 сберкасс, с численностью сотрудников в 250 женщин. Я провел там год-полтора, после чего ушел в армию.

— А когда вы занялись фотографией?

— Мой папа был профессиональным фоторепортером, он работал в центральной газете (тогда была газета «Советская торговля»), где он был собкорром по Татарстану. Так что фотографией я начал заниматься с детства — первый снимок у меня был в семь лет опубликован в газете «Пионерская правда»: были соревнования по футболу на приз «Кожаный мяч». Это, кстати, одно из моих первых хобби: футбол, фотография и любовь к авто- и мототехнике.

В институте я неплохо учился, практически с отличием защитил дипломную работу, мне предлагали остаться, в науку пойти, но дело в том, что, еще работая в сберкассе, я публиковался как внештатник в газете «Советская Татария» на свободную тематику. В общем, я снимал все, кроме официоза (вот такой парадокс). Когда я вернулся из армии, главный редактор предложил мне начать тесное сотрудничество — то есть пригласил работать. Я работал там несколько лет, мне нравилось ездить по командировкам — в сельские районы, к нефтяникам. Параллельно я начал публиковаться в очень серьезных изданиях, типа «Известий», «Советской России», «Правды», также в журнале «Советское фото». Где-то через 4 года меня пригласили перейти в «Вечернюю Казань» (а она тогда была самой популярной газетой), когда главным редактором был Андрей Петрович Гаврилов. Там была более творческая обстановка, и фотографы работали очень сильные, как Владимир Зотов, Фарит Губаев.

Потом получилось так, что наш известный журналист Юрий Алаев начал создавать новую газету «Известия Татарстана» и пригласил на работу самых талантливых журналистов — ту же Зилю Валееву, Анвара Маликова и Лену Бритвину, которая сейчас работает в пресс-службе президента. Мы стали делать новую газету, в которой были несколько непривычные для советского читателя материалы, жесткие перестроечные: табачные бунты, рэкет и другие горячие темы.

«Я публиковался как внештатник в газете «Советская Татария» на свободную тематику. <...> Когда я вернулся из армии, главный редактор пригласил работать. Я работал там несколько лет, мне нравилось ездить по командировкам — в сельские районы, к нефтяникам». Фото tassr90.ru

— Платили фотографам хорошо?

— Знаете, зарплаты были очень небольшие, в основном мы зарабатывали за счет большого количества публикуемых снимков — иногда у меня в месяц выходило свыше ста фотографий, что по тем временам считалось очень много. И конечно, очень дифференцированно платили союзные издания, там гонорары были раз в 20 выше. Здесь за снимок платили 5 рублей примерно, а там за снимок я мог получить, особенно, если это первая полоса, 100—120 рублей. Это как зарплата месячная — инженер тогда получал 110—120 рублей в месяц. Так что был не только творческий стимул, но еще и материальный.

— Михаил Борисович, откройте нам секрет, как стать президентским фотографом? Вот вам как это удалось?

— Где-то в конце 91-го, начале 92-го меня вдруг пригласил тогдашний руководитель аппарата президента Халяф Мухаметович Низамов. Он сказал мне: «Слушай, у нас тут интересная командировочка наклевывается — подписание соглашения между Республикой Татарстан и Астраханской областью — мы хотим взять тебя с собой». Я поехал, по итогам поездки опубликовал репортажи аж в восьми газетах. И спустя несколько дней меня опять вызывает Низамов и сообщает, что со мной хочет побеседовать Минтимер Шарипович.

Мы до этого момента с ним уже встречались на разных мероприятиях, конечно, а тут поступило официальное приглашение. Я пересекался с ним, когда ездил в командировки по районам, к примеру, на каких-то мероприятиях, плюс сессии тогда уже начались. Ну, то есть он меня уже знал в лицо, но поближе мы вот так познакомились в этой беседе.

На встрече он мне сказал, что появилась новая структура — пресс-центр президента, и он предложил мне работу там. Я, конечно, был польщен, но сказал так: «Минтимер Шарипович, а можно я останусь в газете», потому что я знал, что такое работа в пресс-службе в те годы. Мне так разрешили 3 месяца совмещать, потому что у меня не было еще ни лаборатории, ни аппаратуры в Кремле, а через 3 месяца меня в приказном порядке полностью уже перевели на работу туда. Так началась моя активная жизнь и работа в пресс-центре президента.

Бурные страсти по поводу референдума и семейная жизнь первого президента РТ

— К юбилею Минтимера Шаймиева вы выпустили новый фотоальбом на 700 страниц: вы не могли бы рассказать вкратце о его содержании?

— Это итоги работы за все годы — за 25 лет. Первый вариант книги у меня был готов уже в сентябре, но некоторые товарищи посчитали, что надо привлечь и других фотоавторов, потому что тот вариант книги был исключительно сделан из моих фотографий. По этой причине я сошелся с фотохудожником Фаридом Губаевым, с которым я работал еще в «Вечерней Казани». Я выступил автором идеи альбома, и в нем размещается около 500 моих фотографий, а Фарид очень помог мне в следующем: так как нам пришлось поменять макет, он выступил в качестве дизайнера.

В книге также использованы фотографии нескольких других фотографов: Володи Зотова, который снимал перестроечные годы, Султана Исхакова, Михаила Медведева. Использованы фото с тех съемок, на которые я по определенным причинам не смог поехать: например, в хадж, куда поехал как раз Султан Исхаков.

Меня спрашивали, почему я не включил в эту книгу свои любимые кадры. Честно говоря, меня просили, чтобы я не повторялся, а сделал нечто совершенно новое. Если описывать вкратце, то книга начинается с исторической части — с родины президента, с его родителей, с архивных фотографий его семьи, дома родительского. Далее идут ученические, студенческие годы, затем его женитьба на Сакине Шакировне, появление детей, а затем начинаются уже мои кадры из ранних 90-х, когда я их снимал молодых в домашней обстановке.

В книге также отображены бурные страсти по поводу референдума в Республике Татарстан: народ тогда очень активно голосовал. Есть многотысячный митинг на площади Свободы, приезд Ельцина еще в качестве председателя Верховного Совета (когда он выступил со своей знаменитой речью в Союзе писателей про суверенитет) и многое-многое другое.

В книге также отображены бурные страсти по поводу референдума в Республике Татарстан: народ тогда очень активно голосовал

— А кто, кроме юбиляра, получит экземпляр книги?

— Вообще, у него была идея такая: провести день рождения в форме концерта и всем гостям, его друзьям, политикам, которые живут в Москве и других городах, тоже подарить эту книгу.

«Слушайте, я расскажу Обаме! Это же почти наш лозунг»

— А легко ли вам как фотографу работать с Минтимером Шариповичем? Его можно назвать фотогеничным?

— В новой книге, кстати, есть серия эмоциональных портретов Минтимера Шариповича — он же человек необычный в каком плане: есть политики очень зажатые, очень сухие, а в отличие от них президент очень эмоциональный и поэтому его легко снимать. У него мимика постоянно меняется, у него руки работают в кадре. Для фотографа это облегчает задачу.

— А с Рустамом Нургалиевичем как работается?

— Рустам Нургалиевич тоже достаточно открыт. Кстати говоря, в начале своей политической работы, когда он еще был министром финансов, а до этого был главой администрации... В общем, публично он много стал появляться, будучи премьер-министром в 1998 году. Я помню первую поездку в Канаду: он не очень-то тогда старался появляться на экране или на страницах газет, но потом, понимая, что он все-таки публичный человек и это нужно, у него стало больше общения с прессой. И его, безусловно, можно назвать фотогеничным.

— Михаил Борисович, вы столько лет проработали с Минтимером Шаймиевым бок о бок — вы наверняка знаете его лучше, чем рядовые татарстанцы, которые в большей степени воспринимают его через призму СМИ. Расскажите, какой он человек? Каким вы его знаете?

— Знаете, я очень ценю его чувство юмора. Он иногда такие шуточки может отпустить, и он понимает юмор — это очень важно. С таким человеком легко работать. Хоть, он бывает и очень жестким. Он многогранен. Также он человек слова — если он что-то сказал, то он делает это. А еще у него просто великолепная память — помнит такие вещи, что я диву даюсь.

— За время своей работы вам доводилось общаться не только с местными «первыми лицами», но и с политиками федерального, мирового уровней. Кто вам особенно запомнился? Может быть, про Бориса Николаевича Ельцина можете что-нибудь нам рассказать?

— Да, это тоже личность, безусловно. Что бы там ни говорили про него (какие пороки и так далее), мне он очень симпатичен и близок даже. Я делал ему несколько альбомов во время его пребывания здесь и дарил ему эти альбомы. Он с Наиной Иосифовной сидел на даче, смотрел внимательно альбом минут 30, наверное — он фотографию очень ценил. А в общем, ну что я могу сказать? Настоящий русский мужик, открытый. Он что думал, то и говорил. Для меня он интересен и как политик, и как государственный деятель.

— Хиллари Клинтон я знаю, вы тоже снимали…

— Ну, Хиллари образца 2009 года и Хиллари сейчас — это сильно изменившийся человек. Тогда она произвела на меня хорошее впечатление. В 2009-м прозвучала одна фраза, когда Минтимер Шарипович показывал ей наш лозунг «Без булдырабыз», она сказала: «Слушайте, я расскажу Обаме! Это же почти наш лозунг» («Yes We Can» [ рус. Да, мы можем] — сингл рэпера will.i.am, первая песня в поддержку Барака Обамы в избирательной кампании выборов президента США, выпущенная 2 февраля 2008 года, — прим. ред.). Довольно открыто она себя здесь вела, интересно было ее послушать. Тем более я ее везде сопровождал: начиная с аэропорта, и в Кремле, и в университете.

Хиллари Клинтон довольно открыто себя здесь вела, интересно было ее послушать. Тем более, я ее везде сопровождал: начиная с аэропорта, и в Кремле, и в университете.

«Лошадь пробежала мимо спасли президента...»

— А случались ли какие-нибудь экстремальные ситуации на работе?

— Ну, были не то чтобы экстремальные ситуации. Они в некотором роде даже смешные. К примеру, в Набережных Челнах, в 95-м вроде бы, привез нас тогдашний мэр Алтынбаев на их ипподром. Зима, все в снегу, и он решил лошадь показать с санями. Сначала она нормально бежала по этому ипподрому, а потом вдруг ее понесло, она опрокинула сани и побежала прямо в то место, где стоял Минтимер Шарипович. Охрана во главе с Асгатом Сафаровым начала пытаться спасти его, увести в укромное место. А какое там укромное место? Огромные сугробы снега были. Они пытались повалить его, чтобы лошадь пробежала мимо. Ну, конечно, это и страшно, и смешно. В итоге, удалось повалить, а лошадь пробежала мимо — спасли президента.

— А какая съемка была самой запоминающейся?

— Расскажу про самую тяжелую съемку. Она была в 1994 году, 14 февраля, на подписании договора между Россией и Татарстаном. Я болел, лежал с температурой 40, а так как я один был аккредитован туда, вариантов других не было. За мной заехали, сказали: «Хочешь ты или не хочешь — мы тебя берем. Это исторический момент». Ну я наглотался таблеток жаропонижающих, в глазах мутно все. 14-го уже мероприятие, у меня дикая слабость. Плюс тогда не было цифровой фотографии, и мне приходилось снимать на три камеры: черно-белая съемка для газет, цветная негативная съемка на память президенту в альбом и на слайд для журналов. Это тяжело чисто физически, хотя после этого были зарубежные поездки, где я вдобавок к этим камерам еще брал видеокамеру и снимал фильмы небольшие.

— Можете ознакомить нас с особенностями своей работы? Какие есть правила и ограничения для вас?

— Ну, должен быть такт прежде всего. Я уже не говорю про определенный дресс-код, когда не надо приходить в рваных джинсах на работу. Это не говорит о том, что я обязательно прихожу в белой рубашке и в галстуке — я иногда прихожу и в джемпере. Главное быть опрятным. Вообще, в идеале, фотомастер должен быть незаметным, не должен выделяться.

— Это довольно трудная задача, если учесть, что вам зачастую приходится лезть на передовую…

— Приходится, к примеру, на вручении наград. И там постоянно идет «борьба» с операторами. А президент, особенно Рустам Нургалиевич говорит: «Вставай перед нами — я награждаю, а ты должен снимать прямо фронтально».

— Михаил Борисович, какими снимками вы особенно гордитесь?

— Эта серия снимков не вошла в президентскую книгу. Она была снята во время скачек на старом ипподроме в Березовой роще. Случилось следующее: наездник по каким-то причинам начал медленно сползать с лошади. Первый кадр — это начало его сползания, второй кадр — он уже под лошадью, но держится еще, третий кадр — он уже почти по земле волочится, и четвертый кадр — лошадь ударяет наездника задним копытом. Это трагедия настоящая. Человека унесли в коме, но он остался жив, как я узнал потом. Это очень сильная серия снимков, конечно.

1/35
  • Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • 13 марта 2002
    Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • День работников сельского хозяйства, 8 октября 2004
    Михаил Козловский
  • На Сабантуе в Казани, 2005
    Михаил Козловский
  • 60 лет Победы, 9 мая 2005
    Михаил Козловский
  • На Сабантуе в Казани, 2005
    Михаил Козловский
  • Атня, 4 июля 2005
    Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • 1000-летие Казани, 30 августа 2005
    Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • 1 августа 2006
    Михаил Козловский
  • Буинск, 2 августа 2006
    Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • Англия, 18—20 октября 2006
    Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • 80-летие Фикрята Табеева, 4 марта 2008
    Михаил Козловский
  • С Валерием Гергиевым, май 2008
    Михаил Козловский
  • С Дмитрием Медведевым, 7 августа 2008
    Михаил Козловский
  • Чествование "Рубина", 22 ноября 2008
    Михаил Козловский
  • Волейбольный "Зенит" - чемпион России, 2 мая 2009
    Михаил Козловский
  • Чествование "Рубина", 2 декабря 2009
    Михаил Козловский
  • На президентской елке
    Михаил Козловский
  • Инаугурация Рустама Минниханова, 25 марта 2010
    Михаил Козловский
  • День республики, 30 августа 2010
    Михаил Козловский
  • Михаил Козловский
  • В Греции, 27—28 марта 2012
    Михаил Козловский
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 21 янв
    Грустно
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Соболезнуем, талантливый человек
    Ответить
  • Ангелина Хасанова 21 янв
    Выражаем искренние соболезнования! Ушел из жизни не только талантливый, увлеченный, любящий свою работу человек - настоящий Профессионал, но и прекрасный Семьянин, Муж и Отец.
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Потрясающий был человек, настоящий мастер своего дела, интеллигентный, умный, тактичный! Михаил Борисович навсегда в нашем сердце. Соболезнования от всей нашей семьи всем родным и близким. Пусть земля ему будет пухом. Аминовы.
    Ответить
  • Анонимно 21 янв
    Жаль - мало пожил.
    Много ещё бы смог сделать.
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    Соболезнуем...
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    Соболезную близким. Рано ушел, но яркая жизнь
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    Очень жалко, доводилось вместе поработать, настоящий был профессионал
    Ответить
  • Анонимно 22 янв
    жаль прекрасного фотографа
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии