Новости

16:59 МСК
Все новости

​Алексей Венедиктов: «История 1917 года сдетонировала от национальной языковой политики Александра III»

​Алексей Венедиктов: «История 1917 года сдетонировала от национальной языковой политики Александра III» Фото: Олег Тихонов

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов в передаче «Персонально ваш» прокомментировал последнее распоряжение Владимира Путина о добровольном преподавании национальных языков. Журналист считает, что при всей двойственности ситуации с уроками родного языка в национальных республиках в школе есть и другие, не менее важные проблемы. Предлагаем вниманию читателей «Реального времени» стенограмму беседы.

«Русский язык — это стягивающий язык»

С. Бунтман: Много стало таинственным и непонятным. Вот не совсем понятно, кстати говоря, урок и национальной политики, который, на мой взгляд, отсутствует вообще. И вот распоряжение Путина 28 числа о языках. Ты его заметил — ты его и прокомментируй.

А. Венедиктов: Я его заметил. Да, на сайте kremlin.ru. каждый может прочитать. Я сначала прочитаю… 28 августа этого года, буквально 4 дня тому назад, было поручение Путина по изучению русского и местных родных языков в России. Надо понять, что после встреч разных даются разные поручения — это такой способ. «Генеральной прокуратуре совместно с Рособрнадзором дается поручение организовать проверку соблюдения в регионах положений законодательства страны об обеспечении прав граждан России на добровольное изучение родного языка из числа языков народов страны и государственных языков республик в составе Российской Федерации. Ответственный: Чайка.

Губернаторам: Принять меры по доведению объема изучения… русского языка до уровня, рекомендуемого Минобрнауки России, а также по повышению уровня и качества освоения ими русского языка как государственного языка Российской Федерации».

То есть это в национальных республиках — давайте назовем так — были выработаны рекомендации, они были выработаны еще при Фурсенко об уровне русского языка. Но это были рекомендации.

Сегодня это поручение президента принять меры губернаторам, чтобы повысить… А дальше — самое интересное: «Изучение обучающимися по основным общеобразовательным программам родного языка из числа языков народов Российской Федерации и государственных языков республик, находящихся в составе Российской Федерации, на добровольной основе по выбору их родителей (законных представителей)».

То есть давайте себе представим: есть школа мордовская, чтобы не сказать татарская, и в плане — изучение мордовского языка. Это нормально — изучение мордовского языка в школах?

С. Бунтман: Нормально.

А. Венедиктов: Но теперь родители, если это поручение будет выполнено, могут не изучать мордовский язык в Мордовии, в Татарстане — татарский, в Башкирии — башкирский, в Чечне — чеченский и так далее. Могут не изучать. Только русский. В национальных республиках.

Вот, что меняет это поручение. Это было старое столкновение. Оно было еще, я напомню, Фурсенко, Шаймиев был президентом, когда вводилось ЕГЭ, и когда Шаймиев говорил: «Давайте ЕГЭ на татарском», а ему говорили: «Ну, подождите, а как они тогда будут экзамены сдавать тогда в университеты — как?» Нет, русский язык — это «стягивающий» язык. В этом было политическое решение ЕГЭ: русский язык — это «стягивающий» язык — и все, кто хочет поступать в университеты где бы то ни было, они должны сдавать на русском.

Окей. Сейчас же это спускается к школам. Потому что очень многие родители, — скажем, в Татарстане, когда я был в Казани, я встречался, — говорили: «Вы не понимаете. У нас увеличиваются часы татарского языка, — а они русскоязычные родители, русские, — мы не хотим, чтобы наши дети тратили свое время на изучение татарского языка, мы хотим изучать русский больше». Вот сейчас — вот оно решение. То есть сейчас — только добровольно.

Правильного ответа, что с этим делать, у меня нет. Я просто вижу, что любое изменение — вот сейчас это изменение, — оно касается сокращения федерализма…

Вот представьте, татарская школа, и там есть обязательная программа изучения языка республики, понимаешь, да? Сейчас в поручении дословно сказано, что «из числа языков народов Российской Федерации и государственных языков республик, находящихся в составе Российской Федерации, на добровольной основе по выбору их родителей». Вот, собственно, говоря, берешь такой бюрократический документ и понимаешь, что он просто меняет эту историю.

Правильного ответа, что с этим делать, у меня нет. Я просто вижу, что любое изменение — вот сейчас это изменение, — оно касается сокращения федерализма… Нерусский надо все равно изучать. Но мы говорим о том, что это поручение дает возможность отказаться в школе в Татарстане или в Чувашии, или в Чечне… Я посмотрю на этих людей в Чечне, которые откажутся от изучения чеченского языка в чеченских школах на добровольной основе.

Можете сами найти это поручение на сайте kremlin.ru от 28 августа. Ничего не придумываю. Все написано. Там более подробно, там много пунктов…

Привет федерализму

С. Бунтман: Ты прав, это очередной привет федерализму. Это просто указание на то, что можно в республике не знать…

А. Венедиктов: Или государственный. Дело в том, что в некоторых основополагающих актах республиканских написано, что это государственный язык. То есть для них, для республики, для субъектов Федерации.

С. Бунтман: Максим пишет: «В Карелии и так мало кто изучает карельский язык, а там аж три диалекта». Ну, диалекты — понятно… Ну, чего в этом хорошего?

А. Венедиктов: Смотрите, там же нет запрета или сокращения русского языка. Так ведь никто не говорит. Есть рекомендации Минобрнауки, которые станут обязательными — столько-то часов русского языка, каждый час в национальных школах. Вопрос о другом языке…

С. Бунтман: Ну вот он говорит, что карельский мало изучают, совсем почти не изучают…

А. Венедиктов: Ну и что? Я никак не понимаю это…

С. Бунтман: Плохо это.

А. Венедиктов: А вы в Чечню не хотите заглянуть? Вот родители какие-то посмеют не изучать чеченский язык… Между прочим я вам должен сказать, что в Чечне — похвалю Рамзана Ахматовича, — когда приходят выпускники ЕГЭ из Чечни, — нет там никаких стобалльников, там очень все строго. Там не ставится 100 баллов, там нет никого… Это худший регион по ЕГЭ по русскому языку, то есть честный.

То есть, что будет? Теперь надо поднимать количество часов русского языка за счет чего? За счет чеченского языка. Ну тут начнется… Это же часы, их же там определенный объем… Ну, в общем, привет Васильевой.

С. Бунтман: Еще один привет Васильевой. Вот я прошу тебя: 1 сентября настало неожиданно…

А. Венедиктов: Вот смотрите: 1 сентября в 3 тысячах российских школ нет канализации. Дети ходят во двор. Почему не написать Владимиру Владимировичу поручение Васильевой? Ну понятно, что школа — это либо субъекта Федерации, либо муниципальные…

Есть рекомендации Минобрнауки, которые станут обязательными — столько-то часов русского языка, каждый час в национальных школах. Вопрос о другом языке…

А вот заниматься трудовым воспитанием, созданием общественно-производственных комбинатов — это последняя ее инициатива — вместо уроков — УПК, туда ездить. А вот НРЗБ положено у нас, раз у нас федерализм сокращается, построить 3 тысячи туалетов в школах. Вместе с губернаторами, мэрами, с кем-нибудь. Взять на контроль, сделать таблицу, в своем кабинете сделать таблицу: вот область такая-то, школа такая-то. Дать срок, выбить деньги из Путина, или из Силуанова, или из Шувалова на то, чтобы дети не бегали на двор… и учителя… Может, у директора есть… Там не туалеты — там канализации нет. А что же вокруг в домах? И вот пусть бы делом занималась.

С. Бунтман: Ну да.

А. Венедиктов: Ну да.

«Перевести всех на русский, запретить язык»

С. Бунтман: Зато дискуссия о мобильниках у нас очень большая.

А. Венедиктов: А какая дискуссия?

С. Бунтман: В школе запретить вообще, сдавать мобильники при входе в школу.

А. Венедиктов: Ну тоже большая история. Так же, как вопрос о форме, Сережа. На самом деле, эта дискуссия должна идти между родителями этой школы и учителями этой школы.

С. Бунтман: А помнишь, до какого-то класса нельзя было часы носить?

А. Венедиктов: Да, я помню — до 7-го. У меня единственный год, когда я носил часы в школе своей, когда был учеником, это 7-й класс. Потом, они были неудобны — часы: физкультура там, понимаешь, да? Но выпендрежность была такая: ты надеваешь часы — 7-й класс, 1 сентября все приходят — а потом не нужно уже…

С. Бунтман: Потом — кто как хочет. Слушай, у меня тут восторг у Денисова вызывало поручение: «Заявляет вам как человек, измученный обязательными уроками чувашского языка: три урока чувашского в неделю — это застрелиться. А русского — два урока. Давно пора было!!!»

А. Венедиктов: Ну да, есть такое настроение. А чего вы в Чувашии делаете? Переезжайте в Липецк — там проблем не будет. Или давайте Чувашию переименуем во что-нибудь другое. Нет такого народа, нет такого языка. Перевести всех на русский, запретить язык. Тоже можно. Почему нет-то? И карельский — вот диалекты, как ты сказал.

С. Бунтман: В Советском Союзе изучение родного языка в национальных школах было добровольным в Башкирии. 74 год, 10 классов. Ну и что?

А. Венедиктов: И что?

С. Бунтман: И чего в этом хорошего?

А. Венедиктов: А было время, когда у некоторых народов вообще не было письменности — и чего?

С. Бунтман: А потом проблемы…

А. Венедиктов: История сложилась… Вот очень важно. Я думаю, надо сделать передачу. История Октябрьской революции, на мой взгляд, да и вообще Февральской революции — история 17-го года — эта история сдетонировала от национальной языковой политики Александра III, а не Николая II.

Я вам скажу одну вещь, которую, может быть, вы не знаете. На Украине, в Малороссии было запрещено говорить в публичных местах на украинском языке. Решение при Александре III было принято.

То есть шел поезд. Он шел из русской части в Польшу, из Царства Польского. Он шел. В поезде, находясь на территории Царства Польского, вы могли говорить на украинском языке. Вы пересекали эту условную границу, въезжая в Малороссию, на Украину — и вы уже попадали в зону, где было запрещено говорить на украинском языке. И выезжая из Малороссии в Великороссию, не выходя из поезда, тем же вагоном, — въезжая в Россию, вы могли снова говорить на украинском языке.

Что удивительно, когда национальные окраины, когда сначала пала монархия, потом пала республика, я имею в виду февральская, они все поддержали революцию. Потому что делал Ленин? Право наций на самоопределение. Вы забыли. Кто дал им право языка, потом право суверенитета? Большевистское правительство. И они его поддерживали двумя руками. Почему так много, как говорится, нацменов среди революционеров? А вот потому.

А почему так быстро развалился Советский Союз в 91-м? Почему все наши национальные республики… ни одна не выступила против развала Советского Союза? Где массовые митинги киргизов за Советский Союз? Где массовые митинги украинцев? Я уж не говорю про латышей, литовцев, эстонцев — ладно, забыли. Молдаван, грузин? Где они? Почему они все побежали-то?

А потому что язык, на самом деле, а не экономика для человека простого, скажем так, не политика, для него главное было — отношение к культуре и к языку. И вот там возникло напряжение при Александре III в Российской империи, и, абсолютно верно, при брежневской политике именно образовательной. Вы уже забыли. Там Черненко была реформа образовательная. Нацязыки — посмотрите решения Политбюро, ребята. Поэтому ничего нового нет. Это опасно.

История Октябрьской революции, на мой взгляд, да и вообще Февральской революции — история 17-го года — эта история сдетонировала от национальной языковой политики Александра III, а не Николая II

С. Бунтман: Конечно, опасно, когда десятилетиями люди жили, завидовали советским республикам, где было обязательно учить язык национальный. Но люди, которые работали там десятилетиями, жили семьями и не могли ни слова сказать на языке…

А. Венедиктов: Мы уж не говорим про Прибалтику.

С. Бунтман: Ну да. Вот так вот… Искусственный интеллект нам необходим. И базы на Луне. А вы говорите, сортир теплый!

А. Венедиктов: Да! Я вместе с Владимиром Владимировичем призываю заниматься искусственным интеллектом. Это вызов уже не XXII, а XXI века, это уже серьезная история. И поэтому хотя бы обозначить задачи, да и хоть в какой форме, и хорошо, что вы этот вопрос задали.

С. Бунтман: Только если сейчас будут заниматься на местах, если обратят внимание на туалеты в этих трех тысячах школ, надо очень внимательно на этом смотреть. Потому что мне рассказывали, как после распоряжения о душевых кабинах в армии там бывшие сортиры переделывали и камуфлировали под душевые кабины.

А. Венедиктов: Простая история, знакомая.

Посольская война

А. Венедиктов: На самом деле, это новая политическая история, которая во многом повторяет кампанию Сандерса и Трампа

С. Бунтман: Шойгу рассказывал, кстати. Слушайте, друзья мои, совершенно необходимо сказать два слова про то, что у нас в Сан-Франциско. Что у нас за дым в Сан-Франциско?

А. Венедиктов: Ну, ребята, ну жгут чего-нибудь… Я вообще не понял… Ну жгут чего-нибудь… Потому что ФБР дало 12 часов на эвакуацию — 12 часов. Ну жгут чего-нибудь. Знаем, чего жгут — бумаги жгут.

С. Бунтман: Посольская война — это очень серьезно?

А. Венедиктов: Для кого?

С. Бунтман: Для России, для Штатов.

А. Венедиктов: Ну вот смотрите, консульство в Сан-Франциско в США выдало 16 тысяч виз в 16-м году, то есть 16 тысяч человек получили российские визы через эту организации. Вот теперь эти люди, которые хотят поехать в Российской Федерации, им придется ехать за тысячу километров, чтобы получать эти визы, например.

И я должен сказать, что вчера, будучи в Питере, юрист, который хозяин гостиницы наших друзей в «Гельвеции», он мне показал интересную статистку, кто из иностранных туристов по всему году приезжает. На первом месте среди иностранцев — американцы. То есть 14% в его гостинице изо всех… То есть там зимой — 60% россияне, сейчас там 30% россияне. Но среди иностранцев стало больше всего американцев.

Значит, они будут приезжать с трудом. Ну и понятно, что в любом консульстве — что в Екатеринбурге, что в Хьюстоне — сидит разведка. Как ее не называй, люди собирают информацию открытую, закрытую собирают, мнения, контакты — это задача любых посольств и посольских учреждений. Чего мы тут будем придуриваться?

А поскольку Сан-Франциско — это близко к Силиконовой долине, можно предположить, что координация людей, которые занимаются в Силиконовой долине, — я даже не боюсь сказать слово — «промышленным шпионажем», потому что «промышленность» здесь — слово уже устаревшее, я могу предположить, так же, как американское консульство во Владивостоке, собирает всю информацию по отношению России, Китая… Тихоокеанский флот, противоракетная оборона, китайская эта ракета, летящая над Японией, взмахивающая крыльями… Ну чего, я открываю новости какие-то?

Это затруднение не только получения виз, но и затруднение работы… я не хочу говорить слово «разведка», потому что оно такое… а сбора информации для своей любимой страны.

Я вместе с Владимиром Владимировичем призываю заниматься искусственным интеллектом. Это вызов уже не XXII, а XXI века, это уже серьезная история. И поэтому хотя бы обозначить задачи, да и хоть в какой форме

С. Бунтман: Опять ты деликатничаешь.

А. Венедиктов: Нет, вот сейчас я точно…

С. Бунтман: Нет, сейчас — точно.

А. Венедиктов: Ну абсолютно точно.

С. Бунтман: Так, Алексей Алексеевич, у вас последний шанс сказать про муниципальные выборы.

А. Венедиктов: А чего у меня последний шанс?

С. Бунтман: А потому что последняя такая программа. Следующее воскресенье, а там тишина будет.

А. Венедиктов: Тишина, да. А чего муниципальные выборы? Это очень интересно. Я понял, что происходит. Вот эта история с муниципальными выборами, если вы посмотрите на прошлом круге — вообще никого не интересовало. Практически назначали. В муниципальных округах сколько кандидатов — столько и мест было. Вот вообще в нуле.

С. Бунтман: Одинокий Кац там был.

А. Венедиктов: Да-да. Кстати, сейчас как раз этот район не избирается, потому что избирался он в прошлом году. И вдруг, значит, когда Дмитрий Гудков решил пойти в мэры… Давайте говорить откровенно: Дима Гудков решил пойти в мэры против Собянина. Но он же понимал, что ему никто не даст подписи депутатов — муниципальный фильтр. Значит, он пошел через муниципальный фильтр.

И в результате вдруг неожиданно — я уверен, что не было такой мысли, — у него возникла совершенно какая-то структура… я бы сказал, что это «уберизация», это как «Убер», потому что Дмитрий Гудков сам не идет. Штаб его — это только штаб поддержки. Политические программы — в этом прав Навальный — у них у всех политические взгляды разные, у кандидатов, у этой тысячи гудковской, гудковско-кацевской, где, конечно, технологии обеспечивают гениально абсолютно, при всем его омерзительном характере, с моей точки зрения. Нам тоже с ним, как и с Кононенко, детей не крестить. Ну, неважно. Пить можно, детей — нет.

На самом деле, это новая политическая история, которая во многом повторяет кампанию Сандерса и Трампа, которые пошли против своих партий, против истеблишмента. Пошли на уровне волонтерства.

И недаром у Гудкова один из организаторов его кампании человек, который организовывал кампанию Сандерса, чтобы вы понимали. Он будет у нас здесь во вторник в 21.00. Это наш гражданин. Это российский гражданин, который приехал, он там политтехнологиями занимался, но он организатор, он орговик, как называлось. Я попросил его прийти и рассказать, как это было у Сандерса.

Но это абсолютно повторение сети. То есть если ты посмотришь на кандидатов — кто-то идет от «Яблока»… от «Яблока» идут 600 из тех, кого предложил Кац, около 50 идет от «ПАРНАСа», 300 идут независимыми. Это люди с разными политическими, этическими взглядами, это надо понять. То есть это «уберизация» полная, руководители «Убера». У них только диспетчер связывается, а дальше — они сами.

Поэтому я просто рекомендую… Во-первых, нужна явка, поэтому идите и голосуйте за кого хотите. Очень важно показать… И во-вторых, я все время говорю, Собянин передал этим депутатам в Москве 10 миллиардов рублей на распределение. Это то, что будет распределять не Мосгордума, а вот эти люди, которых вы переизберете в рамках ваших микрорайонов. Вы будете 10 сентября решать, кому отдать 10 миллиардов рублей.

И именно поэтому стоит на часок встать, дойти до участка и проголосовать за кого вы хотите. Очень сильная коммунистическая команда идет, между прочим. Жириновцы идет, справороссы идут, «Единая Россия», естественно, идет. Выборы — конкурентные. Воспользуйтесь шансом.

А. Венедиктов: Вы будете 10 сентября решать, кому отдать 10 миллиардов рублей.

С. Бунтман: У меня единственный совет: не дожидайтесь, пока будете читать целый час какое-нибудь слепое объявление… Все есть в интернете.

А. Венедиктов: И, кстати, открыто досрочное голосование. Оно пошло. Можно завтра проголосовать.

С. Бунтман: Хорошо. Спасибо большое. Алексей Венедиктов, персонально ваш.

«Эхо Москвы»

«Эхо Москвы», фото Олега Тихонова
ТехнологииМедиа
комментарии 15

комментарии

  • Анонимно 03 сент
    А. Венедиктов: Ну да, есть такое настроение. А чего вы в Чувашии делаете? Переезжайте в Липецк – там проблем не будет. Или давайте Чувашию переименуем во что-нибудь другое. Нет такого народа, нет такого языка. Перевести всех на русский, запретить язык. Тоже можно. Почему нет-то? И карельский – вот диалекты, как ты сказал.
    Ответить
  • Анонимно 03 сент
    Венедиктов совсем старый стал, не понимает остроты
    Ответить
  • Анонимно 03 сент
    А Венедиктов - это кто?
    Ответить
  • Анонимно 03 сент
    Особо-то ничего и не сказали, даже между строк серьёзной мысли не прослеживается, простоя болтовня, а ответ на вопрос, как в уравнении, лежит на поверхности, в самой задаче, достаточно поставить правильно известные и неизвестные. Все пытаются ругать центр, а он понял каким способом решается уравнения, не примерами 90-х годов, способами политических компаний, сроком на четыре года, а в целом, долгосрочно. Россия всегда была очень богата на языки народов её населяющих, одних только разновидностей русского сколько было и если мыслить категориями сильного государства, то единственный способ обеспечить все народы их правами в языке, это передать его в добровольное использование, так как сегодня вся страна это национальные лоскутки, на которые поделили страну большевики, что бы укрепить свою власть. Как только страна встаёт на долгосрочный путь развития, какие-то силы начинают давить на это лоскутное одеяло и одеяло рвётся, хотя всё одеяло держат все и использую одни и те же способы, это русский язык. В данном ключе он действительно является сплачивающим и если проводить анализ и сравнение использования местных языков, то в национальных деревнях он решён, там люди всегда разговаривают на родном в семье и в межличностном общении и при этом используют и русский. Культура языка заложена в ячейке общества, это и есть ответ на задачу. любые попытки насильственного обучения языкам в регионах вызывает только отторжение. Отдельно можно взять опыт Союза 60-х годов или +-10 лет. страна созидала, строилась и обустраивалась и никто не видел какой-либо проблемы в этом, так как страна фактически сами решила эту задачу, вышеуказанным способом. Сегодня же все эти попытки выглядят не иначе как простоя раскачка лодки. Многие люди не ведая, становятся ведомыми и инструментом в руках каких-то сил.
    Мира всем и чистого неба над головой. Держите ноги в тепле, а голову в холоде.
    Ответить
    Анонимно 04 сент
    /Особо-то ничего и не сказали, даже между строк серьёзной мысли не прослеживается, простоя болтовня,.../
    Стабильное забалтывание.
    Ответить
    Анонимно 04 сент
    Салават

    Вам тоже мира! А сплачиваюшим и обязательным в РФ языком должен стать английский. Остальные языки по выбору.
    Ответить
  • Анонимно 03 сент
    Какое право евреи Венедиктов и Бунтман имеют обсуждать дела России, тем более таким менторским тоном? Разве мы вмешиваемся во внутренние дела евреев? Какое дело этим русофобам до того, что и как изучают или не изучают в школах России?

    В Чечне русский язык изучается в полном объеме. Нечеченцы чеченский язык не изучают и не обязаны это делать.

    Ринат Гараев.
    Ответить
    Анонимно 04 сент
    Ринат,они всерьез думают,что умные....
    Ответить
    Анонимно 04 сент
    Граждане РФ Венедиктов и Бунтман имеют полное право на обсуждение "дел России". Наличие собственного мнения не является признаком русофобии, даже если оно не совпадает с мнением такого выдающегося русофила как Вы. Ирек.
    Ответить
    Анонимно 04 сент
    +100000 С языка снял.
    Ответить
    Анонимно 04 сент
    Сначала бытовой антисемитизм, потом хрустальная ночь, а там и до газовых камер недалеко. Грустно все это, валить собственную никчемность на другой народ! Вдвойне грустно, что это делает твой соплеменник.
    Ответить
    Анонимно 04 сент
    С таким же успехом он может назваться Рабиновичем. :)
    Ответить
  • Анонимно 04 сент
    Венедиктов считает себя умней других...
    Ответить
  • Анонимно 04 сент
    Вполне здравые рассуждения у Венедиктова. А некоторым ксенофобам , не мешало бы прочитать его интервью несколько раз, чтобы уяснить, что злобная русификация и ассимиляция ведут страну к развалу, а не к сплочению.
    Ответить
  • Анонимно 04 сент
    Салават

    Валеевский циркуляр был во времена Александра II. То есть царь-освободитель был не лучше своего наследника в этом вопросе.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии