Новости

10:29 МСК
Все новости

Ляля Бикчентаева: «Самый первый известный выпускник программы — это Николай Никифоров»

Руководитель проекта «Школьные команды» и первого детского коворкинга о том, как учить детей бизнесу, и нужно ли это

Ляля Бикчентаева: «Самый первый известный выпускник программы — это Николай Никифоров» Фото: Максим Платонов

В ноябре в Казани откроется первый детский коворкинг, организует который центр «Достижения молодых». По задумке общественной организации, коворкинг станет местом, где дети смогут реализовывать свои бизнес-проекты, и будет экологичным местом вне школы, которого, по сути, сейчас у детей нет. «Реальное время» поговорило с директором общественной организации Лялей Бикчентаевой о том, как и для чего учить детей бизнесу.

— Ляля, расскажите, в чем смысл коворкинга для детей?

— Тема креативных и свободных пространств, где можно проводить время, актуальна, но до сих пор для детей и подростков таких пространств не было. До сегодняшнего дня считается, что детей нужно развлекать. Детям не хватает мест, где есть интернет, где можно собраться командой. Коворкинг для этого — идеальная площадка. Там же будут взрослые люди следить за безопасностью детей.

— А что будут делать дети в коворкинге?

— Коворкинг призван помогать ребятам объединяться в команды и работать над своими проектами. В первую очередь, это пространство для команд, которые работают в рамках нашего проекта «Школьные компании», и для тех, кто хочет к ним присоединиться. Во вторую очередь, в коворкинг могут прийти все дети, которые хотят запустить предпринимательские проекты. Мы многие годы жили без офиса и какой-то площадки, где мы можем принимать детей. Назрел момент, когда для творчества детей из стен школы нужно «вынимать» и в не менее безопасную среду «помещать». Это будет место встречи, где будут проходить мероприятия с состоявшимися бизнесменами, творческие встречи, кейс-турниры.

— Долгие годы торговые центры были территорией, где подростки могли собраться командой, где была чашка чая и вай-фай.

— Да, и «МакДоналдс». Но это шумно, дорого, там плохой интернет. Дети достойны того, чтобы у них были площадки для встреч.

Назрел момент, когда для творчества детей из стен школы нужно «вынимать» и в не менее безопасную среду «помещать». Это будет место встречи, где будут проходить мероприятия с состоявшимися бизнесменами, творческие встречи, кейс-турниры

— Это бесплатно для них?

— Есть разные форматы. Прийти на открытые лекции или просто прийти потусоваться — все это бесплатно. Но чтобы коворкинг мог существовать, чтобы мы могли оплачивать воду, чай и уборщицу, у нас будет несколько платных форматов. Например, мы запускаем группу по изучению китайского языка, делового английского. Это платные занятия в духе тех же ценностей, которые транслируют наши программы: самостоятельное развитие и бизнес.

— Вашему основному проекту «Школьные компании» уже много лет. Опишите, пожалуйста, откуда взялась идея обучать детей бизнесу.

— С 1999 года наша организация «Достижения молодых» существует в Татарстане, в России она присутствует еще с 1992 года. «Школьные компании» — это основной проект, который реализуется нашей организацией. Моя история прихода в «Школьные компании» началась еще в 10 классе, когда учитель по экономике предложила создать компанию в школе. Я отлично помню, как это изменило мою жизнь и жизнь моих коллег по школьной компании, потому что это был совершенно другой подход к обучению, образованию, мероприятиям. Это открыло для нас новый мир. Потом я преподавала в рамках этого проекта в нескольких школах Казани, и тогда увидела его действие со стороны. В сентябре ты видишь детей, которые ничего не понимают, а в мае выпускаешь ярких, легко разговаривающих с аудиторией, прессой, увлеченных людей. С 2009 года я директор программы в Татарстане. Несмотря на то, что мы основываемся на международной методике, все программы, все методики мы пишем сами, это наши авторские семинары.

Также по теме: Директор ImCompany Анастасия Аксенова о том, как покупают подростки

— Насколько сильно приходится адаптировать иностранные методики под реалии местного бизнеса?

— Сильно. Начать с того, что за рубежом «Школьные программы» — это не факультатив и не кружок. Это обязательные занятия два раза в неделю. Весь класс делится на две группы, они делают свои стартапы. К сожалению, у нас в школе проект — это часто фикция. Под этим подразумевается часто реферат, где прописаны цели и задачи. И это достаточно обидно, потому что эти проекты обходятся без экспериментов, без интервью. У нас же приходится адаптировать программу под то, что это факультатив и на него собирается со всей школы 15—17 человек. Это, конечно, мало. Плавать на суше не научишься, бизнесу, изучая теорию, не научишься. Надо пробовать. Несмотря на то, что основы экономики все те же, примеры, какие-то лайфхаки устаревают в течение 2 лет. Все, что мы рассказывали детям 10 лет назад, все настолько бесполезно! Все примеры неактуальны, особенно в продажах.

— Тогда как выстраивается программа?

— Это learning by doing, где нет понятия «преподаватель». Там перед детьми поставлено несколько задач на год, которые они должны решить. Как правило, реализуется так: какой-то учитель решает, что готов под это «подписаться», директор школы — поддержать. Мы организуем для детей трехдневный тренинг, где даем базовые основы выбора бизнес-идеи, цели и миссии компании, маркетинга, финансового учета, презентации. Далее перед детьми стоит задача определить стартовый капитал, запустить производство, продажи. По ходу они делают выводы об отклике рынка: понравилось клиентам или нет, где нужно улучшить качество, маркетинг, как изменить продажи, корректируют свои процессы. Мы даем минимум теории, организовываем ярмарки, обучающие семинары и слет в конце года. Но это все поддерживающие мероприятия. На протяжении года дети сами ведут свой бизнес.


«Мы организуем для детей трехдневный тренинг, где даем базовые основы выбора бизнес-идеи, цели и миссии компании, маркетинга, финансового учета, презентации. Далее перед детьми стоит задача определить стартовый капитал, запустить производство, продажи». Фото ja-kzn.ru

— Как много детей вы охватываете? На сайте написано, 2 тысячи за время существования.

— Больше. За год программу проходит больше 500 детей. В прошлом году было 50 школьных компаний. Причем очень хорошо эта программа работает в районах, и я считаю, что в сельских школах она более актуальна, чем в крупных городах. Потому что если в городских условиях у ребенка есть шансы увидеть разные форматы бизнеса, в поселках сложно сформировать мышление, что ты можешь что-то придумать и превратить это в деньги, стать фрилансером или бизнесменом. На весь поселок есть один-два предпринимателя, и к ним очень неоднозначное отношение. Наш проект — это еще и возможность воспитать в детях патриотизм к тому месту, где они родились. У нас есть прекрасные примеры. Одна команда в поселке рядом с Уруссу занималась карвингом (художественная резка овощей и фруктов, — прим. ред.), проводили мастер-классы, оформляли свадьбы. Но у них и педагог была потрясающая, она с подругой на двух «окушках» возила детей на слет в Казань.

— Если бы таких заинтересованных педагогов не было, дети сами занимались бы бизнесом в этих школьных компаниях?

— Мотивация педагога очень важна, потому что есть несколько болевых точек. У детей не хватает целеустремленности, они очень легко бросают дело. Может не сложиться команда, может не быть сильного лидера или он перегорел. Дети заболевают, и дело может развалиться. Кроме того, школа работает со 180%-й загрузкой. Если ребенку делать все, что ему предлагается, и в том объеме, который предполагается, нужно двоих детей под одной фамилией водить в школу. Поэтому роль учителя очень важна. Иногда даже в том, чтобы детей вовремя в школе прикрыть, потому что она чем-то напоминает Советский Союз. Если у тебя что-то получается, не факт, что по оценке школы ты молодец.

«Нечего сказать детям, что будет полезно через 10 лет»

— Вы привлекаете бизнесменов, чтобы они делились опытом с детьми. Насколько они активно откликаются?

— Откликаются, но если просто взять предпринимателя и поместить к детям, получится просто дяденька, который боится детей, и дети, которым скучно с дяденькой. Встречи в формате «Как я жил в Советском союзе и как у меня все получилось» — это неактуальные знания. Он рассказывает о том, что прошел в стране, которой нет. Мы вообще ничего не можем сказать детям, что им будет полезно через 10 лет. Мы можем только дать им опыт, который позволит им понять, какие действия приведут к каким результатам.

Также по теме: Фракция «Молодое племя» — они громче любых людей

Ведь в школе есть такой паттерн «Он старался, поэтому пять». А во взрослой жизни этого нет. Ты сделал либо хорошо, либо плохо. Старался ты или тебе с неба упало, никого не волнует. И этот стереотип, привитый в школе, очень легко разрушается в школьных компаниях. Бывают звездные дети, которые в школе такие молодцы, но на презентации они «кавээновские» шутки отпускают, а они не заходят. И это тоже показывает, что такое реальная жизнь. И когда бизнесмены разговаривают с ребятами из школьных компаний, их идеи они ложатся на совсем другую почву. Например, Марат Фаатович (Шагитов, гендиректор «Ак Барс Девелопмент», — прим. ред.) детям говорит: «Идеи окружают вас повсюду, у меня есть блокнот, куда я их записываю». Если бы он сказал это любым другим детям, они сказали бы: «Удачи всем этим идеям!» Когда он сказал это детям, которые делают школьные компании, это был полезный для них совет. Дети и предприниматели говорят на одном языке.

Все это делается для опыта. Мировоззрение, ценности в любом случае прорастают и всегда находят применение. Самый первый и самый известный выпускник программы — это Николай Никифоров. Он пришел в госуправление через бизнес

— Помню, как выяснилось, что дети в классе моей дочки начали, что называется, приторговывать. Скандал в родительской WhatsApp-группе был жуткий. Вы с какой обратной связью от родителей сталкиваетесь?

— Да, родители по-разному реагируют. Но подростковый возраст отличается тем, что детям очень важно сделать что-то вопреки, и школьная компания — это самый экологичный формат сделать что-то вопреки воле родителей. Когда ты не курить учишься вопреки им, а вопреки ведешь бизнес. Конечно, родителям приятнее, чтобы дети шли понятным путем, который ведет к понятным результатам. Например, шли к репетитору и готовились к ЕГЭ. Школьная компания — это, конечно, туманный формат. Но когда родитель инициирует занятие бизнесом в нашем формате, ребенку очень сложно проявить себя лидером, эту роль на себя берет мама или папа.

— За то время, что вы занимаетесь проектом, как меняется интерес к предпринимательству и уровень знаний у детей?

— Очень сильно изменился уровень. Я отлично помню первый слет, который организовывался в Казани в Торгово-промышленной палате, я училась в 10-м классе. Участвовали 7 команд. Все стенды были оформлены путем рисования плакатов на ватмане. 90% презентаций включало в себя хоровую песню. За время существования проекта мы задали планку, и видно, как сильно меняется уровень презентаций и качество продуктов. У нас даже есть компания, которая организовала юрлицо «Мастер дерева», арендовала цех, закупила оборудование и занимается производством игрушек из дерева. Есть такие дети, которые не держатся в школьных рамках, они сразу мыслят как полноценные бизнесмены. Дети в тренде. С появлением Sunday Up Market и т. п., с открытием информационного пространства, наличием таких сайтов, как Pinterest.com, за школьные компании не стыдно. Они делают не поделки, а полноценные продукты.

— Но, наверное, не стоит задача, чтобы дети обязательно стали бизнесменами.

— Все это делается для опыта. Мировоззрение, ценности в любом случае прорастают и всегда находят применение. Самый первый и самый известный выпускник программы — это Николай Никифоров. Он пришел в госуправление через бизнес. Илья Флакс, который создал компанию Fibrum, у него огромный бизнес — шлемы виртуальной реальности. Он начинал со школьной компании. Элеонора Арифова, которая создавала «школьную компанию» в Бавлах! Сейчас у нее огромная сеть «Фан-чулан» по всей России, которую она развивает по франшизе. Она, кстати, была выпускником года от России как выдающийся участник школьной команды. Наша задача — оставить в головах детей ценности и знания. Мы учим вещам, которые всегда пригодятся. Элементарно формату презентаций, который принят всем миром, но которому не учат в школе. Учителя — не дизайнеры и не спикеры, могут вставить простыню текста в слайд и считать, что это презентация. Они не знают о правиле «один слайд — одна мысль». Учителей этому никто и никогда не учил. Или сам формат школьной компании — один президент и четыре вице-президента — эта та структура, которая нужна в любом проекте. Эти знания укладываются на всю жизнь. Все эти знания дети получают в течение года, а в мае, по правилам методики, школьная компания должна закрыться.

— И ликвидироваться.

— Да, конечно. Есть и правила ликвидации. У нас есть форма Ф-1, где ведется двоичная запись, дети учатся разбираться в том, что такое актив, что такое пассив, почему их нужно отдельно считать. На финал дети считают конечную стоимость акций, которые могут вырасти или упасть. В конце года проводится собрание акционеров (родителей, друзей, которые включились в бизнес), дети отчитываются о потраченных материалах, выручке, зарплате и так далее. После этого акционерам выплачиваются дивиденды или фиксируются убытки.

Мы создаем сообщество. Это десятки людей, которые объединены особыми ценностями. Скорее всего, впоследствии эти люди встретятся на рынке. Мы подпитываем детей знаниями, мы такая сопровождающая аутсорсинговая организация, которая помогает им развиваться в правильном ключе

Учиться «на кошках»

— Насколько детям легко вести такой бизнес?

— Дети очень ограничены временными рамками. Как правило, активные дети активны во всем. Это неправда, что ребенок, который сидит трутнем много лет, когда-нибудь раскроется. В детях видно с раннего возраста, в какой сфере он талантлив. Это как Ингвар Кампрад, основатель «Икеи». Он ведь пишет, что торговал с раннего детства. Все крутые предприниматели не стеснялись продавать чуть ли не с рождения. Им просто нравился процесс продаж.

— Но для чего тогда им подобные школьные программы и вообще обучение предпринимательству, если ты от рождения либо бизнесмен, либо нет? Школьники могут без любой школьной компании организовать бизнес.

— Да, могут. Но мы создаем сообщество. Это десятки людей, которые объединены особыми ценностями. Скорее всего, впоследствии эти люди встретятся на рынке. Мы подпитываем детей знаниями, мы такая сопровождающая аутсорсинговая организация, которая помогает им развиваться в правильном ключе. Если такие компании создадутся без нас, то исключительно для получения прибыли. Никто из детей, продавая мыло, не будет вести расходники/приходники и сводить бухгалтерский баланс. Наши дети бухгалтерию ведут. Конечно, многие, что называется, «профукивают», но потом в конце года сталкиваются с тем, что если вести учет в заметках в смартфоне или вообще не вести, то потом не узнаешь, куда делись деньги, и не могут отчитаться перед акционерами. Конечно, весь риск — 2 тысячи рублей. А ведь во взрослой жизни риск идет на совсем другие суммы.

— И все-таки взрослые предприниматели часто говорят, хватит опеки, не нужно поддержки, бизнес сам прорвется, главное — не мешайте. А вы, получается, действуете так же, снова идете по пути опеки. А они должны прорастать сквозь асфальт.

— Мы опекаем не поддержкой бизнеса, а событиями и знаниями. Ребенок сделал петушок на палочке, все счастливы, родственники купили. А когда на слете они видят, что тут петушок, тут открытка, а тут какой-то инновационный продукт, взгляд меняется, появляется профессиональная ревность и конкуренция. Это мотивирует развиваться. И еще это классный опыт. Я прекрасно помню свои собственные впечатления. Мои первые европейские соревнования (в рамках проекта, —прим. ред.) были в Париже. К этому моменту вся наша команда пережила год с репетиторами, курсами, все в команде шли на медаль, я экстренно учила английский для презентации. Я впервые была за границей, у меня до этого не было загранпаспорта, я первый раз летела на самолете и сразу в Париж. Мы стоим в этом небоскребе на сцене, делаем презентацию, которую мы учили в лагере «Байтик» в столовой среди панцирных кроватей, потому что лагерь был переполнен. В зале перед нами была вся Европа — от Испании до Норвегии. Когда я сошла со сцены, я разрыдалась от контраста. Сейчас дети не плачут, мир стал ближе, дети циничнее. Но сам контраст! Это очень хорошо демонстрирует, что мир без границ и возможности без границ. Куда дойдет твоя идея, зависит только от тебя, насколько ты будешь стараться. Мотивирует не только то, что ты оказался где-то в Париже, а какой путь ты прошел, чтобы там оказаться, какой объем работы проделал.

Айгуль Чуприна, фото Максима Платонова
Справка

Казанский центр «Достижения молодых» — общественная организация, работает в Татарстане с 1996 года. Основное направление деятельности организации — обучение экономике и предпринимательским навыкам школьников. Казанский центр «Достижения молодых» реализует ряд программ, в числе которых «Школьные бизнес-компании». Казанская организация — часть международного содружества некоммерческих организаций «Достижения молодых» — Junior Achievement® (JA), помогающих молодежи приобрести знания и навыки, необходимые для успешного участия в мировой экономике.


Ляля Бикчентаева — исполнительный директор Казанского центра «Достижения молодых». Родилась в 1985 г. в Казани. В 2007 году закончила экономический факультет Казанского государственного университета. С 2003 года — преподаватель факультатива «Школьная компания» и экономики в различных школах Казани. В разное время работала в сферах рекламы, информатизации. с 2009 года Исполнительный директор программ Junior Achievement® в Татарстане. 2010 года — член Общественной палаты Республики Татарстан. Награждена благодарностью президента Республики Татарстан «За вклад в развитие институтов гражданского общества», благодарственным письмом Общественной палаты Российской федерации (2013 год).

БизнесОбществоОбразование
комментарии 16

комментарии

  • Анонимно 28 окт
    В будущем будут только одни бизнесмены. И никаких работников
    Ответить
    Анонимно 28 окт
    Данная программа не бизнесменов создает, а учит бизнес процессам!!!
    Ответить
  • Анонимно 28 окт
    Госуправление оказалось все таки лучше чем бизнес)))
    Ответить
    Анонимно 28 окт
    Бизнес вести сложно, а на гос работе на госзарплате, не надо особо напрягаться
    Ответить
    Анонимно 28 окт
    И намного стабильнее
    Ответить
    Анонимно 28 окт
    Ага, и денег на минимуме
    Ответить
  • Анонимно 28 окт
    Во времена советов это было бы ни к чему, но в нынешнее капиталистическое время, нам пора уходить от учебных шаблонов прошлого века. И хорошо, что хотя бы начали учить тому, что действительно может пригодиться в жизни!
    Ответить
    Анонимно 28 окт
    Полностью с вами согласен! Надо менять структуру образования в целом
    Ответить
  • Анонимно 28 окт
    Сколько стоит попасть на такие занятия?
    Ответить
    Анонимно 28 окт
    бесплатно
    Ответить
    Анонимно 28 окт
    А можно сделать платно и на этом замутить бизнес
    Ответить
  • Анонимно 28 окт
    Бедные дети. Уже с младших лет ломают голову как и на чем будут деньги зарабатывать
    Ответить
    Анонимно 28 окт
    Это лучше чем вырасти нищим ничего не знающим про деньги человеком
    Ответить
  • Анонимно 28 окт
    Ну наконец то хоть чему стоящему учат...
    Ответить
  • Анонимно 28 окт
    И вырастет поколение торговцев, но не инженеров...
    Ответить
    Анонимно 07 нояб
    вообще-то дети не только продают, но и производят. а вы что, считаете, что "торговцы" - это ненужные люди что ли? без торговли хороший товар не найдет покупателя. полно примеров
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии