Все новости

«Это стандарт такой: все новые дома в Израиле строятся с бомбоубежищем»

«Реальное время» продолжает составлять карту миграции татарстанцев и выясняет, каково жить и работать в другой стране.

«Это стандарт такой: все новые дома в Израиле строятся с бомбоубежищем» Фото: skyscrapercity.com (Boza KG)

Почему в Израиле нет мусульман-репатриантов, как в стране относятся к мигрантам, для чего они используют чеки и как человеку из России привыкнуть в шаббату, специально для проекта «Реального времени» рассказал Артем Ганеев. Последний уже три года как переехал с женой из Казани в Ришон ЛеЦион (город в 12 км к югу от Тель-Авива).

Предыстория

В Израиле мы с женой живем три года. Переезжали по программе репатриации (возвращение на родину предков). Изначально у нас не было цели куда-то эмигрировать, были только абстрактные мысли о переезде. Потом мы съездили в Израиль на отдых, нам здесь в целом понравилось, и мы решили воспользоваться возможностью моей родословной. Особенность репатриации в том, что государство помогает финансово с переездом и обустройством на месте.

Сначала мы съездили на консульскую проверку в Москву, где нам подтвердили, что мы имеем право на репатриацию, и документы в порядке. Дальше начался процесс подготовки: накопление денег, завершение дел в России.

Я «айтишник», в Казани работал в крупной компании. Для меня одним из решающих факторов в принятии решения о переезде было то, что я смогу найти работу в Израиле. Теоретически — даже без знания местного языка, но владея английским.

Мы заранее выяснили, в каких городах больше возможностей для работников сферы IT. Так что примерно понимали, где искать квартиру. Когда только приехали, на 10 дней сняли жилье на Airbnb и уже на месте начали искать постоянную квартиру.

В итоге мы поселились в окрестностях Тель-Авива. Сначала думали так: попробуем, полгода-год поживем, и даже если не понравится, хотя бы получим местный загранпаспорт. Тогда его можно было оформить через год жизни в Израиле. Сейчас можно получить сразу. Он дает право безвизового въезда в Европу и облегчает получение визы в другие страны. Например, визу в США мне дали сразу на 10 лет.

«Язык поначалу кажется сложным: письменность справа налево, нет гласных букв. Но в целом построение предложений на иврите схоже с русским». Фото onlineisrael.ru

Об адаптации в Израиле

Здесь живет много русскоязычных — в России они считались евреями, а в Израиле их считают русскими. Есть места, которые можно назвать «русским гетто». Если заселяться туда, можно вообще не учить язык (официальные языки в Израиле иврит и арабский — прим. ред.). Но мы с женой старались таких мест избегать, чтобы максимально адаптироваться.

Большинство израильтян — дружелюбные люди, кроме того, это страна эмигрантов. Может, ты не эмигрант, но твоя бабушка или дедушка точно сюда когда-то переехали. Поэтому здесь не чувствуешь себя эмигрантом.

Язык поначалу кажется сложным: письменность справа налево, нет гласных букв. Но в целом построение предложений на иврите схоже с русским (в отличие от английского). К тому же язык считается более примитивным, да и подавляющее большинство израильтян разговаривают не на «высоком» иврите. Поэтому после освоения языка говорить и думать на нем проще.

После переезда мы начали ходить в языковую школу. Когда я нашел постоянную работу, пришлось бросить занятия, так что я пока осваиваю разговорный язык. Супруга успела окончить два класса языковой школы.

Об израильской армии

В России я в армии не служил, потому что обучался на военной кафедре. В принципе, я был не против сходить в израильскую армию, в которой другие условия, но уже не подхожу по возрасту. Через несколько месяцев после переезда мне прислали письмо: дескать, извините, мы не можем вас призвать; если хотите оспорить это решение — обращайтесь туда-то. Я решил, что не буду его оспаривать.

У меня есть знакомые, которые отслужили, и им это только помогло понять жизнь в Израиле и подтянуть язык. Кроме того, военнослужащим дают налоговые поблажки, помогают с устройством на работу. И вообще служить в армии — очень почетно.

«У меня есть знакомые, которые отслужили, и им это только помогло понять жизнь в Израиле и подтянуть язык. Кроме того, военнослужащим дают налоговые поблажки, помогают с устройством на работу». Фото vantso.com

Об обстановке в Израиле

С непривычки в первый год у нас была небольшая настороженность по отношению к обострениям и конфликтным ситуациям. Но и статистика, и личные ощущения говорят, что здесь безопаснее, чем в России. И это при том, что в Израиле есть военный конфликт, а в России якобы нет.

Вид людей в военной форме только придает уверенности в своей безопасности. Они живут в городе, служат неподалеку — ничего необычного. Это стиль жизни страны, в этом нет ничего страшного.

Об отношении к мусульманам в Израиле

Израиль — достаточно толерантная страна, если не брать в расчет сугубо мусульманские или сугубо еврейские районы. Когда полстраны арабы, нормально, если женщина ходит в платке. К тому же арабы есть и мусульмане, и христиане. Единственное, что мусульманин не может репатриироваться, даже если у него в роду есть евреи. В анкете есть графа «Вероисповедание» и, как показывает практика, визу дают тем, кто написал «иудей» или поставил прочерк.

О поиске работы

Мне дважды повезло. Первый раз, когда российская компания разрешила мне продолжить работать удаленно. Конечно, в Израиле на российскую зарплату особо не проживешь, но какую-то фору в поиске местной работы мне это давало.

Через пару месяцев после переезда, когда мы решили основные вопросы, я начал искать работу. Сначала пытался смотреть только англоязычные вакансии, затем откликался на все подряд. В принципе, сайтов и компаний по подбору персонала достаточно много. Кто-то отказывал еще по телефону, когда узнавал, что я не говорю на иврите.

В итоге я получил вакансию тестировщика (того же, кем я работал до этого). Первое интервью проводил мой будущий начальник, который в свое время репатриировался из Беларуси. Разговор шел на английском, чтобы проверить мои навыки общения, раз уж на иврите я не говорю. В общей сложности я прошел три собеседования, и меня взяли на работу.

«Для устройства на работу в Израиле подтверждать наше российское образование не пришлось». Фото uralcons.org

У жены ситуация сложилась по-другому. По образованию она психолог, работала в ЦИТе (центр информационных технологий — прим. ред.), в пресс-службе. Сначала было непонятно, в какой именно сфере искать вакансии. В итоге она прошла собеседование в ивритоязычную адвокатскую контору на должность секретаря. Из-за сложностей с языком негатив в отношении нее присутствовал, но когда в ту же компанию взяли двух местных девушек и не сработались с ними, а с моей женой сработались, негатив ушел.

Сейчас, после рождения ребенка, жена пока не работает. Здесь декрет дают на три-шесть месяцев. Наверное, с любым работодателем можно попытаться договориться и продлить срок. Но обычно полгода — это максимум, на что можно рассчитывать, а после — либо увольняться, либо отдавать ребенка в ясли. Для нас это непривычно.

И да, для устройства на работу в Израиле подтверждать наше российское образование не пришлось.

Средняя зарплата в стране около 10 тыс. шекелей. Это примерно 168 тыс. рублей по курсу 1 шекель — 16,8 рубля. В IT зарплаты выше среднего. При этом переводить в рубли и удивляться суммам не стоит, расходы здесь тоже другие.

Но в целом по ощущениям, здесь жить полегче. Может, потому, что в Казани мы постоянно на что-то копили (сначала на свадьбу, потом на отпуск, потом на переезд в Израиль) и свободы не чувствовалось.

Сейчас я получаю деньги на своей основной работе, немного подрабатываю на свою бывшую компанию в России, так что появляются деньги, которые можно потратить на путешествия. К тому же после Израиля цены в Европе не кажутся слишком большими.

О медицине в Израиле

В стране она платная. Есть на выбор несколько больничных касс, у которых есть отделения по всей стране. Прикрепляешься к одной и идешь к врачам, которые с ней работают. При этом к конкретному городу ты не привязан и можешь пойти в больницу, связанную с нужной кассой, в любом городе. Семейного врача при желании тоже можно сменить.

Медицинские карты пластиковые, а история болезни хранится в системе кассы. Так что никаких серых тетрадок с вклеенными листами нет. Талончики тоже удобно получать. Если записан на прием, заходишь, вставляешь карточку в специальный автомат, система понимает, кто ты, к кому идешь, на какое время назначен прием — и печатает нужный талон.

«Есть на выбор несколько больничных касс, у которых есть отделения по всей стране. Прикрепляешься к одной и идешь к врачам, которые с ней работают». Фото isramedportal.ru

Варианты медицинских страховок разные. Есть базовые, есть расширенные. Мы платим за свою около 100-115 шекелей в месяц.

В целом система мне нравится. К простым болезням здесь относятся проще, чем в России. Но, конечно, к узким специалистам могут быть очереди.

Ребенок у нас родился уже здесь. Соответственно, и наблюдались мы у местных врачей. Здесь к процессу относились спокойно.

— Жалобы есть?

— Нет.

— Все нормально?

— Все нормально.

— Ну и хорошо, пропей такие-то витамины.

Иногда нам и витамины назначить забывали. В России, думаю, загоняли бы по всяким анализам.

Никаких взяток врачам, чтобы к тебе было особое отношение, здесь нет. Больница у нас была самая обычная и там было действительно нормально. Наверное, в России такие условия без связей получить бы не удалось.

О жилье

Первую квартиру мы пытались искать еще из России. Делали это на израильском аналоге «Из рук в руки» и «Авито». Естественно, он на иврите.

В Израиле у нас был приятель, с которым мы познакомились, когда приезжали в страну туристами. Он был нашим переводчиком и переговорщиком. Без помощи друзей новичкам тяжело искать жилье. Потому что все равно придется либо договор переводить, либо объявление, либо с владельцем квартиры искать общий язык.

Объявления искали и переводили с помощью гугл-переводчика. Если была возможность, предварительно писали СМС или e-mail, а затем наш друг звонил владельцам. Самое интересное, что ему говорили: «А, это вы про тех, кто только переехал в страну, а уже пытается писать на иврите?» И это говорилось позитивно, что вот, ребята уже пытаются интегрироваться, учат язык и вообще молодцы.

«Без помощи друзей новичкам тяжело искать жилье. Потому что все равно придется либо договор переводить, либо объявление, либо с владельцем квартиры искать общий язык». Фото skyscrapercity.com (Boza KG)

И нам снова повезло. Мы достаточно быстро нашли неплохой вариант в хорошем районе. Хозяйка сама когда-то переехала сюда из Франции. Мы быстро заключили договор, получили ключи, она даже не попросила у нас залог, сказала: «Ну вы же репатрианты, что с вас взять».

Правда, это была не целая квартира, а одна большая квартира на трех жильцов. Но все было раздельно: собственные кухни, ванные комнаты и туалеты. Общими были только стиральная машинка и небольшой коридор.

Вторую квартиру найти было проще. Мы уже примерно знали, сколько она может стоить, знали район, где хотим жить, могли с хозяевами объясниться сами. Но еще требовалась помощь при подписании договора, чтобы нам все верно перевели.

Виды квартир здесь не такие, как в России. Однокомнатной считается салон (гостиная), совмещенный с кухней. Поэтому двухкомнатная квартира — это салон с кухней плюс спальня.

Сейчас у нас трехкомнатная квартира: салон с кухней, спальня и так называемое бомбоубежище. Это стандарт такой: все новые дома строятся с бомбоубежищем. Во-первых, это сейсмоопасный район. Во-вторых, на случай военной опасности. Ракеты сюда, конечно, не долетают, но мало ли. Комнату можно использовать как вторую спальню или чулан. В нашем районе такая квартира стоит примерно 4 тыс. шекелей в месяц без учета коммунальных расходов.

Деньги за коммунальные услуги (электричество, вода, газ) и плату за домоуправление (уход за придомовой территорией, видеонаблюдение) начисляют раз в два месяца.

И да, зимой многие мерзнут, поэтому покупают обогреватели, одеяла, специальные простыни или устанавливают кондиционеры с обогревом.

Покупать жилье дорого. Чтобы купить квартиру где-нибудь на отшибе, сначала придется взять кредит только на первоначальный взнос за ипотеку (на самом деле никто, конечно, не даст такой кредит). В центре страны цены сопоставимы с московскими (внутри МКАДа), а в Тель-Авиве — еще дороже.

«Новому репатрианту непонятно, как так: на счету приличная сумма денег, которую привез с собой, а на карте установлен лимит только в 1000 шекелей. Когда он заканчивается, расплатиться картой уже не получится. Приходится ходить в банкомат снимать наличку». Фото strana.co.il

О деньгах

Дебетовых карт практически нет. В основном кредитные, со своим кредитным лимитом. Поэтому ты не можешь просто расплачиваться своими деньгами. Новому репатрианту непонятно, как так: на счету приличная сумма денег, которую привез с собой, а на карте установлен лимит только в 1000 шекелей. Когда он заканчивается, расплатиться картой уже не получится. Приходится ходить в банкомат снимать наличку.

Со временем, конечно, этот лимит увеличивают до адекватного уровня. Из плюсов: любой платеж можно разбить на несколько месяцев без каких-либо процентов.

В Израиле действует система чеков, как в США. Например, снимая квартиру, сразу выдаешь 12 чеков. Суммы по каждому из них списываются со счета ежемесячно. Плюс есть страховочные чеки на оплату электричества и воды. Если вдруг мы не оплатили счет за электричество, владелец квартиры может использовать его и с моего счета спишется этот долг.

Об автомобилях

Без своей машины далеко не уйдешь. Здесь жизнь не зацикливается на одном городе. Можно поехать в магазин в соседний городок, а к друзьям — на север Тель-Авива, хотя сам живешь на юге. Шаббат тоже сказывается: общественный транспорт не ходит с полудня пятницы до вечера субботы. Так что личный автомобиль — это потребность.

В среднем в месяц содержание машины мне обходится в 1,6 тыс. шекелей. Парковки платные, цены на бензин высокие. Плюс сама стоимость автомобиля большая: тут ужасная накрутка из-за таможенных пошлин, больше 100%.

Здесь своя культура вождения, которая ни на какую не похожа. Водители думают только о себе, могут не включать поворотники, останавливаются, где им удобно. С другой стороны, они так же легко относятся к мелким нарушениям других людей. Так что агрессии на дорогах нет, никто не учит тебя, не подрезает в отместку.

О местных жителях

Люди здесь открытые и общительные. А вот друзей найти сложно. Это один из недостатков любого переезда: во взрослом возрасте формировать круг общения сложнее, чем в детстве.

Новых знакомых мы специально не искали. С кем-то начали общаться еще до переезда, когда прорабатывали вопросы репатриации и случайно пересеклись в интернете на русскоязычных форумах. С кем-то познакомились уже в Израиле, например, в языковой школе.

«Люди здесь открытые и общительные. А вот друзей найти сложно. Это один из недостатков любого переезда: во взрослом возрасте формировать круг общения сложнее, чем в детстве». Фото myisraeltoday.com

Местные теплые в общении и горячие в поведении. Они вспыльчивые, крикливые, иногда слишком беспардонные. Когда мы поехали отдыхать в Лондон, нам на контрасте бросилась в глаза европейская чопорность и сдержанность.

В плане сервиса здесь, с одной стороны, многое гораздо проще и удобнее, чем в России. Например, когда мы покупали машину, мы уже все оплатили и оставалось оформить документы и забрать автомобиль. Но была гроза, в автосалоне отключили электричество. Без компьютера они ничего не могут, а мы-то уже приехали.

Тогда сотрудники позвонили в другой свой офис, попросили там провести нужные операции. Копии документов прислали по WhatsApp — и все! Страховку оформить прямо на месте не получалось, так что с нас просто взяли обещание, что мы ее обязательно сделаем, и отдали ключи от машины. Страховку мы оформили через пару дней.

С другой стороны, заказав что-то в интернет-магазине, иногда нужно десять раз позвонить им и спросить, что там с заказом. А курьер приедет часа на три позже, чем было оговорено.

О шаббате

В первую очередь, это непривычно. Как у нас принято в России: в выходные можно переделать все дела, поделать дома ремонт, съездить в магазин. А тут не так. В пятницу в полдень все закрывается. В субботу тоже все закрыто. Какие-то строительные работы по дому не приветствуются.

Основной минус — общественный транспорт, который во время шаббата не работает. Поэтому, пока не было своей машины, было сложно.

Сейчас мы уже привыкли. Все покупки стараемся делать в будни. Лучше не откладывать их на пятницу, потому что везде будут очереди. Зато в субботу есть время на себя, дом и семью.

Юлия Красникова
ОбществоКультураНедвижимостьЭкономика
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 08 янв
    В Израиле видимо знают что то такое, что никто больше не знает, раз все дома с бомбоубежищем. Вот уж вопрос так вопрос.
    Ответить
    Анонимно 08 янв
    Очень опасно в современном мире собирать на небольшой территории весь какой-либо этнос.
    Поэтому глобальное перемещение народов надо только приветствовать.
    Ответить
  • Анонимно 08 янв
    судя по фамилии "Ганеев", отец у автора татарин?
    Ответить
  • Анонимно 08 янв
    Интересная рубрика.
    Ответить
  • Анонимно 08 янв
    Артем Ганеев - это татарский еврей?
    Ответить
  • Анонимно 08 янв
    Хочу переехать жить в Израиль, там тепло
    Ответить
  • Анонимно 08 янв
    !!!!

    Плохо, что евреи уезжают из Татарстана. Плохо, что в РФ так и не осознали масштаб потерь.
    Ответить
  • Анонимно 08 янв
    В пятницу у евреев так же как и у мусульман не работают. А я думала что эта особенная религия, далекая от мусульманского
    Ответить
    Анонимно 08 янв
    !!!!

    Какая же особенная, если Христианство и Ислам выросли из Иуадаизма.
    Ответить
  • Анонимно 08 янв
    Зарплаты у них не хилые. Вот бы эти зарплаты в Россию.
    Ответить
  • Анонимно 08 янв
    Медстраховка очень выгодная. У нас за бесплатную медицину надо выкладывать кучу денег. Эти нескончаемые платные анализы для установления диагноза вообще весь карман опустошают. ,а вот адекватного лечения невозможно получить. А я слышала что там работают наши российские доктора
    Ответить
  • Анонимно 09 янв
    Очень интересно)
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии