Новости

16:45 МСК
Все новости

Ижевский политолог: «Команда бывшего губернатора Удмуртии выбыла из игры»

«Зачистив» республиканский уровень управления, Бречалов возьмется за муниципальный, считает политолог Александр Балицкий

Ижевский политолог: «Команда бывшего губернатора Удмуртии выбыла из игры» Фото: ok.ru

Уже как-то подзабылось, что тренд замены «губернаторов-тяжеловесов» «молодыми технократами» был задан еще в апреле этого года назначением врио главы Удмуртии 43-летнего выходца из Общественной палаты РФ и Общероссийского народного фронта Александра Бречалова. Спустя полгода первые итоги его правления по просьбе «Реального времени» подвел ижевский политолог Александр Балицкий.

— Говорят, Александр Бречалов создал в республике два центра принятия решений правительство и аппарат главы. Это так?

— Скорее наоборот. Одним из главных тезисов Бречалова еще в бытность его врио был тезис о единой команде, и, по сути, все это время он проводит централизацию принятия властных решений. И, что важно, централизацию ответственности за них. Этого очень не хватало Волкову, у него всегда отвечал кто-то другой, а сам он выходил сухим из воды (Александр Волков — первый президент Удмуртской республики в 2000—2014 гг., — прим. ред.). И у Соловьева это рудиментарно проявлялось (Александр Соловьев — глава Удмуртской Республики в 2014—2017 гг., отрешенный от должности решением президента РФ «в связи с утратой доверия», — прим. ред.).

— Но по сравнению с временами Соловьева аппарат главы усилился?

— Безусловно. Бречалов пытается усиливать его людьми, которые смогут реализовать провозглашенный им жесткий курс.

— Кстати, правда, что Бречалов это прежде всего такой жесткий управленец, для которого, например, сохранение удмуртского языка и культуры, самочувствие национальных организаций вещи не первостепенной важности?

— Я бы не стал в данном случае противопоставлять жесткость управления и небрежение к национальному самочувствию. У Бречалова, как известно, «общественно-фронтовое» происхождение, и это позволяет надеяться, что он не будет выносить за скобки вопросы культуры. Тем более что в республиканской обойме политического влияния немало фигур, которые связаны с социокультурной сферой. Например, та же самая Татьяна Ишматова (президент Всеудмуртской ассоциации «Удмурт кенеш», бывший заместитель министра национальной политики УР, — прим. ред.).

«В республиканской обойме политического влияния немало фигур, которые связаны с социокультурной сферой. Например, та же самая Татьяна Ишматова». Фото mariuver.com

— Как у Бречалова складываются взаимоотношения с федеральными игроками, традиционно влиятельными в Удмуртии?

— Эти отношения могут осложниться только в том случае, если появляется лидер, выросший на местной почве. Бречалов же плоть от плоти федеральный проект, и он хорошо понимает степень влиятельности федералов в реализации региональных проектов, тем более таких амбициозных, как у него. Без дружбы с федералами республиканская казна не сможет обеспечить даже сотую часть планов, которые были продекларированы.

А кого вы подразумеваете под влиятельными федеральными игроками?

— «Ростех», «Роснефть».

— А, ну тут сам бог велел. Инвестиционный прорыв, который замыслил Бречалов, без контрактов с такими корпорациями обречен на полный утопизм.

— Как у него складывается взаимодействие с мэром Ижевска Юрием Тюриным?

— Пока что какой-то очевидной напряженности в отношениях с муниципальной властью нет, но я думаю, что логика кардинальных перемен на республиканском уровне, вот эта перезагрузка требований к управлению и к стилю управления, потребуют кадрового обновления и в муниципальном корпусе. Который во многом сохранил управленческие атавизмы недавнего прошлого. Ведь прежний состав мэрии был, по сути, рудиментом соловьевской и волковской власти. И Агашин (Денис Агашин — глава администрации Ижевска в 2010—2015 гг., — прим. ред.), и Ушаков (Александр Ушаков — мэр Ижевска в 2010— 2015 гг., — прим. ред.) — это все дети, чуть ли не в прямом смысле, Александра Александровича Волкова. Это они делали погоду на муниципальном уровне, запустив многое в хозяйстве и подставив республику под удар. Вспомнить тот же коммунальный коллапс в отопительный сезон 2015—2016 гг., который эхом ударил по бывшему председателю правительства Виктору Савельеву. Городские власти тогда умыли руки, хотя это была, в общем-то, их проблема.

Так что я думаю, что кадровые перемены на муниципальном уровне — это вопрос времени. Сейчас просто не до городов, идет формирование первого эшелона республиканской власти.

— Кто Тюрин по стилю? «Номенклатурный работник»?

— Да он вообще никакой. Тюрин выходец из «Ижстали», как и вся его команда. Долгие годы он депутатствовал, представляя этот завод. Говорить о наличии у него каких-то выдающихся политических качеств я бы не стал, но для муниципального уровня власти это и не самое главное. На этом месте должен быть мощный хозяйственник, которого все уважают и который способен налаживать отношения с градообразующими промышленными предприятиями. Не думаю, что у Тюрина эти качества есть. В лучшем случае он способен налаживать отношения с «Ижсталью», которая сегодня погоду в городе не делает. По этой причине я не думаю, что у Тюрина есть основания на что-то рассчитывать.

«Пока что какой-то очевидной напряженности в отношениях с муниципальной властью нет, но я думаю, что логика кардинальных перемен на республиканском уровне, вот эта перезагрузка требований к управлению и к стилю управления, потребуют кадрового обновления и в муниципальном корпусе». Фото twitter.com

— Сколько людей Бречалов привел «с собой» в итоге?

— Ну, это прежде всего «великолепная пятерка», которая участвовала в пресс-конференции 7 октября (премьер Ярослав Семенов, и. о. первого вице-премьера Александр Свинин, и. о. вице-премьеров Анатолий Строков и Анастасия Муталенко, постпред главы УР при президенте РФ — вице-премьер Михаил Хомич, — прим. ред.). Но можно предположить, что рядом с этой пятеркой не меньшее число тех, кто обеспечивает ее игру, — кабинетных чиновников, сотрудников аппарата, которых мы не видим.

Кроме того, я бы не стал говорить об окончательности этого состава. Идет процесс его утряски и доформирования. Это еще не «итог», как вы спрашиваете, а процесс.

— А что произошло с соловьевской командой?

— Часть ее выбыла из игры, а часть — и значительная — рассредоточилась по всей нашей обширной бюрократической местности. Или вернулась на запасные площадки своего бизнеса, который они прекрасно сохраняли и сочетали с госслужбой. Как и всегда. Скажем, те, кто в свое время вылетал из мэрии, оказывались при неплохом бизнесе. Или начинали реализовывать в крупных фирмах «базу контактов», которую наработали на муниципальной службе.

Те, кто остался, перешли на вторые роли. Я говорю о понижениях в Госсовете и правительстве. Но этот процесс тоже еще не завершен. У нас был громаднейший аппарат, который складывался долгие годы при Волкове и Соловьеве. Он никуда не исчез, потому невозможно одномоментно его расформировать.

— В апреле этого года в одном из своих интервью Бречалов сказал, что собирается развивать малый бизнес и туризм. Заметно ли какое-то движение в этих отраслях?

— Да, и впоследствии это заявление было повторено еще не один раз. Пока говорить о каком-то кардинальном рывке в этих сферах рано, но «движуха», связанная с туристским кластером «Камский берег», с территорией опережающего развития в Сарапуле, где ставка делается на малый и средний бизнес, безусловно, появилась. Глава заезжает в потенциально туристические сельские районы, типа Балезино и далее по Сибирскому тракту. Но, конечно, только время может показать, насколько долгим и эффективным будет этот процесс.

«В последнее время мосты были запущены в ряде регионов страны, и везде это происходило как-то без истерик. А мы попали в историю, во-первых, с долгостроем, во-вторых, с коррупционным скандалом. И с недовольством по поводу строительства этого моста». Фото rg.ru

— Жители Камбарского района в итоге согласились с позицией Бречалова о возмездности проезда по новому мосту через Каму и Буй?

— Эта тема довольно далека от меня. Я и ездил-то по этому мосту лишь однажды. Конечно, я знаю, что были недовольные, но недовольные у нас находятся всегда. Сколько было шума, когда планировали брать 11 рублей за вывоз мусора из частного сектора! Народ ведь удавится, но с 11 рублями не расстанется и будет бросать мусор под забор.

Брать плату за проезд по мосту, на мой взгляд, нужно, потому что деньги в него вбуханы колоссальные. Кстати, в последнее время мосты были запущены в ряде регионов страны, и везде это происходило как-то без истерик. А мы попали в историю, во-первых, с долгостроем, во-вторых, с коррупционным скандалом. И с недовольством по поводу строительства этого моста. Не знаю, может быть, здесь живут какие-то другие люди, непохожие на остальных россиян.

Рустем Шакиров
Общество Власть
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 13 окт
    Классно, только что так мало? Надо было больше вопросов, многое осталось недосказанным. Раз уж вы так активно пишете про соседние республики, ждем продолжения этой темы)
    Ответить
  • Анонимно 13 окт
    здорово, с оттенками - интересно бы узнать про Самару и Ульяновск в динамике
    Ответить
    Анонимно 13 окт
    Хех, думаю там все на мази. Все под контролем у местной власти)
    Ответить
  • Анонимно 13 окт
    Последнее фото очень красивое, вот бы сейчас там оказаться
    Ответить
    Анонимно 13 окт
    Езжайте) Удмуртия - сосед Татарстана. Не так далеко туда ехать
    Ответить
  • Анонимно 13 окт
    Бречалов усиливает аппарат своими людьми. Которрые уж точно поддержат и будут на его стороне
    Ответить
    Анонимно 13 окт
    Думаете другие так не делают? Или в других странах? Или в другие времена так не было?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем