Новости

13:10 МСК
Все новости

Эльвира Набиуллина — мегарегулятор: кнут для страховщиков, зачистка МФО и минус 365 банков

Действия ЦБ в финансовом, страховом и инвестиционном секторах за последние четыре года сводятся к сокращению числа участников и наведению порядка

Эльвира Набиуллина — мегарегулятор: кнут для страховщиков, зачистка МФО и минус 365 банков Фото: Максим Платонов

1 сентября 2013 года Банк России под руководством Эльвиры Набиуллиной получил статус мегарегулятора и стал контролировать не только банки, но и микрофинансовые, страховые и инвестиционные компании. За четыре года, прошедшие с того дня, очень многое изменилось. В основном все сводится к ужесточению правил игры и наведению элементарного порядка во всех секторах. Основные отличия «до» и «после» перечисляет «Реальное время».

Банков стало на 38% меньше

На 1 сентября 2013 года в России, по данным ЦБ, насчитывалось 947 банков, а к августу 2017-го осталось всего 582. Основной этап зачистки пришелся на прошлый и позапрошлый годы: в 2015-м было отозвано 88 лицензий (без учета небанковских кредитных организаций), в 2016-м — более сотни. Вместе с ликвидацией банков росло давление на фонд страхования вкладов. Если на начало 2013 года АСВ успело выплатить вкладчикам 72,7 млрд рублей, то начало августа нынешнего года — уже 1,6 трлн рублей.

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина в ноябре 2016 года сказала, что расчистка на начальных этапах помогла смягчить последствия ударов, обрушившихся на экономику. «Если бы мы не вывели самые слабые банки с рынка во второй половине 2013 года — начале 2014 года, к моменту наступления внешних шоков все могло бы обернуться эффектом домино, поскольку банки связаны между собой. Слабые звенья были вовремя убраны, поэтому эффект от шоков оказался гораздо мягче», — цитировал главу ЦБ «ПРАЙМ».

Вице-президент Ассоциации «Россия» и партнер НАФИ Ян Арт называет сразу несколько хороших последствий работы Центрального банка в финансовом секторе. Минусы, впрочем, тоже есть.

Во-первых, говорит он, ЦБ смог выправить симметрию в регулировании разных финансовых секторов, а это выгодно рынку. Принцип единообразия правил важнее, чем контроль над отдельными компаниями. Нам все равно, банк выдал кредит или иная организация, — важнее, чтобы сам процесс кредитования был отрегулирован, объясняет Арт.

Во-вторых, ЦБ стал бескомпромиссным. Некоторые считают, что это хорошо, некоторые — наоборот, но факт есть факт: при нарушении нормативов позиция регулятора стала очень жесткой. «Благодаря этому, — говорит эксперт, — с рынка вычищены банки-прачечные, и сегодня цена обнала увеличилась в два раза».

Среди минусов — то, что огромное количество банков потеряло лицензии. Это, по словам Арта, грозит сужением конкурентной среды: «Условно говоря, если в регионе из местных шести банков осталось два, есть риск, что конкуренция настолько снизилась, что качество их работы резко упадет». Также ухудшилось настроение банкиров, азарт заниматься бизнесом пропадает.

МФО отучают кредитовать «до зарплаты»

Число микрофинансовых организаций (МФО) в период нахождения Эльвиры Набиуллиной во главе ЦБ тоже порядком сократилось. За один лишь 2016 год с рынка ушло 28% компаний. Но в этом случае дело даже не в количестве — по словам представителей отрасли, другой стала сама суть МФО. Если раньше они ассоциировались исключительно с дорогими займами «до зарплаты», то теперь под влиянием политики регулятора МФО сменили ориентиры. В частности, они все больше кредитуют малый и средний бизнес. Различия между банковским сектором и ними с каждым годом заметны все меньше, заявляют участники рынка.

Чтобы повлиять на МФО, Банк России заставил их соблюдать более жесткие обязательные требования, например нормативы достаточности капитала. Кроме того, с июля 2015 года на микрофинансовые компании, наравне с банками, стали распространяться и требования ЦБ, касающиеся полной стоимости кредита (ПСК, общая стоимость всех взносов, которые заемщик платит за использование средств).

С весны 2016 года МФО разделились на два типа: микрофинансовые и микрокредитные компании. Первые могут привлекать средства населения, но должны иметь уставный капитал не менее 70 млн рублей. Вторые имеют право привлекать лишь средства своих собственников. А в июле этого года ЦБ изменил правила начисления резервов по займам «до зарплаты». Отныне по таким ссудам МФО должны начислять резерв в размере 100%. Так регулятор хочет охладить интерес микрофинансовых компаний к необеспеченному кредитованию по чрезмерно высоким ставкам.

Александр Шустов, генеральный директор микрофинансовой компании «Мани Фанни», говорит, что после 2013 года ЦБ начал регулировать МФО как банки. «Он стал воспринимать их как банковские структуры и применять похожие нормативы, хотя сфера микрофинансирования и сфера банковских продуктов — это достаточно разные области, они выполняют похожие, но разные функции в экономике», — рассуждает он.

— И текущее регулирование с ограничениями по предельному объему процентов, полной стоимостью кредита, с нормативами по риск-менеджменту, по сути, может привести к такой ситуации, что снова появится серый рынок микрозаймов. Потому что потребность граждан в коротких деньгах под высокую ставку процента — она всегда была, есть и всегда будет, или нужно искать неких серых ростовщиков на рынке и покупать эту услугу у них, — продолжает Шустов.

Страховщиков призвали к порядку

Получив контроль над рынком страхования, ЦБ принялся чистить его аналогично банковскому, чтобы избавиться от организаций с активами сомнительного качества. В 2015—2016 годах работу прекратили около 150 страховщиков. Кто-то из них не отвечал требованиям по финансовой устойчивости, другие имели плохую структуру активов. Все это создавало риски для их клиентов.

Один из участников страхового рынка на условиях анонимности вспоминает: «До того, как Центробанк пришел к власти над страховыми компаниями, там была полная вакханалия со страховыми резервами, со всем. Нужно где-то показать деньги на один день. Мне рассказывал умерший уже генеральный директор одной из страховых компаний, как они на два—три дня занимали деньги у банков, клали на свой счет, показывали достаточность капитала. А когда отчетный период прошел, эти чужие деньги возвращали в этот банк. Вот таким образом обманывали все, что можно было».

«Когда Центробанк пришел к этой истории, уже размещение денег в свои псевдоактивы (условно говоря, в акции дочерних предприятий, стоимость которых ты сам можешь надуть и показать какую хочешь) стало жестче контролироваться. В том числе ввели нормативы по размещению страховых резервов в различных банках. Раньше можно было размещать деньги в своих карманных банках и изображать, что они там есть», — говорит собеседник.

Профучастникам стало труднее

После поглощения Центробанком Федеральной службы по финансовым рынкам общая политика наведения порядка коснулась и субъектов инвестиционной деятельности. Для брокеров, форекс-дилеров, доверительных управляющих были введены обязательные нормативы достаточности капитала. Цель, которую преследовал ЦБ, была простой: снизить риски для клиентов инвестиционных компаний.

За последние несколько лет ЦБ предложил ряд нововведений, которые стимулировали рынок. Это возможность дистанционного заключения договоров с клиентами, совершенствование налогообложения. Особо можно выделить внедрение индивидуальных инвестиционных счетов, перечисляет GR-директор «Альпари» Илья Ванин.

После поглощения Центробанком Федеральной службы по финансовым рынкам общая политика наведения порядка коснулась и субъектов инвестиционной деятельности. Фото oblast45.ru

С другой стороны, для инвестиционных компаний переход под патронаж Центрального банка охарактеризовался значительным увеличением административной нагрузки, продолжает он. С самого начала был взят курс на зачистку рынка от недобросовестных участников, с 2013 года ЦБ аннулировал около 1,8 тыс. лицензий различных профучастников, некоторые ушли добровольно, рассказывает Ванин. Также ужесточился контроль за отчетностью, выросло число контрольных мероприятий. По словам Ванина, это заставило инвесткомпании расширять штаты и привело к росту расходов.

Артем Малютин
ЭкономикаБанки
комментарии 9

комментарии

  • Иванов Сергей 04 сент
    По поводу МФО - согласен с мнением председателя партии "Справедливая Россия" Сергея Миронова, деятельность микрофинансовых организаций в России необходимо запретить: «В тяжёлой экономической ситуации около 7 млн наших граждан прочно сидят на кредитной игле. Действующие инструменты регулирования рынка МФО, по сути, не работают. Эта ростовщическая деятельность не способствует ни развитию экономики, ни поддержке покупательской способности граждан, ни стабильности финансового рынка. Эти организации загоняют обедневших граждан в абсолютно безнадёжную нищету».
    Ответить
  • Анонимно 04 сент
    Да. Надо запретить.
    То, что будут серые схемы не страшно; с ними бороться не так страшно, особенно, если публично, с осуждением в обществе.
    А ЦБ , разрушив Татфондбанк, показал свою разрушительную сущность для народа и экономики. Должен быть четкий закон, не позволяющий делать это ЦБ.
    Ответить
  • Анонимно 04 сент
    Что то в последнее время ее часто начали показывать
    Ответить
    Анонимно 04 сент
    Умная женщина, вот и показывают
    Ответить
  • Анонимно 04 сент
    ТФБ наказан ,думаю, есть за что. Урок для других банков
    Ответить
    Анонимно 04 сент
    Очень уж больной урок. цена за этот урок большой
    Ответить
  • Анонимно 04 сент
    365 банков закрыли - молодцы. Это сколько левых операции пресечено. Браво Набиуллина. Раньше один Госбанк был на весь СССР. все было под контролем. Все операции под пристальным вниманием управляющего проходили. И это с учетом того что был железный занавес.
    Ответить
  • Анонимно 05 сент
    Сколько радости, что басурман прижали.
    Ответить
    Анонимно 05 сент
    Не басурман, а простой народ!!! Который копил, кто на старость, кто на образование, кто на лечение!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии