Новости

20:45 МСК
Все новости

Игорь Мельников, Boxglass: «Мы вырезали первые VR-очки лазером из коробки от пиццы в концерне «Калашников»

Ижевский стартапер о сотрудничестве с Google, уходе из казанского IT-парка и ужасах виртуальной реальности

Игорь Мельников, Boxglass: «Мы вырезали первые VR-очки лазером из коробки от пиццы в концерне «Калашников»

За 3 года своего существования скромный стартап из Ижевска, основанный на концепте картонных очков виртуальной реальности Google Cardboard, достиг заметных успехов — провинциальная компания умудрилась продать свои VR-очки (VR — «virtual reality») тому же Google, запартнериться с татарстанским Госкомитетом по туризму и увеличить свою выручку в семь раз. Основатель компании Boxglass Игорь Мельников рассказал «Реальному времени» о том, из чего родился его стартап, как он делал свои первые шаги на рынке, есть ли в России место для новых VR-проектов и какую опасность в себе несет новая технология.

«Китай очень быстро занял эту нишу, а по цене с ним конкурировать невозможно»

— Игорь, расскажите, пожалуйста, когда вы заинтересовались VR и как появился ваш стартап?

— Несмотря на то, что у меня экономическое образование, я с детства интересовался технологиями. Однако вплоть до 2014 года судьба меня с этой сферой как-то не сводила — до VR я вообще занимался стройкой.

Все началось с просмотра онлайн-трансляции выставки Google I/O, на которой был представлен проект Google Cardboard (картонные очки виртуальной реальности). Мы с моими партнерами Александром Копаневым и Дмитрием Демаковым очень вдохновились этим и уже в июле сделали свои очки. Они были картонными: у нас практически не было никакого стартового капитала, а картон был доступным и простым материалом. С пластиком мы не стали связываться, потому что это дорого и в разработке, и в производстве. Плюс, Китай очень быстро занял эту нишу, а по цене с ним конкурировать невозможно. В дальнейшем мы, конечно, сделали несколько очков из пластика, но отказались от этой идеи, в том числе и потому, что он не особо экологически чист — от него шел запах.

Вообще, когда мы сделали свои первые очки, мы и не думали, что это превратится в бизнес, мы просто попробовали саму технологию, и она нам понравилась.

— По сути, вы скопировали идею Google, но есть ли какие-то различия между вашими продуктами?

— Сначала мы сделали конструкцию полностью как у Google, однако потом заметили в таких очках несколько минусов. Одно из неудобств для пользователя — это то, что их надо дополнительно собирать и склеивать. Мы избавились от этого недочета: сделали конструкцию собранной, кроме того, очки были складными.

«Мы с моими партнерами Александром Копаневым и Дмитрием Демаковым очень вдохновились этим и уже в июле сделали свои очки. Они были картонными: у нас практически не было никакого стартового капитала, а картон был доступным и простым материалом». Фото geek-bag.ru

Вообще, Google особо не масштабирует эти очки в России — это за него делает Китай, а мы в свою очередь значительно отличаемся от них и качеством, и конструкцией.

— Сколько средств вы вложили в запуск проекта?

— На Boxglass у нас ушло около полумиллиона рублей.

«На рынке VR есть еще очень много вариантов — просто нужно экспериментировать»

— А как вы выходили на рынок? Каковы были первые шаги?

— Начинали мы с сайта, пытались продавать очки там, но первые результаты были не очень удачными. Это длилось до тех пор, пока к нам не пришла заявка от компании Ford — они заказали у нас партию брендированных очков. Тогда мы поняли, что наш основной рынок — это b2b.

Мы также осознали, что первичен именно контент, поэтому начали сотрудничать с компаниями, которые его производят — предлагали им свои VR-очки. Дело в том, что сделать контент — это одно дело, но продемонстрировать его или посмотреть без специального устройства у вас уже не получится, нужны VR-очки.

— Насколько реально сейчас стартапу выйти на рынок VR в России? Найдется ли для него место?

— VR — это совсем новый, развивающийся рынок. Недавно я слушал выступление Андрея Дороничева из Google, который очень точно описал текущее состояние рынка: он сказал, что в VR еще нет своего Google и Facebook. То есть рынок открыт. Да, там присутствуют крупные корпорации, но всегда остается очень много места для стартапов — для крутых, прорывных. В VR есть еще очень много вариантов, просто нужно экспериментировать.

— Вы видите потенциальных конкурентов среди стартапов в России?

— По VR-очкам у нас сильных конкурентов нет: кардборды делают в нескольких городах, но не более того. Если говорить про софт, то в России есть такие классные компании, как Interactive Lab, Cerebrum и Fibrum, но я не скажу, что это наши прямые конкуренты — это, по большей части, наши коллеги и партнеры.

«Дело в том, что сделать контент — это одно дело, но продемонстрировать его или посмотреть без специального устройства у вас уже не получится, нужны VR-очки». Фото udmurt.media

«Резинки для головы нет, чтобы люди не погружались в VR дольше, чем на 10 минут»

— По какой схеме вы сейчас работаете: где ведется сборка, откуда берете материалы?

— Часть комплектующих мы везем из Китая, печатаем весь картон и осуществляем сборку в Ижевске. Такой выбор обусловлен тем, что это позволяет нам держать цену на уровне и при этом не терять в качестве. Типография, кстати, у нас тоже находится в Ижевске.

— А откуда линзы?

— Линзы у нас пока из Китая, но мы ищем варианты производства в России (есть определенные наработки, но до массового производства пока не дошло). Их у нас делают в основном оборонные предприятия, причем только из стекла, что очень дорого — одна линза стоит дороже, чем весь кардборд. А в Китае уже все готово, ничего не надо разрабатывать — получил то, что заказал. Так что мы пошли по пути наименьшего сопротивления.

— Качество линз приемлемое? Просто у многих после 5—10 минут в кардборде (не обязательно вашем) начинается головокружение и прочие «прелести». Пользователи не жалуются?

— По линзам мы изначально отсеяли порядка пяти производителей. Китай тоже бывает разным. Вообще, как сам Google говорит, кардборд — это пробник VR. Они, к примеру, специально не делают резинку для головы, чтобы люди не погружались в VR в картонных очках дольше, чем на 10 минут — у них может сложиться негативное впечатление от технологии. Ни Google, ни мы этого не хотим, так что мы тоже не делаем резинку — очки нужно просто держать руками. Вообще, 5 минут — это максимум, на что способен кардборд, потому что у него нет настроек межзрачкового расстояния (оно у каждого разное), нет фокусного расстояния и так далее.

— А правда ли, что в производстве очков вам как-то помог концерн «Калашников»?

— Это было на начальном этапе — тогда наш товарищ арендовал площадь в самом концерне. Мы вырезали свои первые VR-очки лазером из коробки от пиццы на территории концерна «Калашников». Так что концерн нам помог, но не напрямую. Сейчас мы с ними тоже работаем. Спустя 3 года концерн очень сильно изменился, и мы нашли с новым руководством общий язык. По линзам они тоже пытаются нам помочь, но тут на передний план уже выходит математика — покупать линзы в три раза дороже мы пока не планируем.

— Сколько вы успели произвести очков за 3 года и сколько вам удалось продать?

— За 3 года существования проекта мы произвели порядка 350 тыс. очков. Все их продали.

«Часть комплектующих мы везем из Китая, печатаем весь картон и осуществляем сборку в Ижевске. Такой выбор обусловлен тем, что это позволяет нам держать цену на уровне и при этом не терять в качестве». Фото checkboxes.ru

«Мы продавали наши очки самому Google»

— Расскажите о крупных клиентах — что за компании обращались к вам за кардбордами?

— Во-первых, мы продавали наши очки самому Google — порядка 20 штук. Также среди крупных клиентов можно вспомнить торговую сеть «Дикси»: в рамках программы лояльности они разыгрывали VR-очки за наклейки; Московский зоопарк: они сняли видео в формате 360 градусов в вольерах и загрузили этот контент на YouTube, затем люди приобретали VR-очки в сувенирной лавке и по QR-коду смотрели эти ролики. Помимо этого, мы работали с музеем имени А.С. Пушкина, телеканалом 2х2, Сбербанком и «Яндексом».

— А госзаказы поступали? Вы вроде бы очень надеялись на Минобороны в свое время?

— Мы обращали больше внимания на Минобороны, чем они на нас (смеется). Но канал взаимодействия с министерством оказался ненадежным и произошла утечка денег. Так что работа не сложилась. А сейчас из госзаказов. Думаю, можно взять тот же музей Пушкина — это по факту Минкульт, Московский зоопарк — это муниципалитет.

— А есть ли у вас заказчики из Татарстана?

— Мы делаем проект совместно с Госкомитетом по туризму РТ: и картонные очки, как промоматериал для выставок, и брендированные пластиковые очки. Но проект пока в процессе, он еще нигде не демонстрировался.

— Вы все еще являетесь резидентами казанского IT-парка?

— В 2016—2017 годах мы были резидентами, но сейчас уже нет.

— С чем это связано?

— Мы вернулись в Удмуртию, чтобы продвигать там предпринимательство. Но я сразу оговорюсь: сейчас мы открываем в Татарстане нашу дочернюю компанию, которая будет резидентом IT-парка.

«У нас есть новая концепция по очкам, такая же доступная, как кардборд. Мы ее еще не презентовали — это произойдет или в конце этого года, или в начале следующего. Это будет очень крутая массовая штука, больше связанная с дополненной реальностью, нежели с виртуальной». Фото udmurt.media

«Наверняка VR принесет очень много вреда — люди будут уходить туда с головой»

— Если не секрет, какую выручку вам приносит Boxglass?

— Точную цифру назвать не смогу, но с прошлого года выручка выросла в семь раз. Думаю, движение вверх продолжится — сама отрасль, сам рынок растут как и мы. В следующем году мы планируем вырасти уже в четыре раза.

— Игорь, что будет дальше: более крутые очки, шлемы как у Fibrum? Возможно, вы начнете создавать свой контент?

— У нас есть новая концепция по очкам, такая же доступная, как кардборд. Мы ее еще не презентовали — это произойдет или в конце этого года, или в начале следующего. Это будет очень крутая массовая штука, больше связанная с дополненной реальностью, нежели с виртуальной.

Плюс, уже сейчас у нас есть проекты, в которых мы вообще не связываемся с очками, а делаем только софт. Замечу, что на контент мы будем делать особый акцент, потому что очки — это здорово. Но это нас немного ограничивает как компанию. Мы хотим охватить как можно больше частей рынка. Думаю, мы больше будем работать по контенту под заказчика, но свои продукты тоже планируем выпускать.

— На ваш взгляд, достаточно ли VR-контента сейчас? Устраивает ли вас его качество?

— В общей массе его как будто бы много, однако качественного контента очень мало. Есть очень много инди-студий, которые что-то выпускают, выкладывают в стор, но это не работает, а лишь создает негативное впечатление от VR.

— Вы сами часто пользуетесь VR-очками в свободное от работы время? И как относитесь к людям, которые видят в VR чуть ли не угрозу для всего человечества?

— Я всегда слежу за новостями в этой сфере: если выходит какое-то классное приложение или хороший видеоролик, то я обязательно это тестирую. К примеру, я был 9 мая в Москве, но не попал на парад Победы, который всегда хотел посмотреть. В этот же день, в 4 часа дня Russia Today уже выложил ролик в формате 360, где зритель мог проехать на танке по Красной площади, пролететь на истребителе над городом и так далее. За таким контентом я слежу очень внимательно.

«Надо понимать, что любая технология несет как пользу, так и вред». Фото geek-bag.ru

Что касается второго вопроса, то конкретно в VR я бы не стал искать угрозу — это просто естественный шаг компьютерной эволюции. Надо понимать, что любая технология несет как пользу, так и вред. Наверняка VR принесет очень много вреда — люди будут уходить туда с головой, эта технология повлияет на психику сотен или тысяч пользователей, но в то же время VR — это шаг к развитию человечества. Образование в таком формате поставит нас на новый эволюционный уровень.

Лина Саримова
ТехнологииIT
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 03 нояб
    думала, что Леонов, так похож
    Ответить
  • Анонимно 03 нояб
    У меня тоже глаза болеть начинают от вр-очков( И тошнит еще.
    Ответить
  • Анонимно 03 нояб
    Люблю такие истории. Имели коробку пиццы и стыренную идею, а сейчас берут крутые контракты и рубят бабки!
    Ответить
  • Анонимно 03 нояб
    Впервые вообще слышу про такие очки
    Ответить
  • Анонимно 03 нояб
    Как же мне нравятся айтишники, программисты. В общем умные люди!
    Ответить
  • Анонимно 03 нояб
    Точно молодцы. А у них еще есть проекты интересные?)
    Ответить
  • Анонимно 03 нояб
    Молодцы! Изничего деньги делают
    Ответить
  • Анонимно 03 нояб
    Найти бы мне такого умного мужа
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии