Новости раздела

Султан Сафин: «Большинство заведений общепита копируют западный продукт. И меня это раздражает»

Основатель «Тюбетей» о феномене халяльного тренда, выходе на мировой рынок и роли творчества в бизнесе

Султан Сафин: «Большинство заведений общепита копируют западный продукт. И меня это раздражает» Фото: Максим Платонов

Почти три года назад на татарстанский рынок общепита вышла национальная сеть «Тюбетей». Ее основатель, молодой инженер-геолог Султан Сафин, оставил работу в крупнейшей в мире нефтяной компании ради того, чтобы реализовать свою студенческую мечту. Сегодня «Тюбетей» — это развитая сеть заведений татарской кухни по всей России и за ее пределами. В конце прошлого года компания открыла ресторан быстрого питания на Кремлевской, который в народе окрестили татарским «Макдоналдсом». О том, насколько сложно было пробивать дорогу, в чем популярность халяльного тренда и как творческой личности стать эффективным управленцем, Сафин рассказал в интервью «Реальному времени».

«У нас есть свои фишки. И надо ими удивлять»

— Султан, вам 27, и вы директор и соучредитель одной из успешных национальных сетей. Есть ощущение, что уже состоялись в жизни?

— Считаю, что на каждом этапе жизни человек может быть успешным и состоявшимся. Все зависит от твоих целей и задач в тот или иной период. Я благодарен за то, что дал мне Всевышний сегодня. Я счастлив.

— В различных интервью вы неоднократно рассказывали о том, что история создания бренда «Түбәтәй» для вас началась с проблемы — в Казани негде было по-домашнему поесть. То есть это был крик души? Какую цель вы ставили?

— Очень важный для меня вопрос. Именно так — крик из глубины студенческой души и желудка, наверно. Хотелось кушать по-татарски, как дома, и халяльно, а еще видеть именно нашу кухню халяль по всему миру. Сейчас я пришел к выводу, что проблема не только в том, что татарская кухня не популярна, на рынке общепита в принципе нет здоровой домашней кухни. И идея развернулась шире — трансформировать национальную кулинарию, сделать ее домашней, популярной и более здоровой. Здоровая кухня для меня ассоциируется с халяль-кухней. Это отсутствие химикатов, вредных веществ. Именно эту проблему мы сейчас с командой и решаем.

Хотелось кушать по-татарски, как дома, и халяльно, а еще видеть именно нашу кухню халяль по всему миру. Сейчас я пришел к выводу, что проблема не только в том, что татарская кухня не популярна, на рынке общепита в принципе нет здоровой домашней кухни

— Эксперты ресторанного рынка Казани считают, что у нас не хватает интересных тематических заведений. Согласны с этим? На ваш взгляд, чего не хватает рынку общепита Казани?

— Оставим Москву и Питер, но если Казань сравнивать с другими регионами России, я считаю, в гастрономии мы ушли далеко вперед. Причем разрыв местами доходит до пяти лет. Тематические заведения зависят от спроса людей. Будет спрос — значит, и ниша будет. Но я бы поспорил. Тематические вещи, конечно, интересны, но нужно возрождать домашнюю, родную кухню. Все так и рвутся за мейнстримом. Сейчас в Казани общепит переориентируется на туристов. И мы были одними из первых, кто открыл гостям города татарскую кухню в новом свете. Это по России. Что касается других стран, конечно, если говорить о США, например, то мы отстаем лет на 20. Но в век информационных технологий, когда все стало открыто и доступно, разрыв стремительно сокращается. Тут вопрос в другом: насколько быстро успешные предприниматели Казани ловят эти тренды и транслируют на местах. К сожалению, большинство заведений просто копируют западный продукт. И меня это, честно, раздражает. Да, надо перенимать опыт в технологиях и менеджменте, но не копировать же наглым образом. У нас есть свои фишки, своя великолепная гастрономия, особенно татарская. И надо это показывать, удивлять и интегрировать их в современные тенденции. А большинство рестораторов говорят: бургер популярен, давайте штамповать бургеры. Если так будет продолжаться и дальше, плюс ко всему сохранится тенденция стремления к низкой себестоимости и плохого качества еды, то люди перестанут доверять общепиту и будут есть дома. А культура наша не выйдет за пределы домашних застолий, Сабантуя, спектаклей в театре им. Г. Камала и популярного поста на татарском «Хэерле иртэ» в «Инстаграме» нашего президента. У нас еще не привыкли каждый день питаться в кафе и ресторанах, как это делают в Европе и на Ближнем Востоке.

— Как думаете, почему мы не привыкли? Финансовый уровень другой, менталитет или другие причины?

— Думаю, все в комплексе. У нас больше семейная культура, домашняя. В стране непростая ситуация, люди не готовы ходить каждый день куда-то, радоваться. По поводу финансов тяжело сказать. Если сравнить стоимость ужина дома и, например, поход в «Түбәтәй», она не будет сильно отличаться. Может быть, еще закрытость наша влияет — любим ютиться у себя.

В Таиланде у меня живут друзья. Так вот там соседи готовят друг для друга. Люди выставляют у себя во дворе обеденную зону и кормят соседей, которые им платят за это. Вроде бы и не дома едят, в то же время не в общепите.

Я считаю, что большинство именно предпринимателей — творческие люди. Предпринимательство — это создание новой реальности

«Большинство предпринимателей — творческие люди»

— Вы уже сказали, что в душе не бизнесмен. Читала в одном из ваших интервью, что, будучи творческим человеком, даже под партой на парах танцевали. Насколько сложно было погружаться в мир бизнеса? Чему пришлось учиться, о чем забыть, какие навыки пригодились?

— Мне не очень нравится слово «бизнес», больше по душе «предпринимательство». Предприниматель — это человек, который предпринимает какие-то действия, ищет решения для изменения качества жизни к лучшему. Он видит проблему и не может сидеть на месте, пока эта проблема существует. Тоже самое произошло и со мной. Я работал в Саудовской Аравии, но видел проблему и вернулся на родину, в Татарстан, чтобы ее решить. А бизнесмены, думаю, умеют находить выгодную ситуацию и зарабатывать на этом деньги. Поэтому я считаю, что большинство именно предпринимателей — творческие люди. Предпринимательство — это создание новой реальности. И на этом пути ты встречаешь тонну грабель, на которые наступаешь и набиваешь себе шишки. Я набил очень много шишек.

За это время понял, что важно найти правильную команду, людей, которые верят в тебя и пойдут за тобой. Также учусь управлению. Я инженер-геолог, который сидел и моделировал скважины, строил модели месторождений газа в Саудовской Аравии, а потом вдруг пришлось управлять командой. И пришел к выводу, что у каждого человека есть сильные и слабые стороны. Нужно собрать такую команду, где силы работают на результат, а слабости перекрываются. Интересную фразу сказал основатель «Икеа» Ингвар Кампрад: «Мы ищем людей, которые перекрывают наши недостатки. И поэтому у меня в компании работают около 100 тыс. человек». Полностью согласен.

— А сейчас уже можете назвать себя грамотным управленцем?

— Думаю, как управленец я еще только начинаю учиться. Может, если года через три у меня спросят, я отвечу точно так же, как и сейчас (смеется). Совершенству нет предела, мы каждый день чему-то учимся.

— Значит, фраза «Счастье — это высокооплачиваемое хобби» про вас?

— Все говорят про счастье и успех. В жизни нужно найти несколько увлечений. Первое — которое приносит богатство, второе хобби должно держать вас в форме, третье должно развивать креативность и делать человека счастливым. Круто, если получится объединить эти три увлечения в одно. И на данный момент «Түбәтәй» дает мне все три.

В жизни нужно найти несколько увлечений. Первое — которое приносит богатство, второе хобби должно держать вас в форме, третье должно развивать креативность и делать человека счастливым. Круто, если получится объединить эти три увлечения в одно. И на данный момент «Түбәтәй» дает мне все три

Шесть точек и производство за месяц

— Прежде чем открыть собственное дело, вам удалось поработать в крупных российских и мировых нефтяных компаниях. Как это вам удалось, расскажите, пожалуйста, о том, что делали на своих должностях в нефтяной сфере.

— У меня были стажировки в компаниях «Татнефть»,«Шлюмберже», в американской компании в Китае. Все думают, мол, дядя с мохнатой рукой устроил и меня, и ребят моих, ничего подобного! «Татнефть» — по распределению, «Шлюмберже» — по итогам собеседования на факультете. Где-то писал диплом, где-то просто помогал. А как таковой рабочий опыт у меня был в одной компании — «Сауди Арамко». Это голубая мечта многих нефтяников, потому что компания — самая крупная в мире по показателю добычи нефти. Сначала, самостоятельно подав документы, поступил в магистратуру в один из университетов Саудовской Аравии. А там каждые полгода карьерные ярмарки проводились, где местные компании набирают сотрудников. С первой попытки в «Сауди Арамко» меня не взяли, но я проделал работу над ошибками и тщательно готовился ко второму собеседованию. В итоге прошел. И там я работал в лидирующей группе по моделированию нефтегазовой добычи месторождений.

— Вы несколько лет жили в Саудовской Аравии. Там учились и работали. И проект «Түбәтәй» зарождался во время вашего пребывания в Саудовской Аравии. Повлияло ли это на вас? Были ли какие-то идеи, которые вы переняли из местного общепита? Как там обстоят дела с кухней?

— Ближний Восток в целом и Саудовская Аравия в частности дали мне большой информационный толчок. Я прошел там много практических и теоретических курсов ведущих мировых школ бизнеса. И каждый раз полученные знания моделировал на «Түбәтәй». Плюс очень много путешествовал и везде обращал внимание, как устроен современный общепит и местная кухня. В Саудовской Аравии есть интересный национальный фастфуд — компания «Аль Бейк». Она стала главным для меня примером в то время. У них была огромная скорость работы, все чисто, четко. Фишка в том, что фастфуд именно халяльный. До этого халяльных фастфудов я никогда не встречал.

— Вы озвучивали информацию, что проект проинвестировал учредитель «Ядран-Ойл» Ирек Салихов. Какую сумму он вложил? Познакомились с ним, работая в нефтяной сфере? Есть ли сегодня другие инвесторы?

— Начинали мы с личного капитала. Будучи в Саудовской Аравии, я составил бренд-бук, отправил своей команде и своим близким друзьям для обратной связи, всем понравилось. Ребята в Казани параллельно вышли на Ирека Фаритовича, организовали встречу. И он заинтересовался проектом. А после того как в 2015 году мы запустили производство и открыли первую точку, мы вышли на дирекцию чемпионата по водным видам спорта. Они нас не только оценили, но и попросили срочно открыть еще шесть таких точек. В запасе был месяц, а денег на это уже не было. И мы напомнили о себе Иреку Фаритовичу, он вложился. Он помог нам с изготовлением павильонов и организацией питания на чемпионате мира по водным видам спорта ФИНА. Сейчас мы развиваемся сами, иногда привлекаем дополнительные инвестиции. А Ирек Фаритович остается нашим главным советником и стратегическим партнером. Он нас направляет, помогает, советует.

Кто был на старте команды и как она выглядит сейчас?

— На старте, в 2011 году, были я и мой друг Айнур Камалиев. В 2014 году к идее присоединился Руслан Гильмутдинов, который, кстати, тоже работал в Саудовской Аравии и вернулся ради проекта в 2015 году со мной домой, оставив успешную карьеру в нефтегазовой отрасли. Также были привлеченные члены команды на старте, и команда обновляется. Учредителей трое, а в целом наша команда сегодня включает более 100 человек.

Это второй по значимости народ России, который внес в историю страны огромную лепту и продолжает вносить. Мы хотим, чтобы на татар взглянули через призму современности, интегрированной с историей и культурой

«Про татар думают, что они колхозники. Это не так»

— Первая точка «Тюбетей (Tubatay)» открылась в непростое для экономики время. Но сеть начала развиваться очень быстро с учетом того, что это уличная торговля, с которой в Казани не все просто. Что нужно было сделать, чтобы получить разрешение на установку ваших точек продаж?

— Мы о трудностях уличной торговли тогда не знали. Знали бы, что в концепции города мало павильонов, не стали, может быть, заниматься уличной торговлей (смеется). Были сложности. Учимся на своих ошибках. Землю для первой точки у железнодорожного вокзала мы взяли в аренду. Изначально планировали на свои деньги открыть сразу три точки разного формата, а производить с кем-то, чтобы посмотреть, что людям больше нравится. Но кулинарные производства халяль, которые были тогда в Казани, отказались делать халяль-продукт, который нам хотелось создать. Именно домашний треугольник, по домашнему рецепту. Никому это не было интересно. Пришлось открыть всего одну точку, а остальные деньги пустить на производство. Понятно, что одна точка не в состоянии была окупить вложения.

— Сколько было вложено в открытие первой точки? И как быстро вышли на окупаемость? И какую часть составили собственные средства, а какую — привлеченные?

— На начальном этапе мы вложили около 6 млн рублей личных денег. На инвестиционную окупаемость этой суммы мы вышли в середине 2017 года. В ходе развития компании было реинвестировано очень много средств, и продолжаем реинвестировать.

— Вся концепция: название, дизайн, позиционирование — полностью ваша идея? Расскажите в общих чертах, что вы хотели донести до аудитории?

— Бренд, фирменный стиль, концепция и продукты «Түбәтәй» — полностью моя авторская идея. Дизайн интерьера разрабатывается нашим бренд-дизайнером и архитекторами. Наш авторский хит — кыстыбургеры с разными начинками. Это очень вкусное блюдо, сделанное на стыке классического кыстыбый с картошкой и всемирно известного бигмака. Есть также овощные, веганские и даже сладкие с лепешкой в какао, начинкой из творога и кусочками фруктов внутри. Идея кыстыбургера пришла в голову еще в 2014 году, когда был в Аравии, и укрепилась в 2016 году, когда я работал в суши-буррито-ресторане в США. Сейчас нас очень многие копируют и пытаются откровенно «сесть на хвост» и заработать денег. Это говорит об одном: наша идея работает и мы движемся в правильном направлении.

«Түбәтәй» — это про душевную халяль-еду, которой нас кормят наши бабушки и мамы. Название пришло спонтанно еще в 2011 году. Сначала захотелось сделать павильоны в форме тюбетейки, а потом уже решили назваться так. Тюбетейка — глобальный бренд Татарстана. Это визитная карточка татар и наши духовные ценности. Дизайн сделан с тонким намеком на татарский менталитет, нет вычурностей, нет прямых акцентов. Обычно про татар думают, что «колхозники» и что не умеем придумывать свое. Это не так, и мы хотим это доказать. Это второй по значимости народ России, который внес в историю страны огромную лепту и продолжает вносить. Мы хотим, чтобы на татар взглянули через призму современности, интегрированной с историей и культурой.

Я считаю, что мы все сотрудничаем. И с точки зрения построения системы примером для меня является «Аль Бейк», «Макдоналдс», «Бургер Кинг». Но на всем рынке я не знаю другой такой сети, которая бы популяризировала здоровую национальную еду халяль в современном формате

— Султан, вы довольно активны в социальных сетях. Какую роль вы отводите продвижению в Сети? И какие еще инструменты используете?

— Социальные сети — один из самых передовых инструментов на сегодняшний день. Но не могу сказать, надолго ли. Завтра все может измениться. Здесь главное — понимать действенность своего сообщения и аудиторию, которой ты хочешь это сообщение донести. А потом уже искать инструменты. Наша задача — популяризировать татарский халяль-продукт среди молодежи в том числе, а молодежь вся сидит в интернете. Поэтому мы активны в интернете. В продвижение вкладываем от десятков до 100 тыс. рублей.

— Кого считаете конкурентами в своей нише?

— У меня другая политика. Я считаю, что мы все сотрудничаем. И с точки зрения построения системы примером для меня является «Аль Бейк», «Макдоналдс», «Бургер Кинг». Но на всем рынке я не знаю другой такой сети, которая бы популяризировала здоровую национальную еду халяль в современном формате. И возможно, мы первая сеть в своем роде, которая двигает национальную халяль-кухню и культуру в целом на мировой уровень. Пока все не станут есть эчпочмаки также повсеместно, как роллы, мы не успокоимся.

«Люди обманываются и теряют доверие к халяльной отрасли»

— «Түбәтәй» — сеть халяль. Сегодня халяль — довольно популярный тренд. Иногда возникает чувство, что куда ни посмотри — везде халяль. Хоть владельцы могут и не придерживаться данной философии. Как вы к этому относитесь? И почему сейчас это так популярно?

— Это, конечно, минус для потребителей. Да и для отрасли минус. Люди обманываются и потом не могут разобрать, что халяль, а что нет. И потом в целом теряют доверие к халяль-отрасли. Тренд появился потому, что ислам быстро развивается. Антимаркетинг с терроризмом и «бородачами» тоже сыграл роль. В первую очередь, думаю, нужно образовывать людей, помогать им разбираться, что есть на самом деле халяль. Это ведь не просто продукты или сырье — это образ жизни и честный стиль ведения дела. От финансирования и отношений в компании до еды. Как выяснить это практически? Все производители обязаны расписывать состав продукта. В базовом понимании халяльный продукт — этот тот продукт, который не вредит здоровью. Он должен полностью исключать алкоголь и свинину.

— У кого закупаете мясо и продукты? Это татарстанские компании или есть и другие поставщики?

— Только у татарстанских поставщиков.

— Что касается штата. Вы набираете только мусульман или вера не имеет значения?

— Мы набираем всех. Но есть определенная корпоративная культура, которой человек должен следовать. Максимально желательно, чтобы у сотрудника не было вредных привычек, чтобы он не ругался матом. Мы поддерживаем добрую атмосферу. В ресторане на Кремлевской большинство сотрудниц — мусульманки. Мы разрешаем все, что нужно человеку по канонам религии. У нас есть молельная комната, по пятницам желающие ходят в мечеть. В качестве униформы для девушек обязателен платок. Когда девушка покрыта, меньше привлекает к себе внимания. Мы не хотим, чтобы у семейных пар из-за нас случались конфликты. В этом и есть суть платка.

На данный момент у нас около 10 партнеров в разных городах России и СНГ. Радостно, что халяльную кухню хотят развивать не только в Татарстане

Более 10 млн рублей в первый ресторан

— В конце прошлого года вы открыли первый в Татарстане ресторан быстрого питания «Түбәтәй». Почему решили перейти от уличных точек к формату ресторана? Оправдан ли этот выбор? Увеличился ли поток клиентов?

— Да, 5 декабря по адресу ул. Кремлевская, 21 мы открыли первый в истории татарский халяль-ресторан быстрого питания. Это уникальный проект в общепите, где есть четыре пространства: обеденная зона, семейный зал, современная чайная и трансформируемый зал с медиаоборудованием для мастер-классов и лекций. Всего 350 кв. м. И этот проект сделал точку на Кремлевской легкодоступной и удобной для всех жителей и гостей столицы. На открытии нас даже посетил президент РТ Рустам Минниханов и пожелал татарстанской сети «Түбәтәй» с такими ресторанами открываться не только в Казани, но и по всему миру, с соотечественниками за рубежом. Мы с самого начала развиваемся как первая сеть национальных ресторанов быстрого питания халяль. Причем быстрого именно в обслуживании, а не по качеству еды. Просто на чемпионат мира нужны были павильоны. Поток клиентов увеличивается с каждым днем. Думаю, что в этом году побьем все рекорды. К чемпионату мира по футболу мы представим новую эксклюзивную линейку блюд татарской кулинарии. Это будет новый тренд после нашего хита — кыстыбургера.

— Сколько вложили в открытие?

— Сейчас мы еще подбиваем цифры, на данный момент — более 10 млн рублей.

— Каков коэффициент оборачиваемости одного столика? Сколько человек посещают ресторан в день? Кто ваши основные посетители?

— В среднем сегодня нас посещают свыше 500 человек в день. В ресторане 130 посадочных мест. У нас едят туристы, студенты и все, кто рядом работает. Отрадно, что есть уже постоянные клиенты. Даже министры приходят. Очень приятно, что такие люди нам доверяют.

Задача — выйти на мировой уровень

— Вы продаете франшизу. Насколько хорошо в других городах была воспринята идея франшизы национальной татарской кухни?

— Мы не просто продаем франшизу, мы развиваем партнерскую сеть, чтобы «Түбәтәй» и татарская кухня халяль вышли за пределы республики. На данный момент у нас около 10 партнеров в разных городах России и СНГ. Радостно, что халяльную кухню хотят развивать не только в Татарстане. Особенно все в восторге от губадии.

— Какой у вас паушальный взнос, сколько нужно платить роялти?

— Паушальный взнос варьируется от 250 тыс. до 350 тыс. в зависимости от формата. Роялти колеблется от 0 до 2%, и только после выхода в плюс. Инвестиции в точку в среднем составляют 3—5 млн рублей.

Я хочу сказать, что нужно двигаться всем вместе. Только так, единым брендом, мы эффективно сможем донести уникальную культуру и ценности нашего народа до всего мира

— Были ли у вас случаи, когда пришлось расторгать договор франшизы с партнерами?

— Были случаи. Например, когда взяли точку и в проекте было задействовано слишком много людей. В итоге вышло так, что все пустили на самотек, не было ответственного, и мы поняли, что дальше так продолжаться не может. В основном, если взаимоотношения разрываются, то это происходит из-за недопонимания системы работы и обязанностей сторон.

— В дальнейшем сеть «Түбәтәй» вы планируете развивать по франшизе или собственными силами? И есть ли планы по открытию новых ресторанных проектов или совершенно новых направлений бизнеса?

— У «Түбәтәй» масштабные планы. Команда разработала глобальный план развития компании по всему миру, и в 2018 году мы даем ей старт, но я люблю говорить о том, что уже сделано. Поэтому обещать не буду. Просто скажу, что наших гостей, республику и единомышленников по всему миру ждет много сюрпризов. (Улыбается). Мы сейчас создаем уникальную модель халяль-компании, которая развивает национальную кухню и халяль-культуру и будет двигать ее успешно по всему миру. По поводу других проектов — пока нам надо встать на ноги на международном уровне, и только потом можно говорить о чем-то конкретном. Пока нужно сфокусироваться.

Я хочу сказать, что нужно двигаться всем вместе. Только так, единым брендом, мы эффективно сможем донести уникальную культуру и ценности нашего народа до всего мира. И спасибо нашим предкам, наша национальная кухня этого достойна! Как говорится, бергә без булдырабыз!

Беседовала Алина Губайдуллина, фото Максима Платонова
ОбществоКультураИнфраструктураЭкономика Татарстан
комментарии 28

комментарии

  • Анонимно 02 апр
    Сам же копирует западный фастфуд и, видите ли, его раздражает, что остальные кафе тоже самое делают.

    Лучше бы ответил, почему треугольник в "Тюбятей" такой маленький и всегда сухой
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    А тебя туда ходить заставляют?
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    Когда нечего ответить на критику, Сафин (или кто-то из его сотрудников) пишет в ответ "не нравится - не ходи". Султан, ты же напоминаешь Фатиха Сибагатуллина: "эй, вы, журналисты, вы - слуги, холопы, чтобы мне барину указывать". Или вспомните его возмущение гаишником, который оставил машину Фатиха за превышение скорости: "шпингалет, посмел меня, барина, остановить".

    Так вот Вы, Султан Сафин, точно также себя ведете. Не любите критику, любите только похвальбу и пиар, а когда делают справедливые замечания - в ответ злобно огрыззаетесь.
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    +100500. подобное хамство поражает. вот и весь культур-мультур.
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Мы с самого начала развиваемся как первая сеть национальных ресторанов быстрого питания халяль. Причем быстрого именно в обслуживании, а не по качеству еды.
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/92838-intervyu-s-sultanom-safinym-osnovatelem-seti-tyubetey
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    У него мама такие печет :)....
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Удачи этому парню
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    качество и вкус еды хромают
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    Переезжайте в свои области и ешьте свои пирожки
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    сами решим, куда переезжать и что есть. а вы пока подтяните культуру общения.
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    А ты орфографию и пунктуацию подтяни
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Бесконечный пиар у этого человека. Видимо дела не очень хорошо идут
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    А что вам мешает создать сеть вашей национальной русской кухни?
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Чтобы татары ни делали- всё плохо, А сами ничего сделать не хотят, да и не могут
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    причем тут "татары" -"нетатары"? вы почему все на национальности сводите? зудит что ли?
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    Это вы сводите
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    не нужно национальный вопрос ставить во главе угла . Люди пишут претензии относительно конкретного человека и его компании.
    национальность здесь абсолютно не причем.
    я был несколько раз, скажу не в восторге, более не хожу ,каждый сам выбирает что ему нравится ,а что нет. Ведь он силой никого не затаскивает туда.
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    Правильно, иди лучше в традиционный русский Макдональдс
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Молодец молодой человек, что то делает
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Кушать захотелось
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Молодец! Удачи во всех начинаниях! И не слушай нытиков диванных! Одно место с дивана не поднимут, но поучать и ныть...
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    скоро закроется. вот увидите. есть в его заведениях невозможно.
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    Представьте ел! Нормально, недорого! Травитесь в Макдоналдсах дальше...
    Ответить
  • Анонимно 02 апр
    Почему порции пипирочные?
    Ответить
    Анонимно 02 апр
    А я вот специально пойду и куплю. Потому-что наше, татарское. Вообще стараюсь покупать только у татар
    Ответить
  • Анонимно 03 апр
    Отличная идея, отлично цена/ качество, молодцы!
    Меня останавливает идея с платками, хочется ходить в светское заведение.
    Кстати, нормальные семьи не смущают сотрудницы без платков и адекватные жёны не ревнуют мужей к официанткам и поварам.
    Ответить
    Анонимно 04 апр
    Для меня платок - в первую очередь символ гигиены
    Ответить
  • Анонимно 12 сент
    Треугольники очень маленькие и дорогие. Дороже, чем в Бахетле.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии